?

Log in

No account? Create an account

Стресс по заказу - 2. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

май. 17, 2016

07:11 pm - Стресс по заказу - 2.

Previous Entry Поделиться Next Entry



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/5799554.html

Пошёл к шефу, моему научному руководителю.
Так и так, говорю. Сплоховал я. Не будет у меня бумажки из комсомола.
Что делать, не знаю? Аспирантура, вроде накрывается тем местом, которым накрылся мост, когда в него провалилась кобыла задними ногами!

Шеф и спрашивает:
– А какие оценки у тебя за иностранный и за экономию-философию?
– Две пятёрки, – говорю.
– Сдай на пять спецпредмет, и с тремя пятёрками я тебя возьму в аспирантуру!
Хрен с ним, с комсомолом!
Беру на себя.

Flag Counter



Сдал на пять.
А теперь представьте, что было с моей головой на экзамене, если я знал, что надо сдать не меньше, чем на пять? Практически то же самое, что у Старого в МВТУ.
Вот так.
В таком разрезе.
Так сказать.
Ёж твою в перекись марганца.
Как говорится.
Давай, Дока, теперь ты.
Твоя очередь!

– Я вам, мне кажется, – начал я не спеша, для разгону – об этих случаях в моей бедовой жизни уже докладывал.
Но в розницу.
А сейчас попробую оптом.
Если не помешают воспоминаниям склеротические бляшки-мушки, поскольку это всё дела минувших дней, преданья старины глубокой, как сказал поэт.

Из всех случаев я хочу выделить два.
Первый из них произошёл со мной в Союзе во времена моей гремучей молодости.
И он, пожалуй, самый удивительный, поскольку объяснить его я не могу, а надо бы привлечь к разбору этого полёта как врачей-нейрологов, а может, психиатров, так и научную интеллигенцию, ведущую исследования в области работы мозга и нервной системы.
Не шучу.

– Ну, ты уже нас заинтриговал. Давай-давай! Только чур, не врать! – Старик мерзко хихикнул.
– Позвольте, сэр, ваш пук считать единодушным одобрением моего последующего выступления!
– Ты чего это, Дока, обиделся? Так я ж любя…
– Любить надо жену, а я просто рассказываю.

Итак.
Второй курс вуза. Второй семестр. Июнь месяц, если память не изменяет. Или июль. Не суть важно.
А важно то, что идёт сессия и грядёт убийственный экзамен по общей электротехнике. Убийственный потому, что доцент был зверь, наука сложная, а я был молод – каких-то девятнадцать лет!

Три дня подготовки к экзамену.
А у меня аврал! Надо придумать какую-то необычную… что-то такое необычайное… в общем, что-то из-ряда-вон-выходященское, потому как у моей девушки предстоит вскоре день рождения! А я ничего ещё не придумал на тот момент!
Ужас и караул. То ли стих сварганить, то ли цветы необычные достать, то ли с вышки прыгнуть, то ли ещё чего! Сами понимаете, девятнадцать лет… Какая, к херам электротехника?!
Да. Это была роковая ошибка. Не досадное упущение, а именно ошибка. Роковая!

Короче, стих был написан, цветы раздобыты, что для тех суровых времён было не так просто, учитывая стипендию где-то в двадцать пять рэ советскими тугриками.
А вот с электротехникой получилась досада. Точнее, засада.
Ну, не было времени подготовиться к экзамену! Ну, не было. Был занят.

С тем и прибыл на экзамен.
Получив законный неуд, я вышел во двор вуза.
Щебетали воробьи.
Трамвай шёл мимо, громыхая своими железными колёсами.
Из студенческой общаги разносились крики и мат.
Кто-то кого-то бил.
А я стоял во дворе, мысленно весь во власти чар подруги и в полной отключке от только что произошедшего.

Я уже докладывал вам, друзья мои, что доцент был зверь.
Но звери ведь бывают разные. Кого-то укрощают, кого-то бьют сапогом по голове, а есть звери, которых ничто не берёт. Они просто тебя съедают с потрохами!
Доцент был из последней категории.

Слава его, облетев студенческие уши всего вуза, мощным прыжком приземлилась на моей бедной голове!
Я понял, что влип по самую репицу!
Дело в том, что пересдавать экзамен дикому доценту, без памяти любящему свой предмет, было аналогично самоубийству из горячего оружия.
Сколько душ он зарезал, сколько погубил, боже ж ты мой!

Сколько студиосов вылетело из вуза из-за его мерзкой похоти по отношению к соединениям обмоток электромотора то ли звездой, то ли треугольником!
Никто не считал.
И вот я встал в эту жуткую очередь на электрическую Голгофу!
Ужас обуял все, без исключения, мои члены!
И, как следствие этого, про подругу я сразу забыл, включая день рождения и прочие пустяки, по сравнению с тем, что меня ждёт в ближайшее время!
А ближайшее время – это были три дня после конца сессии, за которые я был обязан пересдать этому сатрапу его любимую науку.
Три дня!
А дальше или конец света, ибо пересдать доценту было из области фантазий, либо прощай вуз, здрасьте вам, боевая советская армия с её дедовщиной и прочими прелестями!

Так мне казалось тогда.
Девятнадцать лет.
Поэтическая натура.
Что с меня было взять?
И вот я сижу дома и с трепетом смотрю на три полутетради в кожзаменителевом переплёте с записями лекций доцента.

Два пояснения.
Первое. Полутетрадь – это потому, что я разрезал тетрадку пополам, чтобы закладывать её во внутренний карман куртки на случай использования её в качестве компактной шпоры.
Второе. В самом начале семестра доцент сказал нашему потоку:
– Будете записывать мои лекции от и до – не нужны вам тогда никакие учебники! Сдавать мне экзамен только по моим лекциям! Ясно?

И я честно записывал все лекции. В своих полутетрадках. Это важно понять, потому что у меня в эти жуткие три дня был весь материал!
Огромный, естественно, за целый семестр, или даже два, уж не упомню.
Но был!
И ещё.
Он дал нам задачи для экзаменов незадолго до сессии, я их честно прорешал и записал в эти же свои полутетрадки.
Оставалось одно.
За три дня я должен был долбануть всю электротехнику семестра, да ещё и задачи пробежать глазами хотя бы.
Формулы, формулы, формулы и прочее из этой песни.

Вот такая диспозиция, как, вероятно, говорил Чапаев Вэ И, раскладывая картошку перед зачарованными сотрудниками своей дивизии.

И я стал долбать!
Ребята.
Почему я сейчас такой умный?
Да потому, что с младых ногтей я умел распределять своё время!
Час долбёжки, десять минут перерыв.
Час долбёжки – десять минут перерыв.
И так – двенадцать часов в сутки. Или четырнадцать, не упомню.
Короче.
Каких-то тридцать шесть или сорок два часа – и вся эта чёртова электротехника легла у меня по полочкам, а точнее, угнездилась в извилинах моего напуганного доцентом мозга!
Ребята.
Старик прав!

Ежели была бы у меня в коробке манная каша либо кость, вовек бы не запомнил всю эту электрическую хрень, зуб даю! В манной каше всё бы рассосалось, а с кости всё бы пососклизывало, так я мыслю себе!
Но главное не это.
Главное, что под воздействием ужаса перед доцентом все знания спрессовались концентрированно и компактно! Стимул был, что надо!

Дальше было вот что.
Приплываю я на переэкзаменовку, стараясь не расплескать знания, и сажусь за первую парту.
Сзади меня гудят от страха и шелестят шпорами мои горемыки-однокашники, тоже попавшие под смертоносную дубину любителя-ценителя электротехники в лице доцента…

Настолько чётко стояли в моей бедной голове страницы моих полутетрадок, что я просто видел их воочию, как вот сейчас вижу вас!
Тяну руку и говорю настойчиво:
– А можно мне отвечать без подготовки?

Доцент на секунду замер, как тигр перед прыжком, и ответил, сжав челюсти:
– Молодой человек! Вы уже получили одну двойку, хотите продлить это наслаждение?
– Нет. Не хочу. Но я знаю материал и мне не нужна подготовка. Разрешите?

Мне показалось, что у него поехала крыша, потому что причёска его шевельнулась ненатурально!
Мне также почудился лязг зубов и скрежет челюстей! Зверь готовился отведать мяско!

– Ладно, – говорит, – если вам невмоготу получить в диплом неуд, не имею права вам мешать!
Мне показалось даже, что из пасти его пошёл пар и закапала кровушка!

Но меня уже несло, как Остапа перед шахматным турниром в Васюках!

Я подошёл к его столу, сел напротив, взял билет и лист бумаги и сходу стал писать ответ по первому вопросу! Сходу!
Просто-напросто, у меня в голове, где-то в какой-то извилине, раскрылась на нужной странице моя полутетрадка, и я стал списывать оттуда строку за строкой! Списывать! А не вспоминать! Мысленно перелистнув воображаемую страничку, я списывал с верхней строки до самой нижней…

Доцент застыл.
Он не понимал, что происходит.
Глянув на мою писанину в течение пары минут, он приказал коротко:
– Следующий вопрос!

Я, без напряга, открыл в своей голове ответ на следующий вопрос, и, не поднимая глаз на обалдевшего учителя, стал заполнять лист бумаги сведениями из области электрических импульсов, плавно текущих от точки А к точке Б.

Через пару минут слышу команду:
– Следующий вопрос!
Я ему давай катать на бумаге следующий.

– А теперь задачу!
Я мысленно обратился к третьей полутетради на нужную страницу и стал списывать сверху донизу задачу.

Молчанка длилась недолго.
Доцент встал с места и громко сказал:
– Внимание, аудитория! Я работаю преподавателем в вузе уже двадцать шесть лет. Но ни разу – он поднял указательный палец! – ни разу мне не приходилось видеть нечто подобное! И в первый раз в моей жизни я ставлю пятёрку после двойки, с учётом, что она идёт в диплом!
И сел.
Расписался в зачётке.

И я пошёл.
Практически не понимая, что произошло.
Потом я узнал от ребят, что доцентище оказался хорошим парнем. Он пустил слух, что на авиационном факультете есть такой гений электротехники, которого он отродясь не видел!
Слава пошла за мной по пятам.
А зря.

Ровно через пару дней из меня вылетели все знания по предмету.
Листки лекционных записей в полутетрадках испарились из моей возбуждённо-скукоженной головы практически напрочь!
Я снова стал нормальным человеком.


продолжение следует