artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Грустные и смешные истории . Цикл - 12.




предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/3067564.html


Отпуск в июле.

Часть четвёртая. Allegro Non Troppo.

Рассказ умиротворённый.

Итак, после недолгого размышления, с привлечением фактов, ощущений и предположений, я пришёл к выводу, что черноокая красавица имеет в лице своего мужа-картёжника типичного слабака, не способного к воспроизведению потомства, вследствие чего она искала во мне исключительно самца-производителя, и именно с этой целью внимательно изучала мои внешние данные перед свиданием.
Я на неё обиделся.
А как же?
Я-то всегда считал, что мои лучшие качества – это мой внутренний мир, мои знания, мои заслуги, а тут…
Тьфу на неё!

И постарался как можно быстрее стереть из памяти этот случайный, но замечу в скобках, весьма приятный, инцидент.
Приятный потому, что нерожавшая женщина, как правило, даёт неповторимые и запоминающиеся надолго впечатления сугубо интимного характера вследствие особенностей физиологического плана, в которые, я думаю, нет надобности углубляться.
Это и коню понятно, как утверждают в народе.

В правильности догадки я убедился чуть позже, когда мы с Виталиком вдвоём забежали на часок в кабачок послушать в сто пятьдесят десятый раз незабываемую песню про звёзд и невесомость на слегка заезженной плёнке.
Прибыли мы на этот раз без подруг, которые без согласования с нами испарились в дебрях Крымского полуострова, не оставив прощального "прости люблю целую вся твоя!"

Flag Counter



Нет, там сидела не Мурка, а моя странная черноглазка с мужем и ещё с двумя бугаями, которых я также запомнил по их крикам на лужайке:
– Я пас! А я вот вальтом! А даму трефовую видел! Нет, у меня туз!

Она была увлечена беседой с одним из здоровяков, мило ему улыбалась и, заметив меня, только лишь слегка кивнула головкой, не отвлекаясь от увлечённого ею нового, видимо, кавалера, который сиплым басом травил старый, как это море, анекдот!

Я понял, что её исследования продолжаются, опытные работы идут строго по плану и мои надежды на то, что где-нибудь, когда-нибудь, появится моё потомство, кровь, так сказать, от крови, плоть, как говорится, от плоти, преждевременны, напрасны и эгоистичны.
Эта женщина любит коллектив.
Согласно разнарядке и живой очереди.

Виталик тоже был слегка шокирован, но я его успокоил:
– У нас, дружище, демократия или где? Имеет право на обследование семенного фонда граждан! Флаг ей в зубы и пять футов под её килем! Жизнь продолжается!

Я не просто так выразился столь оптимистично. Я же не альтруист и даже не пацифист какой, или как говорится, не поцефист, чур меня, чур меня!
Просто я заметил в углу зала небольшую группку магаданцев, сидевших за столиком с размазанными по скатерти салатами и шестью бутылками водки, пять из которых были уже употреблены по назначению.
Трое мужчин за этим столиком уже мычали, стараясь попасть под звуки ставшего уже надоедать настырного шлягера, а две дамы толковали, видимо, о своём, девичьем.

Красотка-полукровка тоже заметила меня.
Я увидел, а точнее, почувствовал всеми фибрами, или чем там чувствуют, когда грудь набирает воздух, ноздри расширяются и на первом этаже твоего тела происходят непонятные пока что подвижки, имеющие строго направленный вектор в известном направлении, а именно к плавкам, причём ткань последних получает тенденцию к растяжению и даже, не побоюсь этого слова, к разрыву!

Короче, стало ясно, что надо срочно встретиться.
Но как?
Проблема состояла в том, что шестая бутылка на столике магаданцев стала удивительно быстро опорожняться, что привело к почти видимой глазу добавочной энергетике северян, начавших хватать за титьки несчастных женщин.
Мою визави домогался здоровый, под сто двадцать кило, раздолбай, как впоследствии выяснилось, муж этой удивительной женщины.

Кончилось пьянка тем, что я взял Виталика с собой и повёл его неисповедимым путём, вслед за окончательно упившейся компанией, побредшей мало-помалу из пресловутого ресторанчика.
Женщина не оглядывалась, но я видел, как она своей задней проекцией отслеживала мою траекторию. Это элементарно вычислялось по лёгким поворотам туда-сюда её прекрасной головки с короткой причёской, по внезапным торможениям её красивых ножек и по другим, менее заметным признакам, знакомым каждому охотнику за желанной дичью!

Внезапно вся компания резко отвалила направо в сторону моря, и лишь моя прелестница двинула в одиночестве к зданию жилого корпуса.
Я, приняв этот финт за подарок судьбы, пристроился ей в кильватер, попутно наущая Виталия методам поведения в аварийных ситуациях:
– Значит так, Виталя. Я прошу тебя покараулить входную дверь на случай опасности. Если увидишь эту пьяную толпу в радиусе видимости, свистни, пожалуйста, изо всех сил. Вот так!
И я свистнул.

Дама обернулась, приняла к сведению, что я следую за ней, и улыбнулась.
Улыбка очаровала не только меня, но и моего напарника:
– Слушай, а она ничего! Наверно, помесь бурятки с якутом!
– Не груби, товарищ! Мне ни к чему такие адские помеси! Ты должен уяснить себе, что помёт этих азиатских рас с добавлением северного сияния может дать только лишь какого-нибудь Кола Бельды, или как его там, который пел, что олени лучше!
А здесь мы явно имеем дело с женской особью неизвестного доселе племени солнцеликих и луноподобных, которых доселе не бывало ни в твоей, да и в моей коллекции! Эту жемчужину Чукотки я непрочь хотя бы единожды взлелеять на своей старческой и немощной груди! Так что, не забудь мою просьбу, свистни если что!

И я нырнул в подъезд.
Она стояла у лифта и явно ждала меня.
Мы молча поднялись на пятый этаж и молча же проследовали в её номер, предварительно осмотревшись по сторонам.

И тут я должен заявить следующее.
Молчание – это уникальный способ добиться намеченной цели! Дело в том, что разговоры, охи и ахи, выяснения семейного положения, количество произрастающего потомства – всё это чушь и вред для здоровья!
В таких экстраординарных ситуациях всё лишнее должно быть отметено с порога!

Начиная с верхней и нижней одежды.
Мы очень остро чувствовали цейтнот, а меня ещё очень беспокоил Виталий, которого я бросил в одиночестве!
Учитывая временной фактор, а также изменчивую курортную обстановку, которая в любой момент могла бы подсунуть нам сюрприз в лице пьяного мужа или ещё чего-нибудь, вроде дежурной по этажу, мы не тратили дорогого времени зря, а строго действовали согласно всем канонам внезапно вспыхнувшей страсти!

Усталые, но довольные, мы всё же перекинулись в конце концов парой слов:
– Тебя как звать?
– Люся.
– А тебя?
– Дока.
– Очприятно.
– И мне тоже.
– Ещё увидимся?
– Обязательно.
– Ну, пока.
– Пока.

Виталий перемещался мелкими шажками вдоль саженцев у входа в корпус по системе: десять шагов вперёд и столько же назад.
Я понял, что граница на замке! Часовой не дремлет.

– Ну, как? – живо спросил он.
– Двадцать пять, – ответил я.
– Что двадцать пять?
– А что как?
– Ну, вообще… как она? Хороша в койке?
– Виталик! Ну откуда мне знать? Мы же с ней на диване…

А между тем, на следующий день на моём горизонте вновь возникла блондинистая
Вика, которая, как потом выяснилось, с каким-то своим давнишним знакомым провела два дня в Ялте и Симферополе, потом она долго оправдывалась передо мной за то, что не успела предупредить; потом мы мило отплясали танго под неувядающие "Две звезды", причём, по воле случая, или же это была рука Фемиды? я заметил, что за одним столиком сидела и зло смотрела на меня черноокая красавица, сидевшая со своим картёжником-мужем, а из другого угла в мою сторону блестели и смеялись глаза магаданской пленницы Севера.

Потом мы весело спели вместе с Львом Лещенко про то, как две звезды превратились в две повести, потому что они все были в невесомости.
Или это пела А. Пугачёва?
Потом мы разошлись по номерам, а потом вообще уехали по домам.

Причём попрощались с соседом мы уже в Симферополе, откуда я решил на пару дней заскочить в Севастополь посмотреть на памятник затопленным кораблям в бухте, а мой сосед поехал прямиком в свой Краснодар. Или Армавир?
– Виталик! Привет семье. Жене в частности. Скажи, что у неё прекрасный муж.
– Ладно. И ты своей. Как она тебя терпит?
– Видишь ли, она считает меня гением. А с моей женой лучше не спорить!

На всякий случай, для интересу, Виталий попросил написать ему письмо или позвонить. Он хотел узнать через пару недель, не привёз ли я домой какого-либо прицепа в плавках?
Любознательный мужик, этот Виталик.
Но человек он хороший.
Правда, правда.
Tags: мои рассказы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments