artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Главы, не вошедшие в первую редакцию книги "Восхождение"



Богодухов

К этому времени уже несколько студенческих сокурсников Давида защитили диссертации и работали в НИИ и ВУЗах.
Один из них, Гена Мальгин давно уже подбивал его к науке.
Были они тогда в городке Богодухове, на Украине.

А занесла их туда нелегкая по части военной переподготовки.
По военной специальности, полученной в университете, Давид был командиром взвода сто миллиметровых зенитных орудий.
В августе того года его вызвали в военкомат и предложили пройти переподготовку на ракетчика.
На Украине он еще никогда не был, хотя корни по линии отца с матерью были там, а кроме того, отвлечься от работы, побывать в новом месте, поесть фруктов – август ведь! – почему нет?

Была еще одна причина для радости от этого вызова: в отношениях с женой уже с год как пробежала кошка, причем размеры этой кошки с каждым днем увеличивались.
В голове прочно сидела мысль: что-то надо делать! Развод?

Мысль не оформившаяся, но постоянная и нудная от безысходности: подрастал сынишка, родной и смешной мальчонка, к своим трем годам доставивший и много радостей и много хлопот.

Flag Counter



В военкомате он и встретился с Мальгиным, спокойным добрым парнем, с которым вместе слушали лекции на одном потоке.
– Здорово, Давид!
– Привет, Гена! Ну что, поехали вместе, что ли? Веселее будет.
– Давай. Слушай, ты еще не защитился? Ты где работаешь?
– Я на авиазаводе, конструктора мы. А ты?
– А я вот в аспирантуре маюсь, пишу работу.
– Ну как, идёт? Сидоров вон, защитился. Он мне рассказывал, что вкалывает двадцать часов в сутки, ноги ночью в тазу с холодной водой держит, чтобы не спать! А-ба-лдеть! В гробу я видел такую науку, в белых сандалиях с ремешками!
– Да, упорный он парень, далеко пойдет, если не помрет в тазу этом! Но ты, вроде, способный шибко, чего торчишь на этом заводе?
– Не-е-е, неспособный я к таким подвигам. Ну да ладно, наговоримся еще на эту тему, у нас ведь впереди целых три месяца!

Небольшой городок Богодухов был известен в широких слоях узкого круга лиц тем, что в годы войны он дважды был награжден Железным Крестом за преданность фюреру.
Почти все взрослое население после войны было выслано в Восточную Сибирь сроком на двадцать лет, чтобы там оно подумало о неправильности своего поведения.

Срок ссылки бандеровцев заканчивался, и они возвращались на родину к моменту трехмесячного визита, по военной надобности, обоих приятелей!
И пришлось приятелям не раз любоваться на этих крупных мордатых стариков, во время регулярного патрулирования с офицерскими погонами на плечах, в сопровождении двух солдат-резервистов!

А городок был забит войсками. Сплошные курсы военной переподготовки! Офицеры прибывали сюда со всех концов страны, но в основном из Украины, Белоруссии, России, Латвии.
Было много кадровых офицеров, прошедших войну. Только двое, Гена и Давид были из Сибири, из Энска, что естественно, сближало.

Курсантов в шутку называли мобутовцами по имени конголезского президента, известного по песенке:
Мобута, Мобута, Мобута,
Зачем ты Лумумбу убил?
Мобута, Мобута, Мобута,
Зачем троих детей осиротил?

А называли так из-за странной формы, в которой щеголяли курсанты: офицерская шинель времен Великой Отечественной, офицерские погоны, солдатские пилотка,гимнастерка, брюки-галифе и... кирзовые сапоги!
Комендантские патрули в Харькове, куда наведывались приятели, подозрительно проверяли документы, ухмыляясь.

Кадровые офицеры-курсанты писали письма министру обороны Малиновскому, жалуясь, что боевых офицеров обижают, и не высовывали носы из Богодухова.
То, что в свое время писал Куприн об офицерской жизни в «Поединке» и других вещах на сто процентов проецировалось на советский Богодухов!
Пьянка жестокая!
Адюльтер, приобретший здесь характер обыкновенного блядства, усугублялся тем, что офицерские жены, не имевшие возможности работать по специальности, по причине отсутствия рабочих мест в захолустном городишке, и потому либо торгующие в магазинах, либо сидящие дома, изменяли мужьям направо и налево, используя ту немудреную ситуацию, при которой каждые три месяца курсы обновляются новыми мужчинами со всего Союза, вырванными из рутинного семейного круга.

– Слышь, мужики, – спросил как-то майор Фишкин, преподаватель курсов, заскочив как бы случайно в привокзальную пивнушку, где Давид и Геннадий отоваривались на всякий случай украинской горилкой с перцем, – не присесть ли нам за вон тот столик?
– Какой разговор! – зарделись приятели от высокой чести, удостаиваемой , по их ошибочному мнению, не каждого.
– Мне сто грамм и пивца кружечку! – быстро заказал майор.

Сели, выпили.
Майор, судя по веселому лицу и неадекватным движениям рук, не впервые сегодня промышлял около мобутовцев.
Командирская фуражка, чуть съехавшая ближе к затылку, обнажала отнюдь не сократовский лоб и крепко засаленные и давно не мытые волосы.
Рука, вначале слегка дрожавшая вместе с добротной кружкой, после опорожнения последней, быстро успокоилась и стала вальяжно перемещаться в надтарелочном пространстве, как бы комментируя рассказ захмелевшего преподавателя:
– Гляжу я на вас, молодые, здоровые, красивые ребята! Вам только баб драть да драть! Но вы полегче на поворотах, а то ломаете нам тут жизнь напрочь...

Майор закурил, обводя пока что осмысленными глазами собеседников.
– Про капитана Нефедова, небось, слышали? Нет? Ну вы, братцы, даете! Про Нефедова! Который... короче... Так.
Возвращается он как-то с учений часу в третьем ночи, а дома у его Людки двое из ваших, мобутовцев.
Посигали они в подштанниках из окон, Людке он, конечно, вмазал как следует, а поутру пошел и подал на развод.
А там, бац, передают дело замкому по политчасти подполковнику Васину, вы его знаете, он у вас матчасть ведет.
Васин – на дыбы! Как, мол, так? Офицер, коммунист, какой-такой развод? Да ты должен пример народу подавать, да ты должен сам в доме порядок навести!
– Так она блядь, не хочу с ней жить, – кричит Нефедов.
– Какой же ты коммунист, офицер? – орет замком.
Короче, не разводят их. А уйти ему некуда, однокомнатная квартира, да и ей куда податься? Они ведь оба детдомовские... Живут...
Тогда он начинает пить беспробудно, в запой ударился, думает, уволят из армии да и разведут на гражданке... Ан, нетушки, ему сдирают с погон одну звездочку, он – дальше пьет, ему – еще одну!
Так что сегодня он как вы – младший лейтенант, едрена вошь... чего не пьете-то?

С этими словами майор нетвердо встал, слегка качнулся и не попрощавшись, двинулся к следующему столику, за которым приятели без труда узнали своих соседей по взводу.
– Ханыга, – четко выразил свое отношение к майору Гена, – плати теперь за него, а он врет, поди...
– Да нет, похоже, правду бает начальник, – задумчиво сказал Давид, разливая остаток на донышке бутылки, стараясь не доходить до собравшегося там перца.

Начальник курсов учился заочно на четвертом курсе Харьковского Политеха. В личном деле он обнаружил, что Давид Шапиро, наряду с работой на заводе, еще и преподавал начертательную геометрию на вечернем отделении института.
– Лейтенант Шапиро, – слегка повысив невзначай звание, обратился он у себя в кабинете к Давиду, – вы преподаете в вузе?
Получив утвердительный кивок, мол, так точно, он перешел непосредственно к делу.

– Вот мое курсовое задание по теоретической механике, надо сделать проект! Срок-неделя. Управишься, лейтенант?
– Постараюсь, товарищ подполковник!
– Старайся, лейтенант! Наши порядки ты знаешь, положение в стране тяжелое, американцы зверствуют, мы все время в состоянии боевой готовности, понимаешь ситуацию, лейтенант?
– Так точно, товарищ начкурс!
– Я отдал приказ, учитывая ситуацию, никого не отпускать из расположения части! Кстати, у тебя есть родня или знакомые в Харькове?
Давид смекнул, куда ветер дует.

– Так точно, товарищ подполковник, есть сестра.
– Ну ты можешь, когда потребуется ехать в библиотеку, там или еще чего по курсовому проекту, заскочить на денек к сестре. Но только не злоупотреблять! Как понял, лейтенант?
– Так точно, всё понял, разрешите идти?
– Идите, материалы по курсовому вам передадут в казарму.

Так смышленый лейтенант получил отдушину за счет несуществующей сестры и, главное, проекта, который он в три дня подготовил будущему славному специалисту в области советской инженерии.

(продолжение следует)
Tags: мои записные книжки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments