?

Log in

No account? Create an account

Рай - Я. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

сент. 26, 2016

09:32 pm - Рай - Я.

Previous Entry Поделиться Next Entry




Сначала мы приплыли в Анталию.
Турки, рынок, золотые лавки, ломаный русский язык.
Отели. Море.

Ладно, проехали.
Не очень, чтобы очень.
Поплыли дальше.

Кстати, плыли на греческом корабле с греческой же командой.
Моряки, они же обслуга за все, они же официанты – вышколенные красавцы, гроза женщин, сама галантность.
И нечего было удивляться, что пассажирки всех возрастов масляными глазками следили за каждым их движением.

Потом был Родос.
Греция во плоти.
Порт, магазины, дьюти-фри в виде гигантского сарая, прогулки, поиски следов Колосса Родосского.
Потом на автобусе добрались до Линдоса.

Маленький средиземноморский курортный городок. Живет с доходов от туризма. Туристов – море. И мы туда же.

Прежде чем попасть к Акрополю, прошлись по узким улочкам с преобладанием белого и синего цветов.
Стены домов – белые, а рамы окон синие.
На так называемой станции долго соображали, ехать на подъеме к Акрополю на осликах или двигать ногами.
Но на этой ослиной станции так пахло ослиными же испражнениями, что, зажав носы, двинули походным шагом, теснясь во встречной толпе и не отвлекаясь на сладкие улыбки родосских гречанок, разложивших прямо на земле ковры, забитые белыми рукодельными кружевами разных размеров и фасонов.

Шли мы толпой человек в двадцать.
Я, сориентировавшись накануне, не обращал внимания на женский состав нашего отряда, так как не было повода.
Ужульканные жизнью дамы тащились, непрестанно вереща женскую чепуху и бойко перемещая иногда слегка, а чаще - слишком заплывшие жиром ноги, руки, задницы и другие части своих еще не старых, но уже крепко изношенных сорока-пятидесяти-и старше-летних туловищ.
У входа, кстати, платного, в Акрополь остановились передохнуть, испить водички на палящем солнышке.

Flag Counter



Подходит ко мне дама.
И говорит вполголоса:
- Неужто я так изменилась, Дока? Ты что, меня не узнал?
Я присмотрелся. Знакомые вроде бы черты проступали под слоем жира и краски.
- Рая, ты?

Да, это была та, которая много лет назад называла себя Рай – Я, напирая на то, что ежели желаешь побывать в раю – то вот она - я!
- А помнишь?...
- А ты помнишь?...
Нормальный разговор любовников при встрече через много лет.

Впервые увидел я ее много лет назад в магазине.
Она продавала парфюмерию. Красивая девочка девятнадцати лет.
Рыжеватые пышные волосы, большие зеленые глаза, обрамленные густо подкрашенными длинными ресницами, легкие румяна на щеках, абсолютно ненужные в девятнадцать лет. И фигура! Идеальная, по моим понятиям.
Потом я обнаружил ее, едущей со мной в метро. До моей же станции! Дома стояли рядом.

Ну!
Не перст ли судьбы, я вас спрашиваю?
Перст!
Я был молод. Недавно и неудачно женат.
Она холоста. Что еще надо для начала романа?
Почти ничего. Почти – это потому, что она вскоре выходит замуж. Но молодость и энергетика бьют через край, и, в отличие от «ключом по голове», бьют сразу по гениталиям! Как и положено в те наши годы. Я, кстати, был ненамного старше, лет на пять.
И пошло, поехало.

Но – только до определенной черты!
Резинку на трусах не трожь! Она желала, видите ли, отдаться мужу девственницей! Кому? Зачем?
В смысле, кому это надо и зачем ему это? Так я пытался ее уговорить. Бесполезно.
Точка.
Сказано – нет, и все!
Потом – да, только до свадьбы надо повременить.
Потом. После свадьбы. Сразу.

Потому что ты мне тоже очень нравишься, но так надо. И все!
Это она уже мне объясняла, когда на какой-нибудь лавочке я раздевал ее практически до нуля.
А дальше мертвой схваткой она сжимала себе ноги, а мне руки. Согласитесь, полностью стреноженная девушка и стрерученный молодой человек никак не могли состыковаться!
Это просто невозможно.
А что было делать?
Не насиловать же ее, хотя глаза лезли из глазниц, руки, так сказать, из рукавиц, а член – из яиц. Если так можно выразиться почти в рифму. В общем, хана.
Сразу не получилось.
Правда, потом, месяца через три после ее свадьбы мы встретились в койке. И это было что-то с чем-то!
Я тогда впервые крепко разругался с женой и ушел из дома. Сначала хотел податься на вокзал и уехать сгоряча к чертям собачьим, потому что довела она меня тогда почти до ручки.
Неважно чем. Сейчас я уже и позабыл, честно говоря.
Но тогда…
Выскочил из дома и вспомнил про соседку.
Дай, думаю, заскочу.
Потом вспомнил про мужа и заколебался.
Но я уже говорил вам про свое острое желание встретиться с моей продавщицей тет-а-тет, так сказать.
Поднялся на ее этаж, позвонил.
Если выйдет муж, думаю, спрошу какую-нибудь ерунду и отвалю. Да. Резвый я был по молодости. Запальчивый. Шустрый, короче.
Выходит она.

Муж в отлучке, мамы нет, сама в расстройстве. Что такое? Уже успели поссориться. Ага. То, что надо. То, что доктор прописал!
Рай – я.
Так она шутила. Так оно и вышло. А точнее, вошло. И вышло. Многократно и с криками, стонами, извиваниями, каплями пота и смятыми простынями. Как и положено в этом возрасте. Кгхм. И не только в этом.
Извините.

Потом стали встречаться регулярно, несколько раз в год.
Несколько лет. Думаю, лет десять.
Она сменила за это время трех мужей. Проблемная оказалась дамочка.
Тот – козел, этот – ленив, третий – груб, четвертый – пьяница….
Позволь, но ты же говорила, что три мужа? Откуда четвертый?
А, гражданский брак, так сказать. Понятно. Ну а сын что? Так он маленький, ему, вроде, все равно, была бы мать. Ага. Понятно.
Что меня тянуло к ней?
Пустая, вроде, бабенка. Но хороша, чертовка.
И секс! Ребята! Секс – классный! Она как бы отдавалась полностью твоей власти. Полностью.
До потери пульса!
Представьте полузакрытые глаза, блуждающий, невидящий взгляд сквозь слегка приоткрытые ресницы, потом эти страстные стоны, идущие как бы изнутри, из глубины, капельки пота на верхней губе и раскиданные по подушке шикарные волосы!
Я уже не говорю об ощущениях чисто контактных. Там вообще ….

В общем, встречались.
Но, кроме этого, не было ничего.
Голимый секс.
Она, правда, несколько раз пыталась намекать на возможность вариантов, но сразу натыкалась на стену!
Я и представить не мог, как и о чем с этой красоткой беседовать о жизни, встав с постели. Не о чем было толковать!
Ну не было общих тем.
Ее косноязычность, материальность, грубый практицизм и общая безбашенность отрезвляли меня каждый раз даже при минимальной настроенности моих мыслей в этом направлении!
Как ни странно, она особенно не напирала.
Ее, вроде бы, все устраивало.
Мы встречались, потом расходились, месяцами не виделись, потом, как будто бы ничего не произошло, встречались снова. Я думаю, я использовал ее в койке, а она меня - совершенно однозначно, без всяких там высоких прикрытий. Встретились, переспали, разошлись. До следующего раза.

И вот эта встреча у Акрополя в Линдосе.
Как и тогда, в молодости, наши каюты оказались на небольшом расстоянии друг от друга.
И вначале мелькнула мысль – а не попробовать ли здесь….
Потом я взглянул на женщину еще раз, уже под определенным углом, с грязной, так сказать, мыслью.
Передо мной хорохорилась накрашенная толстая дама уже не первой свежести. «Отцвели уж давно хризантемы в саду» - пропелось мне в мозгу.
Желание пропало немедленно.
А точнее, не возникло даже.
Она внимательно наблюдала за моей мимикой.
И все поняла.
Мы культурно распрощались.
На пароходе я до хруста отворачивал голову, завидев ее.
Она тоже не настаивала.
Сойдя с трапа корабля в родном порту, мы сделали друг другу отмашку ручкой.

Больше я ее не видел.