artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Менахем.




Из моей книги "Восхождение"



Книга Вторая. Глава тридцать шестая.

– Ты что здесь делаешь, Давид?
– А что тут можно делать? Работаю я здесь… А ты?
– Тоже, вон в той фирме, рядышком. Давно не виделись! Лет пять, а то и больше… Хорошие были времена. Интересные разработки делали, помнишь?
– Ещё бы не помнить… Но систему мы так и не сделали… Взяли вы тогда с Менахемом этого идиота, профессорского сынка. Программист хренов. Завалил всё дело!
– Да. Это начальник притащил его к нам, думал наладить неформальные связи с профессором. У него же сын учился тогда в Технионе, вот он для сына и старался… Как ты?
– Нормально. Недавно вспоминал вас с Менахемом. Как он?
– Так он умер. Полгода назад. Да-а-а… Жалко. Молодой ещё. Пятьдесят пять ему было. Рак.
И вспомнилось Давиду…

В девяносто третьем году сотрудники фирмы на бегу сказали Давиду:
– Пойдем грабить " Флейтек"!
– А это что? Где? И почему?
– Пойдем, узнаешь!

Flag Counter



Оказывается, развалилась очередная контора, и ему предлагали поживиться приборами, оборудованием и прочим добром, пущенным с молотка и приобретенным тогда еще супер-пупер-солидной фирмой, в которой он недавно стал трудиться после тяжелейшего психометрического экзамена, длившегося восемь часов.

Там Давид впервые и увидел Менахема, гендиректора разорившегося предприятия и нынешнего руководителя отдела разработок, то есть, своего Биг Босса. Удивляться особо не стал, так как живы были воспоминания о трудоустройстве провалившихся руководителей в Совке.
Невысокий, седой совершенно, толстяк, сорока четырех лет от роду, хотя внешне он тянул на шестидесятилетнего старичка приятной наружности.
Скороговорно-витиеватый иврит с пришептыванием и смехуечками.
Одет изысканно-отглаженно-начищенно-блестяще.
Всегда дорогие костюмы и почему-то всегда ослепительно-белые рубашки !
Всегда улыбка и чуть пренебрежительно-снисходительное отношение ко всем без разбора.
Хозяин жизни, да уж...

Дальше вспоминалось телеграфно.
Завалил дело этот начальник ровнехонько через три годика. Успел уйти по собственному желанию, не догнали.
В Кармиэле быстренько создал новую фирмочку, которая в судрогах скончалась через полтора года. Ее хладный трупик он продал Большой фирме, создав при ней как бы филиал со своей оригинальной (весьма и весьма!) тематикой.

После развала "Альфы" пригласил Давида и еще пару сотрудников некогда солидной фирмы, также развалившейся к тому времени вследствие мощной конкуренции японцев в странах Европы.
Эта новая фирма – как бы филиал – и была одной из первых в Стране, способствующих буму высоких технологий, попросту, хай-тека.

Она скончалась в корчах через два с половиной года. Спонсоры перекрыли денежные вливания после того, как поняли, что программное обеспечение разработки системы никуда не годится, ни в какие ворота не лезет и вообще, этого долбанного программиста-профессорского сынка вместе с гендиректором надо было бы убить ещё до их рождения, желательно в грязном абортарии!

Причем, постаревший и обрюзгший Менахем вначале оставался невозмутимо - весел и снисходительно-пренебрежителен ко всем подряд, включая спонсоров, которые вбухали в тот тогдашний проект два миллиона баксов, и чуть не разорвали его на глазах почтенной публики, сильно махая кулаками и истошно заходясь в крике, припадочно шумя: – Отдай деньги, зона мелухлехет! (грязная блядь, то есть). Первые полчаса.
Потом произошёл срыв.
Тогда, в первый и последний раз, Давид увидел своего босса почти что плачущим, с трясущимися губами, руками и коленями и сорвавшимся от волнения голосом, когда он, срываясь на фальцет, причитал что-то жалостливое и невнятное. Контраст с уверенным в себе саброй был разителен и малоприятен. Шеф впервые на публике потерял лицо.

После дикого скандала, который закатили боссу спонсоры, отобрав у него оставшиеся гроши, Давид явился к Менахему с предложением:
– А давай-ка, дорогой начальник, сделаем так. Я даю тебе в пользование с десяток своих патентов. Мы с тобой создаем контору. Это миллионные вложения, но и результат будет налицо, то бишь, калым или, в крайнем случае, навар.
Начальник сказал: – Покажи.
Давид показал.
Тот спросил: – Сколько лет надо мучиться, сколько народу надо привлечь, когда получим эффект и каков он будет?
Давид ответил.

Смотря на подчинённого внимательно, шеф улыбнулся покровительственно поверх ослепительно белой сорочки с какими-то модными рюшками и процедил такое:
– Слушай, Давид. Ты эти свои советские глупости брось. Ты мыслишь теми еще категориями, старыми: создать фирму, набрать народ, обеспечив его работой, автоматизировать трудоемкие процессы и прочие глупости...
Слегка опешив, Давид спросил: – А что это сейчас за новые категории, не советские?
Легкая улыбка, веселый взгляд и простой, до смешного, ответ дан был Давиду незамедлительно:
– В конце двадцатого века принцип прост донельзя! Сваргань - хватай - суй в карманы - и беги дальше, повторяя этот цикл регулярно, настойчиво и повсеместно. Всё! Это же так просто, дружок.

Потом было так.
Менахем построил в Хайфе виллу с крутыми заморочками.
Семьсот человек, из которых восемьдесят было из Америки, Франции, Бельгии и других бенилюксов, плясали хава-нагилу на свадьбе его старшенького.

Мерседеса на первом этаже виллы потеснил джип "Чероки".
Потом Давид потерял его следы, но ему рассказывали, что в Израиле шустрого начальника перестали серьезно воспринимать и не давали развернуться, и тому пришлось уехать в Америку, где он создал фирму совместно с какими-то то ли боливийцами, то ли бразильцами.

Но работу в этой первой хайтековской менахемской фирме Давид запомнил надолго. Он любил рассказывать об этом приятелям.

– Давным-давно, – начинал он, – пригласил меня шустрый шеф, бывший моим начальником в одной из развалившихся фирм, начать новое дело. Сначала он не сказал, что за дело, но потом, получив мою подпись о неразглашении в течение ближайших трех лет, раскололся.
По заказу одного из казино с мировым именем нам надлежало разработать некую систему, суть которой заключалась в оказании помощи этому заведению в противодействии слишком удачливым игрокам. Дело в том, что к тому времени были известны имена и другие личностные характеристики примерно десяти-двенадцати гениальных игроков с феноменальной памятью и безотказными методиками выигрыша в карточных играх, шпацирующих по всему миру и навещающих все казино для последующего отъёма тугриков из их жирных касс! Вот против подобных гениев и было направлено остриё этой работёнки! Ну, и ещё ряд побочных задач мы должны были выполнить.

Решено было начать с блэк-джека, или попросту с «двадцати одного». Перебор карт-недобор карт – вроде, нехитрая штука, а толковые ребята делали на этом миллионы. Которые, соответственно, и теряли эти самые казино!
А им не хотелось терять. И они заказали нам за полтора – два миллиона долларов в течение двух-трех лет создать умную оптическую систему с навороченным программированием, чтобы, значит, оградить свои карманы от этих толковых ребят с феноменальной памятью!
И мы взялись.

Коротко объясняю. В башмак – такую коробку с наклоном – закладывается шесть колод карт. Дилер вытаскивает по одной карте и раздает игрокам.
– Еще карту? – спрашивает он.
– Давай, – отвечает ему игрок.
– Еще? – опять спрашивает.
Недоберешь – проиграл, перебор – проиграл. Простая игра, а вон что получается! На кону-то сотни, а потом и тысячи долларов. За одни сутки через один стол в заштатном казино румынского города Бухареста, где мы отрабатывали кое-какие идеи системы, проходило тогда семьсот с лишним тысяч долларов! Одни сутки. Один стол!!
Идея разработки заключалась в том, чтобы выводить на мониторы казино всю игру и, при достижении критической точки, эту игру прекращать!
Критическая точка – это количество оставшихся в башмаке карт, порядок расположения которых может узнать, вычислить или разгадать по одному ему известной методике один из этих самых десяти-двенадцати гениев, разъезжающих по игорным заведениям всего мира и снимающих миллионные суммы в качестве выигрыша!

– Так вот, продолжал он, – мы разработали электронно - оптическую систему, позволяющую отслеживать проходящие через башмак карты и передавать информацию на монитор. Кроме этого, я установил скрытно в нескольких местах, в том числе и на игровом столе, видеокамеры, позволяющие вести наблюдение за лицами игроков даже на подходе к зданию казино с тем, чтобы выявлять этих гениев уже при их приближении к заведению! Осталось разработать программное обеспечение системы – и всё!

А пока что я взял с собой сильного электронщика, и мы полетели на наш полигон – в казино города Бухареста, что в Румынии столицей.
В пятницу сели на самолет и полетели. Все салоны самолета были забиты израильтянами. Как только я услышал крики, выражающие высшую степень удовлетворения и восхищения: – Ахла! Сабаба! – понял, что мои марокканские братья и сёстры облепили меня со всех сторон, и будут сопровождать до посадки. Почти всех их мы встретили в этом казино. Оказывается, полет на пару дней для игры в рулетку или тот же блэк-джек – дело обычное в наших палестинах!

Здание казино – это бывший дворец какого-то богатея. Ну а теперь – это дворец в квадрате, чуть ли не монте-карловский, правда чуть поменьше.
Шикарная широченная лестница, вся в позолоте, ведет на второй этаж. Там тебя фотографируют - получаешь карточку – и ты уже в картотеке этой конторы… Поскольку мы были почетными гостями хозяина – приехали работать на его фирму ведь! –накормили нас до отвала, причем нас двоих обслуживали четыре официанта в восемь рук!
Японцы, европейцы и израильтяне культурно развлекались у столов, просаживая безумные бабки. В течение двух минут японец на моих глазах просадил в блэк-джек триста долларов, слегка поморщился и двинул к рулеточному столу. Короче, бабки крутятся там немерянные. Хозяин рассказал нам много интересного о клиентах, о том, к примеру, как они стреляются здесь, и другие интересные штучки.

Так что, мы с электронщиком своё дело сделали, а этот гад-программист завалил всю богадельню! Жаль. Ведь, опробовав систему в Румынии, мы хотели установить её в Лас-Вегасе, для чего так старались и мы и спонсоры. Зря пару миллионов вбухали. На радость десятку шустрых гениев, промышляющих, думаю в разных казино и по сей день, дай бог им здоровьишка…
А Менахем потом погорел и там, и в Америке. Философия его хватательная, похоже, нигде не сработала и постоянно давала осечку. Хотя вру. Виллу-то с наворотами он сумел себе построить!
И вот Зеев, бывший когда-то заместителем Менахема по деловым связям, сообщает такую новость. Мир праху. Пусть бог будет ему судьёй.
Да.
Были, были в непростой жизни Давида разные начальнички…
Tags: мои книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments