?

Log in

No account? Create an account

Доктор Лиза - 3. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

май. 1, 2016

10:30 pm - Доктор Лиза - 3.

Previous Entry Поделиться Next Entry



Из моей книги "Повести, рассказы, истории"



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/5747523.html

Мы шли по направлению к фуникулёру, который должен был опустить нас с небесной высоты городка Фира, а это, по официальным данным, двести шестьдесят метров над уровнем моря, на грешную землю!

Чтобы немного отойти от напряжения, вызванного рассказом Лизы, я взял на себя роль гида и стал излагать всю информацию, которую знал об этом удивительном острове и о нашем корабле, до которого нам придётся сначала спускаться фуникулёром, а потом добираться моторной лодкой, которая челночно курсирует от корабля на рейде до берега и обратно.

– Итак, – начал я, – я расскажу вам о месте, по которому мы сейчас имеем счастье топать!
Санторини входит в архипелаг Кикладских островов – это целый калейдоскоп небольших островков в самом центре Эгейского моря!
Их нельзя назвать очень уж зелеными, но они не уступают, а порой даже превосходят красотой многие места Греции.
Санторини, Миконос, Наксос, Парос, Иос.... и еще порядка двух десятков островов – они давно уже стали центром притяжения многих туристов, и нас в том числе.

Санторини – это греческий остров в Эгейском море, созданный в процессе вулканической деятельности.
Ничего, что я рассказываю наверняка известные вам сведения?

Flag Counter



Согласно греческой мифологии, Санторини – это ком земли, подаренный аргонавтам морским богом Тритоном, сыном Нептуна и Венеры.
Каллисти - такое имя дали этому острову аргонавты – «Прекраснейшая».
Существует версия, что Санторини – осколок исчезнувшей Атлантиды.
Минойцы колонизовали остров в 3-м тысячелетии до нашей эры, венецианцы, завоевавшие остров в 13-м веке, переименовали его в Санторини, в честь св. Ирины.

Остров стал местом одного из сильнейших вулканических извержений нескольких последних тысячелетий, произошедшего здесь около трёх с половиной тысяч лет назад.
Это извержение оставило после себя огромную впадину, окружённую многометровым слоем вулканического пепла, и стало, возможно, косвенной причиной крушения минойской цивилизации на острове Крит, расположенном в ста десяти километрах к югу отсюда.
Интересен городок Акротири – древнейшее поселение Санторини, которое появилось здесь около трёхтысячного года до новой эры – бывший древний минойский город с прекрасно сохранившимися древними постройками и настенной живописью.
Это коротенько об острове.

Света засмеялась.
– Может быть, тебе стоит переквалифицироваться в экскурсоводы?
– Нет уж, уволь. Я лучше по своей специальности продолжу. Экскурсовод – это интересно, но не для меня. Я привык к сидячей работе. Скоро буду, как орангутанг с геморройным задом ходить!
– Да, кстати, – вмешалась Лиза. – Сейчас лечат эту болячку без хирургического вмешательства. Несколько уколов – и всё в порядке. Так что, если…
– Да Света просто пошутила! – я испугался этого предложения. – Спорт, бег, ходьба – это наверняка спасёт меня от такой перспективы!

Мы посмеялись.
У площадки перед фуникулёром собралась приличная толпа с сумками и сетками.
Народ не терял время зря и отоварился всякой всячиной: безделушками, сувенирами и прочим мелким ширпотребом.
– Ну, поскольку есть время, я коротенько расскажу вам о нашем кораблике, если вы ещё не в курсе, – продолжил я.

Соорудили его в восемьдесят втором году. Длина сто тридцать семь метров. Девятипалубный. Двенадцать тыщ семьсот тонн водоизмещения. Пассажиров шестьсот пятьдесят, да экипаж – сто восемьдесят три человечка!
Экипаж, начиная с капитана Сидорова и кончая матросами, официантами и уборщицами - в основном одесситы с вкраплениями румынов и филлипинок.

Корабль переходил в разные руки вскоре после постройки: поляки, русские, немцы, а в последние годы его прикупил израильтянин, дав ему имя своей дочери Ирис, и приписав к порту Мальта, город Ла Валетта.
Так что мы не зря ходим под мальтийским фглагом (на белом фоне - красный крест с раздвоенными кончиками). Мальта - оффшорная зона без налогообложения, потому и приписан к ней.
Думаю, что не последними были и соображения безопасности.
В ходу на корабле три языка: английский, русский и иврит, ибо 70% народу, если не больше - это русскоязычные и русские с украинцами, коренных израильтян – процентов около двадцати.

Официантки и уборщицы получают 500 долларов плюс тип в месяц, матросы – 1500 зелёных, но работа – 9 месяцев без выходных по 12 часов ежедневно. Их мечта – попасть на американский корабль, там платят втрое больше.

На палубах - бассейн, джакузи, диско-бар, ресторан, салоны отдыха с хом-театром, стойки баров и т.п. Сервис - на высоком уровне. Каждый вечер дважды (для каждой смены) - шоу-представление. Высокий класс, ей-ей.
Балет (три девочки и мальчик), две певицы и ведущий - румын, виртуоз-музыкант -красивый тенор, бузука, гитара, греческие, итальянские, американские, русские, украинские, израильские песни - на английском языке.
На верхней палубе и в музыкальном салоне - израильские песни и танцы с израильским певцом и танцовщицами варьете.

– Вот это да! – воскликнул Алекс. – Спасибо, Дока. Я знал только половину из этой информации!

А между тем, подошла и наша очередь, мы сели в кабинку фуникулёра и поплыли вниз.
Вниз ехать пострашнее, чем подниматься наверх, особенно когда под кабиной сразу после отправления со станции не видно земли, а только двухсотметровый обрыв и море!
Кто-то завизжал в соседней кабине, кто-то запел.
Вид с воздуха на обрывистые скалы слева и справа, на корабли и кораблики, лодки и шлюпки, на берег и море был сказочный.

В моторке мы вдруг увидели двух бабуль, которых встретили на вершине Санторини.
Вид у них был жалкий.
Бабки были бледны, с синяками под глазами и смотрелись чуть живыми.
Пожалуй, такие тропки не для них.

Вечером, после отдыха в каютах и ужина, которому позавидовал бы Гаргантюа, мы со Светой отправились в музыкальный салон, где каждый вечер выступала русско-румынско-украинско-израильская труппа артистов, дававшая очередной концерт в дивных костюмах с перьями на головах танцовщиц.
Пели, как всегда, песни народов мира.
В общем, было интересно, красиво и весело.

Вдруг, в углу салона собралась толпа, повскакивавшая с мест.
Шум, суета и крики:
– Врача, врача!

Света вскочила и ринулась туда.
Я за ней.

На полу лежала одна из бабок – туристок-пешеходок, любительниц восходить в горку!
Бледная, с закрытыми глазами.
В полной отключке.

Столпившийся народ нёс чепуху, суетился, подкладывал что-то под голову и вливал воду в стиснутые вставные бабкины челюсти.
Всё, как обычно, в таких случаях.
Балерины и певицы застыли на сцене.
Музыка кончилась.
Уже пошёл ропот:
– Ах, ох, умерла, да как же так…

Рядом со Светой оказалась и доктор Лиза.
Вдвоём они стали щупать, слушать и просить толпу дать воздуха бабуле, которая, вроде, действительно вознамерилась отдать богу душу.
Лиза быстрым шагом ушла куда-то и вернулась буквально через три минуты, запыхавшись.

Я с ужасом смотрел на лицо бабули, не подававшее признаков жизни.
– Sic transit Gloria mundi – почему-то подумалось по латыни. Хотя латынь я никогда не знал. И Глория тут вообще была не при чём!

Я придвинулся поближе и увидел, что Лиза стала что-то делать с лицом полу-покойницы и с руками. Света тоже внимательно следила за её манипуляциями.
Алекс что-то подавал жене.
Я увидел, что это иглы, которые она принесла из своей каюты.
Разных размеров.
Вот она лёгким движением ввинтила иголку под нос.
Вот стала вставлять небольшие иглы в подушечки пальцев обеих рук.

Народ притих.
Кто-то побежал за судовым врачом.
Пришёл здоровенный мужик в белом халате, стал руками раздвигать любопытных, приблизился к Лизе и… кивнул ей головой.
Он её знал, выходит.
Мешать ей не стал, хотя взмахом руки подозвал медсестру с какой-то аппаратурой.

Прошло буквально несколько минут, и бабка зашевелилась!
Открыла глаза и долго смотрела на Лизу, манипулирующую иголками.
Наверное, подумала, что она уже там, наверху, и её держит в своих руках ангел.

Через некоторое время Лиза посмотрела на врача и кивнула ему.
Бабку водрузили на коляску и повезли из музыкального салона.
Концерт был смят лишь на некоторое время.
А потом снова запели и заголосили на разных языках.
Тут и греческий, и иврит, и английский.

Только мы ушли оттуда вместе с Лизой и Алексом.
Те пошли за бабкой в медсанчасть, а мы вышли на верхнюю палубу.
Вокруг было бесконечное море.
Тишь и гладь.
Только пенные буруны от корабельных винтов оставляли километровый след вплоть до самого горизонта.
Света молчала.

Вечером мы снова встретились с приятелями.

– Лиза, вы можете рассказать мне поподробнее об этом удивительном воскрешении, – попросила жена. – Что вы делали с иголками?
– Я применила сразу две методики.
Первая – это обычный укол в точку жэнь-чжун, которая находится под носовой перегородкой, в верхней трети вертикальной борозды верхней губы.
Вы врач и поймёте меня. По топографической анатомии это круговая мышца рта, артерия верхней губы, щёчная ветвь лицевого нерва. А показания следующие: шок, коллапс, обморок, тепловой удар. Думаю, на больную бабушку всё это навалилось сразу!
А вторая метода из су-джока.
Вы ведь слышали, что это за штука? По су-джоку, на подушечки пальцев обеих рук спроецирована голова человека. Иголки в подушечки – это предохранение от инсульта.
Вот так, если коротко.
А теперь уже можно применить и конвенциональную медицину. Чем, собственно, и занимается судовой доктор.

Вы идёте сегодня в диско-бар?
Там будет выступать тенор из трио "Меланхолия".
Богатый голос.
Идёмте с нами!