artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Первое грехопадение. -2.



Из моей книги "Повести, рассказы, истории"



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/101245.html?nc=16

– Следующим буду я! – Друг медленно выпустил дым из ноздрей, почесал затылок и задумчиво посмотрел в небо. – Собственно, я вам этот факт из моей биографии уже излагал. Так что извиняйте, если что. Но сам я иногда да вспомню. И потом, как старик Ромуальдыч, аж заколдоблюсь!

Рос я в Москве.
А в столице, сами понимаете, и вода мокрее, и девки созревают быстрее.
То, что нам доложил сейчас Старичок – фактически типично для подрастающего поколения. Я имею в виду не финку с шалашом, а совращение малолетних, анонизирующих в конвульсиях, мальцов более зрелыми девицами, у которых течка в период полового созревания имеет постоянно-прогрессирующую составляющую, извиняюсь за неприличное выражение, я имею в виду "постоянно-прогрессирующую"!

И вот однажды, в том возрасте, когда стручок, как изящно выразился Старик, начинает постоянно толкаться в свою штанинную оболочку когда надо и когда не надо, а практически постоянно, – меня позвал приятель такого же дебиловатого возраста, как и я, то есть, где-то в районе лет тринадцати, в возрасте бар-мицвы как раз.

– Я сегодня буду одну старушку уговаривать на палку. Не хочешь со мной, а то как-то боязно в первый раз?…
– А сколько старушке лет? – спрашиваю.
– Много. Лет семнадцать, – отвечает.
– Так зачем ей такие пацаны? Она может и со взрослыми спать!
– Дурак! От взрослых дети могут случиться, а от нас нет. Мы сами ещё почти дети! Она и не боится. А ей очень хочется. Она сама мне сказала. И просила тебя привести. Потому что меня одного ей мало. Так она сказала.
– Ну, пошли. Только ты первый!
– Нет, ты! Потому что она так сказала.
– А почему всегда я?... Как что, так я…. Ну, ладно.

Flag Counter



Помню, дело было в деревянном доме.
Вечерком.
Кухня с рукомойником, половицы, помню, скрипели.
И дверь в спальню.

Самое смешное, не помню, был кто-нибудь ещё в доме или не был, были какие-то предварительные разговоры или не были. Но что я точно, до деталей помню, что захожу я в тёмную комнатку, свет слегка льётся из окна.
Вечер.
Высокая, помню, кровать.
А на ней лежит девка. Лица я в сумерках не вижу, но чую запах духов и ещё какой-то специфический запах нижнего этажа женского тела!
Приятный такой. Волнующий. Возбуждающий.
Это я хорошо запомнил.

Молча берёт мою руку и кладёт её себе на пухленький лобок. На ощупь понял я, что она в трусиках. Пригляделся во тьме – по обе стороны от трусиков пажики идут к чулкам.
Я растерялся, помню. Что делать дальше – не знаю.
В школе мы это не проходили! Так и лежала моя потная кисть на чреслах. Недвижимо.
Девица покряхтела досадливо, положила свою руку поверх моей – и давай давить её и елозить вместе с моей по своему хозяйству!
Я, помню, вспотел.
Я старался не шевелиться, делая вид, что я тут не при чём, и что это она водит своей рукой.
Тоже молча, затаив дыхание, прислушивался к своим ощущениям, пока не почувствовал, что у неё стало там жарко и влажно.
Тогда она оттолкнула меня и показала рукой на дверь.
Я, съёжившись от переживаний, выскочил и мотнул головой дружку на дверь: заходи, мол.

– И что? – хохотнул Старик. – Сухим выскочил?
– Да какой там сухим! Текло. Выскочил, полный эмоций и поллюций!
– Ну! – подбодрил и я Друга. – А потом что? Добил ты её или …?
– Да. Потом мы продолжили.
Она меня зазвала через пару дней в этот же дом, там, оказывается, она жила с родителями. Родителей не было, уехали по делам.
Девица взяла меня за руку, повела к койке, разделась до рубашки и легла. Я примостился рядышком.
Она затащила меня на себя. Я лежал бревном, даже не эрегируя от страха и необычности ситуации! Поработав немного рукой с моими причиндалами, она приказала зайти туда.
Я зашёл.

Мужики, я эти ощущения даже и сейчас помню! То есть, никаких ощущений! Стручок болтался в проруби. До сих пор не пойму, как это могло быть! То ли мои размеры в те незапамятные времена были незавидного качества, то ли её размеры были чересчур чрезвычайны? – убей меня бог из пистолета, – не знаю! Но факт!
Видимо, по причине диссонанса, несоответствия ГОСТам и прочее, мы разошлись, как в море корабли.
Не видел я её больше в жизни.

Со мной всё ясно – я просто стеснялся своего позора. А её тоже понять можно: Нахрена её такая ручка в чернильнице, которая так болтается!
Вот такой мой первый позорный опыт общения в постели!
Но как раз его я и запомнил на всю жизнь!
Девственно чистый опыт. Без укоров совести и трагических последствий.
Приятный опыт для души, если не считать чисто отрицательных физических ощущений.
Как будто медведица подтёрлась зайчишкой! Да и выкинула его к чертям! Фу.

– Да не расстраивайся ты, Дружище! – поддержал я товарища в трудную минуту. – У меня ещё позорнее вышло. Щас расскажу, только тост вздыму по следам твоего выступления!
Давайте, братцы, хряпнем за первые сексуальные опыты в нашей жизни! Ведь именно они были самыми-самыми чистыми, потому как были первыми, исследовательскими, как говорится. Без всяких грязных и чёрных мыслей…
– А точнее, вообще без всяких мыслей! – вставился Старик.
– Точно! За чистоту экспериментов в нашей давней, безвозвратно ушедшей юности! Наука, так сказать, ради науки! – я не унимался. – Дадим бой пошлости! Вон, кстати, идёт дамочка и вертит кормой прекрасных и обтекаемых форм! Должен признаться, что сегодня я смотрю на неё с абсолютно матримониальными целями и алчными намерениями!
В отличие от того чистого и абсолютно прекрасного чувства чистоты и прекрасного, извините за тавтологию…

– Кончай трепаться, Дока! Твоя очередь!
– Понял. Уже начинаю!

(продолжение следует)
Tags: мои книги, мои рассказы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments