artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Режиссёры есть? У меня сценарная заявка - 2.



Из моей книги "Циклотимия-бис"



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/5663325.html


Вокруг нас с шумом отодвигались стулья, народ поднимался и гурьбой валил из помещения, ковыряя в зубах, сморкаясь, громко переговариваясь, короче, мешая мне излагать свою позицию про любовь.

Но вскоре все стихло, только официанты шуршали вокруг, собирая объедки.
Я продолжил.
- Если подытожить вкратце те жуткие годы, то в сухом остатке получится следующее:
Призрачная то ли да - то ли нет - любовь к толстой Рите дала жуткую трещину, я оказался женатым, по случаю, на приятной, но нелюбимой женщине, выбранной по принципу полной противоположности предмету любви, на руках ребенок. Это семейный, так сказать, статус.
Здоровье вдруг оказалось подорванным вследствие душевных переживаний и значительных перегрузок на работе, наваленных на себя, дабы уклониться от горестных размышлений по поводу неудачной личной жизни. При том, что карьерные дела как раз шли в гору!

Flag Counter



- Ты не преувеличиваешь ли, Дока? Не сильно ли сказано? – заметил осторожно Друг.
- Да нет. Не преувеличиваю. Тоска и депрессия от несбывшихся мечтаний наложились на сумбур семейной жизни и привели бы к повальной пьянке, если бы организм позволил. Но, к счастью, он, организм, наложил вето и пустил расслабуху по другой колее, а именно, по распутной колее блядства и безотчетного поиска, методом тыка, женщины, способной утешить!
И стал я воплощать в жизнь этот метод рьяно и бескомпромиссно!
Вот, говорят в русском народе, пьем все, что течет и е@@м все, что движется. Пить я не стал, но вторую часть поговорки воплощал с невиданным дотоле рвением!

Я вам докладывал уже, граждане, о своих приключениях, поэтому повторяться не буду. Скажу только, что распутство усугубило подорванное здоровье, и я оказался на больничной койке.
Начались мои происки полового разбойника в лечебных заведениях, как то: в поликлиниках, больницах, санаториях и на курортах.
Караул, сколько персонала и больных женщин я перепортил! Но надо оговориться, к обоюдному удовольствию.

В результате всего вышесказанного я пришел к заключению, что моя жизнь полностью не удалась, что я ничего не достиг, и что я превратился из порядочного и приличного человека в полное ничтожество и ублюдка.
Да. Грустно вспоминать, но из песни слова не выкинешь.
Подведя черту под тем отрезком моей жизни, скажу, что выводы, сделанные мной тогда, были печальны и даже трагичны, потому что все чаще меня стали тревожить суицидные видения и мысли.
Все шло к катастрофе.
К сожалению…
Кстати, не пора ли нам уйти из этого заведения, а то на нас уже неоднократно и неодобрительно поглядывали служащие. Ого! Только наш стол не убран! Давайте сваливать!

- Э-э, нет! – резко сказал вдруг молчавший дотоле Старик, - врешь, Дока, не уйдешь! Давай досказывай! Я уже напрягся.
- Пошли тогда в холл, посидим тихо, поговорим, а потом пойдешь в свою секцию. Я, кстати, к тебе присоединюсь, - добавил Друг.
И мы перешли в холл, где тут и там выставили свои разработки известные израильские фирмы.
Мы побродили между ними, набрали проспекты, затем нашли мягкий диванчик, расселись на нем, и я продолжил.

- Итак, черта под моей жизнью была практически подведена и, как ни смешно и пафосно это звучит сейчас, я ждал конца. А признаки его уже неоднократно были налицо: в тридцать лет – скачки давления, слабость, дикие головные боли, бессонница и больницы, больницы ежегодно, санатории и прочие дома отдыха.
Пошла апатия и безразличие ко всему.
Налицо был жестокий кризис. Лодка жизни разбилась о натуральные и надуманные скалы.

И вот в таком прелестном состоянии я в очередной раз попадаю в больницу.
Да не просто в больницу, а в кардиологию, да не просто в кардиологию, а в реанимацию!
Привезли на скорой, и на носилках перетащили в койку.
Открываю глаза: матка боска!
Рядом, на пяти койках, увешанных приборами, проводами и мониторами, лежат бабки и дедки! Кто закрыл глаза временно, кто – практически насовсем.
Ух. Ох!
Да, думаю, крышка тебе, товарищ! Пи@@ец котенку, больше срать не будет!

Смотрю, напротив меня стоят две дамы в белых халатах.
Одна блондинка средне-статистической внешности, а вторая – брюнетка.
Внешность брюнетки необычна и впечатляюща: под белым врачебным чепчиком два огромных черных глаза, ярких, блестящих и белое лицо с нежным румянцем на щеках.
Смотрю ниже – фигурка экстра-класса, подчеркнутая белоснежным халатом в талию, и ножки!
Ножки – мечта.
Как говорится, брюнетка – то, что доктор прописал!
Запело-заиграло ретивое, но я его быстро уговорил: помираешь, вроде, дурак, лежи смирно и смотри на старушек – сам такой скоро будешь!

Дальше, други мои, началось чудо.
Откачали меня по-быстрому, выкинули из реанимации, перевели в палату, а я, как дурак, каждое утро шлепал к двери ординаторской, проверял, где моя брюнетка?
Потом с замиранием сердца слушал, как ее каблучки цокали по коридору мимо моей палаты.
Потом, набравшись храбрости (это я-то, сердцеед, на счету которого было ого-го сколько разбитых сердец!), я подошел к ней, чтобы спрогнозировать будущее моего соседа по палате, бедного сельского парня, которого глупые сельские лекари довели до полусмерти неправильным лечением.
Она сказала кратко и без эмоций: - Он умрет скоро.
Я отошел в шоке.
Реакция была такой: вот сверхчеловек, который спокойно раскладывает пасьянс нашей жизни и смерти! Эта женщина – полубог!

Я вам еще не надоел, господа-товарищи? Я ведь могу в таком духе долго рассказывать. Так что…
- Продолжь, Докушко, - пробурчал Старик, - надоест – тормозну тебя. Да и Дружище вон вылупился, слушает тебя внимательно. Пугаешь нас, дитятко! К чему бы это?

- Да ни к чему. В таком разрезе я еще не рассказывал вам свои былины. Ладно, уговорили. Итак, я продолжаю.

Окончание следует.
Tags: мои книги, мои рассказы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments