?

Log in

No account? Create an account

Сочи. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

май. 24, 2016

09:02 pm - Сочи.

Previous Entry Поделиться Next Entry



Из моей книги "Восхождение"



Книга Вторая. Глава одиннадцатая.

В августе восемьдесят третьего, отправив жену с сыном на юг и получив какие-то премиальные, ты всё же решился поехать со мной отдыхать к морю.
Поехали мы в Сочи.
Обстоятельства сложились так, что ты выбрал момент, когда не надо объяснять жене, куда это ты собрался.
Я не знаю точно, как всё совпало, но понимала, что все нюансы сложились так, что ты, наконец, решился!

А я, кстати, в это время забеременела во второй раз от тебя.
Первый аборт я делала год назад.
А в этот раз, когда приехали, меня как раз тошнить начало.
Но так как мы были в Сочи двадцать четыре часа вместе, то оба решили проверить, а особенно ты, как это быть вместе, не разлучаясь: ты ведь боялся, что мы надоедим друг другу!

И ты мне говорил:
– Не может такого быть! Так хорошо нам!
Ты всё время об этом говорил.
И вот я вижу, что ты прилипаешь ко мне уже капитально, таешь на глазах. А тут ещё я беременная. У нас уже пошли разговоры, не оставить ли ребёнка? Я вижу, что ты сам тоже хочешь этого. На девяносто процентов. Но боишься чего-то.
А мне хотелось, чтобы ты на все сто процентов был уверен! Чтобы ты сказал:
– Да, Света! Я хочу этого ребёнка!

Flag Counter



...сказал, что принимал и принимаешь большое количество транквилизаторов, дозы лития и боишься, что это может отразиться на ребёнке.
И я считала, что ты, вероятно, быть прав, потому что это действительно могло сказаться на ребёнке.
Хотя рискнуть можно было бы.
Я была готова на этот риск.
Именно потому, что от любимого человека! Я всегда мечтала после тридцати лет родить второго ребёнка, только не от кого было рожать.
Пока с тобой не познакомилась и не полюбила.

В Сочи мы провели время шикарно!
Купались в море, ездили на экскурсии, были в Новороссийске, какие шашлыки мы там ели! Мясо с кулак на шампуре! Штук шесть кусков в порции, ах!
Музей героев в Новороссийске, где зал Брежнева.
Помпа! Четырежды, шестирыжды герой, ох, ах!
Цирк, конечно, с этим Брежневым, но при нём жили все мы спокойно и почти уверенно.
Годы застоя. Да…

Концерт Жванецкого.
Первый раз увидели его вживую. Зал "Фестивальный". Шикарный зал на воздухе, с видом на море.
Потом был этот ресторан на берегу моря.
Танцевали. Музыка, новые песни Пугачёвой, вошедшей в эстрадную моду.
Сейчас, когда слышу песни Пугачёвой, я вспоминаю этот период нашей любви, такой трогательный, нервный и жгучий период.

Меня тошнило жутко.
Питание было шикарным, я всё тебе отдавала, потому что есть не могла. Покупали фрукты.
Я привыкла покупать их не по килограмму, а чуть не вёдрами.
Ты смотрел на меня во все глаза. Лида тебя научила экономии на своём желудке!

Я познавала твой стиль жизни, как ты живёшь, как питаешься.
Недаром ты мне всё время рассказывал про командировки, где ты отъедался за полуголодную жизнь со своей женой…
Про гуляши, про жаркое, про рассольники. Мне это было дико слушать, но, побыв с тобой на курорте и увидев, как ты ешь, как ты хватаешь, и как мы покупаем дополнительно фрукты, и я видела, что ты не мог понять, это я действительно такая или специально всё это делаю, закармливая тебя? Ты всё проверял меня…

Идиллия была, конечно! Здорово мы отдохнули!
Про ребёнка мы говорили неоднократно. Я чувствовала, что тебе очень хочется, чтобы он появился на свет, видела, что ты не играешь, что ты хотел его.

А когда мы вернулись в Энск, ты опять повёл себя некрасиво.
Помню неприятный разговор на эту тему, и я поняла, что мне точно надо выбрасывать тебя из своей жизни!
Я старалась вновь анализировать, что это с тобой, потом поняла, что ты встретился с семьей, и все пошло снова по-накатанному! Ты не можешь переступить через себя!
Значит, надо рвать эту связь. И уходить в сторону!

Была у меня подруга, ты её помнишь. Марина. Она без образования, но мудрая от природы женщина.
И она гадала на картах.
Никогда в жизни я не обращалась к гадалке, а тут попросила её погадать.
И она мне стала рассказывать про тебя.
Она сказала:
– Света, он на распутье. Ему очень тяжело. Как никому из наших общих знакомых. Потому что у него очень развить чувство ответственности. Он очень переживает за жену, как она будет без него, она уже в годах, ей за сорок. То есть, по-человечески ты должна его понять.
Он идёт к тебе. Но идёт очень тяжело. Очень тяжело. Что будет в конце, я не знаю, но если вы будете вместе – вот карта! – он тебя ни с кем делить не будет, он тебя никому не отдаст, ни детям, ни внукам, ни друзьям! Ты станешь его собственностью. Таков его характер: сильный, бескомпромиссный и жёсткий!
Он мечтает, чтобы рядом с ним была такая женщина, как ты. А ты подчинишься ему, потому что ты его любишь!
Но во что всё это выльется, я не знаю.

Думаю, вот это да! Выбирать надо, то ли оставаться независимой, то ли подчиниться полностью? А потом подумала: ну, у меня ведь тоже характер! И у меня же работа ответственная, меня же уважают и даже боятся, что уж, он меня просто так подчинит себе? Я просто не верю, что меня можно укротить!
Хотя я на многое бы пошла, чтобы нам было хорошо.

Когда мы вернулись, ты стал говорить, что может быть, не стоит оставлять ребёнка, но сильно не настаивал.
Но снова и снова ты возвращался к тому, что уже восемь лет ты принимаешь литий, и это может повлиять на здоровье и навредить ребёнку. Боялся, что может получиться уродство какое-нибудь.
Это сыграло свою роль. Но не главную.
Я снова увидела, что ты опять колеблешься и ищешь аргументы, чтобы этого ребёнка не было.
А родить без твоего согласия, как многие делают, и в частности, твоя жена в своё время сделала, я не хотела.
Поэтому я пошла и сделала второй аборт.
Как я страдала от этого – это надо было видеть! Я переживала, плакала. Это решение далось очень нелегко. Но пришлось сделать.
После этого аборта у нас пошло отчуждение, мы стали отдаляться друг от друга.

Стали встречаться редко.
Я решила: всё! Я ухожу с твоей дороги. Я сказала, что не хочу быть твоим седуксеном, я убедилась, что ты приходишь ко мне расслабиться и снова уходишь.
Серьёзных намерений у тебя по отношению ко мне нет, мешать я тебе не буду. Живи сам со своими антидепрессантами! В которых, кстати, я уже решила, ты не нуждаешься.
Твои проблемы в тебе самом! Ты сам можешь что-то менять в своей жизни. Ты ведь сменил работу, как я тебе советовала в свое время.

Помнишь, в своих письмах из Москвы я писала тебе, чтобы ты сменил работу, сделал этот шаг! Ты тогда переживал, что у тебя стойкая бессонница, как ты сможешь работать после бессонных ночей, а пост у тебя ответственный?
У тебя ведь продолжительность больничных на заводе доходила до двух-трёх месяцев по три раза в год! То есть, база для беспокойства, естественно, была.
Я тебе говорила, что у тебя всё образуется, что не надо будет никаких больничных, всё будет хорошо, потому что ты будешь заниматься любимым делом и на высоком уровне!
Кстати, этот восемьдесят третий год показал, что ты действительно можешь выдерживать большие перегрузки на работе, учитывая, что домашние дела тебя ужасно тяготили. Хотя ты всё ещё боялся и впадал в панику, когда у тебя заканчивался литий.

(продолжение следует)