?

Log in

No account? Create an account

Почитайте. Мне понравилось. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

авг. 5, 2016

03:21 pm - Почитайте. Мне понравилось.

Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry



Про петухов и верность. Диалоги с уголовниками в электричке

Опухшие грязные пальцы неумело трогали экран смартфона. Я смотрел на них завороженно и пытался понять, чем же он так повредил большой палец, что ноготь свернулся трубочкой, и куда подевались остальные ногти с других пальцев...

...Пока я подбирал варианты, парень включил на телефоне шансон и принялся раскладывать напротив меня пахучий баул. В нем, похоже, была вся его жизнь. Парню было лет 30, крепкий на вид, с редкой бородёнкой. Трико, свитер, какие-то газеты, блокноты, документы... Соседи по купе смотрели на него с презрением и боязнью. Опасаясь, видимо, что он передумает и сядет не со мной рядом, а с ними. Они приняли его за бомжа.

Не успел металлический женский голос объявить «осторожно, двери закрываются», в вагон вошли ещё двое таких же помятых жизнью: молодой и старик. Молодой улыбнулся, показывая пеньки гнилых зубов, почесал огромный шрам на пол-лица и указал старику на моего соседа: «Отец, вот Дамир!» Дамир встал, обнял старика, пожал ему руку, помог уложить его скарб под лавочку. Лицо старика было похоже на мозг, из которого торчит небольшой круглый нос. Молодой подсуетился, и между ним и Дамиром был накрыт импровизированный стол: бутерброды с докторской колбасой, паштет, пластиковые стаканчики, чипсы, бутыль водки «Калина красная» и сиська «Кока-колы». Извилины старика зашевелились, образовали под носом форму лодочки, он залил туда свой стакан водки и занюхнул сальным рукавом. Дамир и молодой выпили и закусили бутербродами. Начался неспешный разговор. Я, чтобы не мешать, включил плеер и уставился в промерзшее и заклеенное наспех скотчем окно электрички.

Голые деревья и кустарники мелькали, сменяя друг друга, снег прикрыл грязь и черноту гниющих листьев. В конце вагона один за другим возникали продавцы всего на свете, попрошайки-цыгане с гармошкой, попрошайки-добровольцы из Донбасса с гитарой и песней про Крым, пахнущие Питером бродячие музыканты с вечным Цоем и его пачкой сигарет. Продавец мистических журналов и изданий, согласно которым нами давно управляют полунасекомые-ангелы и только правильное применение магической силы кошек спасет человечество от окончательного порабощения. «Правила применение кошек разных пород только в этом выпуске. Всё это могучее знание всего за 25 рублей»!



Ему дал денег даже мой сосед Дамир, до этого хитро улыбавшийся кровавыми, полными бессонницы глазами.

— Не знаешь какая станция была, не знаешь? — спросил меня старик, слегка тронув за колено. Я снял наушники, инстинктивно выглянул в окно, хотя там было уже очень темно.

— Наверное, Заветы Ильича. Но я не уверен. — сказал я и снова уставился в окно, пытаясь увидеть хоть что-то знакомое.

— Лысого проехали, — сказал старик своим товарищам.

— Дамир, расскажи отцу, как ты петуха на место поставил, — разулыбался молодой, пихая Дамира локтём в бок.

Дамир засмеялся и словно увеличился в размерах. Было видно, что ему очень хочется рассказать эту историю, но он хочет, чтобы старик тоже попросил.

— А что за петух? — откашливаясь спросил старик.

— Отец, да заехал к нам один. Вёл себя тихо, день-другой. Все было по совести. Делился с нами, и его никто не трогал. А тут по ящику показывали передачу про Ису, и он вдруг начал грязными словами выражаться. Сатанист оказался. Все молчат, а я не стал. Говорю ему: «Ты чё кукарекаешь там? Завали или у параши спать будешь, понял меня?» — рассказал Дамир, медленно делая руками жесты, чем-то напоминающие жесты кинематографического Сталина.

— Отец, а петух был здоровый, огромный был петух, но Дамир его — опа! — добавил довольный молодой.

— Молодец, — сказал не без гордости старик.

— Я сидел в Ташкенте, в Казахстане сидел, но такого там не было, а тут такой петушила вылез. Я думал, я его убью, но он обоссался и больше ни слова не говорил. Я сам не скажу, что верующий, я же татарин, но женщина моя по монастырям ездит, молитвы знает, она русская из Новосибирска. Она любит Ису, а тут этот кукарекать взялся...

— Молодец, уважаю, правильно поступил, — сказал дед. Снова выпили. Дамир достал смартфон. — Отец, Серёга, послушайте, это хорошая песня.

Из смартфона захрипел мужской голос и шум гитары:

«В памяти останется тот срок

Что у жизни счастье отобрал

Но жестоким вышел тот урок

Как бы не жалел и не страдал

Жаль, что розы в мае не цветут

Их когда-то так любила мать

Если жены и друзья не ждут

Только мама не устанет ждать».

Запись была такая, словно ее сделали в декабре на улицах солнечного Магадана на магнитофон «Электроника-302». Когда начался припев, я снова надел наушники и задремал. Разбудил меня Дамир.

— Браток, черви ползут, мы отойдём ненадолго, — сказал он, указывая на двух женщин контролёров в красных пуховиках и двух скучающих кавказцев в униформе с надписью «Охрана» на всю спину, — постереги наши места, ворон много, смотри чтобы не налетели.

— У тебя ведь есть билет? — уже уходя спросил Дамир. Я кивнул в ответ.

Через одну станцию мои попутчики перебежали в наш вагон и, довольные, вернулись на свои места. Дамир поблагодарил меня, предложил выпить с ними, я отказался. Они настаивать не стали.

— А ты что слушаешь? — вдруг спросил меня Дамир.

— Чехова. — ответил я, снимая наушники.

— Это который петух? — с подозрением, но не уверенно растягивая слова спросил молодой. Я молчал. Паузу прервал старик.

— Нет, петух был Чайковский. — успокоил молодого старик.

— А дай послушать, никогда не слышал Чехова, — попросил меня Дамир.

Я протянул ему плеер. Тот вслушался. Лицо его из веселого, стало напряженным и немного нервным.

— Хорошо мужик говорит. А что там за история, что с ребенком происходит? — спросил он меня.

— Один барин изменял своей жене с молодой служанкой, жена не знала. А служанка, когда её выгнали, стала шантажировать барина, мол, всё расскажет и просила денег. Потом вообще сказала, что беременна и что раз он платить не хочет, то опозорит его подкинет ему младенца.

— Сука — сказал молодой. Старик закашлял, а Дамир сосредоточился. Я продолжил.

— Барин возвращался домой и на крыльце нашел мальчика-грудничка. Взял его и подкинул своим соседям, чтобы не позориться...

— Козёл! — зарычал Дамир.

— Потом он вернулся и забрал ребенка, совесть замучила, отнес жене и признался, что это его ребенок. — продолжил я.

— Мужик, мужик. Чуть не запетушился, но Бог поправил! — сказал довольно молодой.

— А дальше я ещё не дослушал. — сказал я.

— Ничего, главное сына спас. — сказал старик. Дамир молчал. Волновался. Рассказ растревожил его, и он уже не выглядел таким бравым. Он потёр глаза и тихо заговорил.

— Я очень боялся, что моя меня не дождётся. Что ***** окажется.

— Ну она же дождалась? — спросил старик.

— Отец, да, она чистая, честная. Дождалась, не изменяла мне, люди за ней присматривали. Но я когда ее увидел — избил.

— За что? Изменила-таки? Не углядели? — спросил старик.

— Нет, она чистая. А за что — не знаю. Просто не мог сдержаться. Потом она ревела, я ее гладил и просил прощения. — сказал Дамир и прослезился.

— Ничего. Бог простит. — успокоил старик. Дамир поскрипел зубами. Видно, что он не закончил, но говорить ему очень сложно.

— А ведь у меня в Казахстане от другой сын остался... — процедил он.

— Ого! — взвизгнул молодой.

— Он там, а ты тут. Не хорошо. — проговорил, засыпая разморенный от водки и тепла старик.

— Я каждый месяц, пока был на свободе, посылал ему деньги. Есть работа, нет работы. Кровь из носа высылал 150 баксов. Клянусь!

— Молодец. — похлопал его по плечу молодой. Дамир смотрел то на меня, то на старика. Я ничего не сказал и снова посмотрел в окно. Старик тоже молчал.

«Следующая станция Хотьково» — сказал металлический голос.

— Наша, мужики, — сказал старик и, охая, вытащил из-под лавки баул.

Дамир собрал с лавочки крошки, стряхнул их аккуратно в карман, попрощался со мной и побрел в тамбур за стариком и Серёгой.

Я выключил плеер и уставился в тёмное окно...

Где-то далеко в лучах жаркого солнца несется быстрая речка Чирчик, питающая могучую тёзку Царя Дария — Сырдарью. По берегам речки расселись полчища камышей, мудрые вековые деревья сдерживают шум бегущей воды. Только они знают, что это вовсе не шум, а бесконечные истории слепых камней и валунов, лежащих здесь со времен сотворения мира. Камни говорят в надежде, что их услышат. В зарослях у реки притаился быстрый, как стрела, тювик, вот он подкараулил нерасторопного воробья и с хрустом переломал ему косточки.

Вдруг костлявый мужик в грязном сером фартуке заслонил собой свет, и речной мираж исчез. Мужик улыбался, словно Синигами; уловив мой взгляд, он начал кружиться в танце. От него воняло то кислой капустой и потом, то колбасой и алкоголем, то мышиным дерьмом. Когда он начинал хохотать, то источал запах хлорки вперемешку с лекарствами. Держа в руках блестящие щипцы и довольно пуская слюну, он шел ко мне, за его спиной была дверь с глазком, а под потолком маячила грязная лампочка. Он схватил меня за руку и потянул к себе, приготовив щипцы. Я вздрогнул и проснулся. За руку меня тряс контролёр.


источник

Comments:

[User Picture]
From:atsman
Date:Август 5, 2016 01:02 pm
(Link)
Гуд.
(Ответить) (Thread)
From:diabloforyou
Date:Август 5, 2016 03:51 pm
(Link)

Да, ничего. А Чехов, насколько я помню,  смешно закончился, это не его ребенок был.

(Ответить) (Thread)