artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Categories:

Стресс по заказу - 3.



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/6170611.html

...Но удар электротехникой был нанесён мне непоправимый!
У меня вылетела заодно вся моя любовь!
Видать, она сидела в тех же извилинах мозга, вперемешку с проводами обмоток электродвигателей, соединяемых то звездой, то треугольником, по мановению, с одной стороны, Яблочкова и Ладыгина, а с другой – Пушкина и Маяковского.

Это всё, друзья.
Исследования медиков по поводу моего задрюченного мозга сошли на нет и зашли в тупик, и я до сих пор не понял, что тогда произошло.

Но самое интересное, что аналогичную перегрузку я перенёс вторично, будучи уже в Израиле, когда поступал на первую в своей, уже израильской, жизни, работу.
По-моему, я вам об этом рассказывал, но не грех и повторить, поскольку вы, по-моему, в те разы невнимательно слушали, я помню…

– Обижаешь, начальник…– начал было Друг…

– Да ладно, ладно, уж и пошутить нельзя!

Flag Counter



После пяти месяцев пребывания в Израиле я закончил ульпан по изучению иврита.
Похоже, я сходу крепко взял ни на что не похожий язык моего древнего народа и даже устроил постановку какого-то древнего сюжета к выпускному вечеру нашей группы, взяв на себя функции, как автора текста, так и режиссуру.
О как!

Короче, выпускной бал прошёл успешно, то есть, напились мы, обмывая аттестат об окончании курса иврита, до зелёных соплей!

Но хватило сил договориться, что завтра к семи утра собираемся всей группой и едем в Хайфу становиться на учёт в лишкат авода, то есть, в контору по найму рабочей силы, на предмет постановки на учёт для приёма на работу.
Любую работу!
Потому как понаехало враз сотни тысяч инженеров, врачей, учителей и прочего интеллектуального сброда, которого здесь ждали мётлы, совки для мусора, а отнюдь не аспирантуры и прочие синекуры, как вы об этом прекрасно знаете, мои коллеги.

Но я же вас предупредил, что мы напились до чёртиков, а посему я назавтра не только не пришёл к семи утра, а только проснулся к восьми, да и то под напором звонка телефона, установленного на максимальную громкость!

Звонящий приветствовал меня на иврите!
Ёлька-палька!

Впервые ко мне обращался незнакомец на языке предков.
– Я, – говорит, – получил твой корот-хаим, то бишь, куррикулюм-витте, короче, трудовую биографию и желаю встретиться и потолковать за жизнь!

Я аж влип в койку!
Проспал на учёт для получения пособия по безработице, а тут…

– Лады, – говорю, – а ты кем будешь, господин хороший?
– А я, – отвечает, – есть самый большой технический директор фирмы…– и называет какие-то слова, которые я с непривычки ни хрена, конечно, не понял!

– Нет проблем, – говорю, – а как до вас добраться?
– Так и так, – говорит, – садись на автобус номер такой-то, езжай до Чек-поста, потом пересядь на автобус такой-то и прямиком к нам по адресу так-то и так-то. Понял?
– Понял.

Жену взял я для моральной поддержки и на случай мало ли чего, вдруг мне плохо сделается с непривычки!
Я же впервые в жизни в незнакомой ещё стране еду устраиваться куда-то – не знаю ещё куда!

За какие-то полтора часа добрались, с божьей помощью.
Жинку оставил в скверике у здания, а сам туда шмыг!

Встретил моложавый мужик, лет тридцати пяти, со стальными глазами и внешностью русского пацана из-под Вятки.
– Цвика – представился он. – Хочешь кофе?
– Нет, – говорю, хотя глотка от напряга заскрипела рашпилем по железу.
– Нужен переводчик с иврита? Я по-русску не знаю ни слова.
– Нет, – отвечаю гордо. – Вчера ульпан закончил!

Ухмыльнулся Цвика и просит:
– Скажи два слова о себе, а я послушаю, как ты шпрехаешь на нашем языке.
Я зашпрехал.
Конечно, я прихватил с собой все дипломы и в автобусе приготовил первые фразы своей автобиографии.

– Хорошо, – говорит, – это всё понятно, но это было там, в Руссии, здесь у нас коленкор совсем другой. Начнём с теории. Ответишь, пойдём дальше, не ответишь – дальше не пойдём. Согласен?

Рашпиль в глотке сделал оборот и проехался туда-сюда.
Я мотнул головой.

– Вот тебе задачка. Ещё раз напоминаю: это чистая теория. Установи тело в пространстве с точностью….– и тут он берёт лист бумаги и пишет:0, 00000000, то есть, ноль, запятая и ещё восемь нулей…

Я жду.
Он говорит: – Это всё. Такая задача.

У меня, видимо, во рту пошла пена, потому что рашпиль размяк и потёк в голову…

Я говорю:
– Как, то есть, всё? Какое тело? В каком-таком пространстве? Что за такая точная точность, объясни…

Цвика посмотрел на часы.
– Ну, я пошёл покурить. Через пятнадцать минут приду. Ты должен ответить, или… ты помнишь, что я сказал?

Развернулся и исчез с горизонта…
А я остался.

– Мамма мийя-ааа! – подумалось мне, – какой же я мудак! Почему я отказался от переводчика? Наверняка я чего-то недопонял! Не может быть, чтобы это было всё условие задачи!

Шок прошёл через пару минут. Я умею взять себя в руки. Как я тогда электротехнику доценту толканул, а? Успокаивал я себя ещё секунд сто, не больше.
Время-то тикало…

И вот тут, ребятки, скажу я вам, начался у меня натуральный стресс по заказу!
Нагрузка на мой мозг, кроме чистой техники, давила ещё и чисто психологическая: на труднопонятном языке! впервые в жизни! надо решить неподъёмную задачу!
По-быстрому!
Без единого намёка, не то, что подсказки!

Думаю, в этот момент нагрузка на витки была запредельной!
А "витки" – это словечко любил мой шеф из КБ в те далёкие времана, когда я был юным инженером, а он опытным конструктором.
– Шевели витками, Дока! – любил гудеть он басом, – включай виткам обороты и доводи их до белого каления!

Да.
Обороты я включил запредельные!
Короче, когда явился Цвика, рядом с его нулями я дал краткий ответ!
Прошло ровно двенадцать минут.
Он, падло, явился на три минуты раньше!

– Ладно, – буднично сказал он. – Правильно.
А теперь вот что.
Вон в той комнате сидит человек. Возьми у него схему прибора, который мы сейчас разрабатываем, со всеми данными, и расчитай, не перевернётся ли он под собственным весом, так как он несимметричен, и там ещё пара нагрузок, в общем, возьми схему, неси её сюда…

Я так и сел на копчик.
Дело в том, что последние лет пятнадцать в Союзе я был биг-боссом, и все технические задачи мне решали инженеры моих отделов и секторов, а в последний раз я решал такие задачки лет сто тому назад или даже сто пятьдесят…

Ёлка зелёная!
Как поведёт себя моя память?
Что она, драгоценная моя, вспомнит из этой… как её?... то ли теоретической механики, то ли из этого… как его… я с разбега даже забыл, какую науку использовать для таких задач.

Поплёлся в соседнюю комнату.
Сидит мужик. Русский. Ну, то есть, русскоязычный. Вы ведь знаете, что русскоязычных, особенно двадцать лет назад, в Израиле можно было вычислить раз-два! Галстук. Пиджак. Задумчивый лик. Причёска. Ну, в два счёта это было видно.

– Подскажите, пожалуйста, – говорю, – так, мол и так, дал мне шеф задачку, а я подзабыл и растерялся, из какого хрена лепить ему ответ: не теормех, ли случайно, или какой-либо другой предмет, да и вообще, как тут вот, понимаешь…?

Мужик глянул поверх очков и кратко отрезал:
– Не знаю.
И отвернулся гордо.
– Ах, ты… – думаю –… мать… ух… трах тибидох, – думаю….
Но взял схему и вернулся к Цвике.

– А вот, – говорю, – какие-то книжки … или ещё что? можно посмотреть…подготовиться?

– Какие-такие книжки? – спрашивает удивлённо, – вот тебе бумага, вот тебе карандаш, а голова – вот она у тебя! Давай, садись вот сюда и – вперёд!

Я сел, ребята.
Но тут хотя бы у меня было время.
Не то, что с телом в пространстве.
За часок я накропал странички три расчётов.
Напрягался, конечно, тоже, но цейтнота-то не было… да-а-а.

Всё сделал. Говорю:

– Не перевернётся твоя машина, не боись!

А он мне:
– Хорошо. Теперь иди к тому мужику, посмотри его расчёт, он мне сказал, что перевернётся!! Проверь. Если ты прав, докажи ему, чтобы он согласился. Если ты не прав, приди и скажи мне!

Ах ты, мать моя женщина, а?
Тут я понял, что тот мужик – мой конкурент на место, и этот, мать-перемать, Цвика сталкивает меня с бывшим соотечественником, который тоже гусь тот ещё, как он меня отшил с моей просьбой о помощи!

Такая вот закавыка, панимаишшш, выходит.
Промеж двух огней оказался я!
В самой что ни на есть, промежности!
Тьфу!

Но я уже успел озвереть.
Вы меня, ребята, знаете. Я милый и мягкий интеллигент, но это ежели меня не трогать за печень!
Не рекомендую, да-с.

Пошёл я туда, к этому кадру, проверил его, увидел ошибку, ткнул его носом, он сначала брыкался, мол, я – кандидат наук, я по-английскому вот этому учебнику считал, и вытаскивает, сука, из-под задницы английский том!

Я снова,уже без жалости, тыкаю его носом в расчёт, он мявкает, что да, ошибочка вышла, но он…

Я не стал его слушать дальше.
Вернулся к Цвике, сообщил, что сцуко согласилось, моя правда оказалась.

Тогда царственным жестом мой новый шеф показал мне на кульман и буднично сказал:
– Становись. Работай.

Кончилсь тем, что я отпросился у него до завтра, жена в скверике, мол, переживает, он дал добро, и со следующего дня я, получив инженерную должность, кинулся в омут передовой западной техники, в котором барахтаюсь последние двадцать лет.

Я закончил, господа.
А где же моя рюмка?
Она же тут стояла только что…
Кто спёр?
Tags: мои рассказы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments