?

Log in

No account? Create an account

Курортный роман - 1. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

июл. 7, 2017

05:17 pm - Курортный роман - 1.

Previous Entry Поделиться Next Entry



– Давненько мы не вспоминали свои курортные приключения, а, Дока?
– Давненько, однако.
– Это нехорошо, мне кажется.
– Так давай закажем водки и хвост селёдки и начнём, помолясь, а? Ты, Друг, не возражаешь?
– Насчёт водки с селёдкой возражаю, по поводу кобелячьих воспоминаний поддерживаю. Сегодня с тёщей поругался, назло ей тоже хочу повспоминать незабвенное!
Кто первый начнёт?
Ты или Старик?

К нашему столику подплыла симпатичная официантка-йеменочка и, переводя чёрные круглые глазки с одной физиономии на другую, подала три твёрдых переплёта с тиснёными буквами.

Внутри лежали листки меню, содержание которых и привело нас в этот милый и гостеприимный таиландский кабачок с его необычным и даже слегка загадочным ассортиментом.

Самих таиландцев наше строгое правительство попёрло на их родину с год тому назад, как нелегальных да ещё и с бизнесом нелегальным, остались лишь несколько суперклассных поваров-таиландцев, а прочие служащие были набраны из девочек-марокканок, которых вскоре тоже попёрли за профнепригодность, потому что они были ленивы, наглы и неряшливы, а набрали симпатичных йеменок, полек и русскоязычных, так что фирма слегка воспряла к нашему визиту!

Ехидный Старик полушопотом указал мне:
– Сегодня собачатину мне не заказывай! Не буду.

Ни одно из названий таиландских блюд не врезается мне в мою довольно цепкую память.
Ни одно!

Нет, вру. Кокосовый суп помню. А кроме него – провал.

Flag Counter



Мы ведь собрались не для запоминания блюд, а для воспоминаний!
А эти дела мы помним ой как хорошо!
И их не выдавить ни долгой супружеской жизнью, ни возрастом, ни поджидающим где-то за углом склерозом!

Итак.
Официанточка уплыла, мягко покачивая славненькой кормой, а мы ударились в прошлое!

– Вот, помню… – начал Старик, не сводя глаз с отплывающей кормы, – было дело в Крыму. Бой в Крыму, всё в дыму, как говорится.
Было мне тогда лет этак двадцать восемь – двадцать девять от силы.

Ведь что такое Крым, Кавказ в те незапамятные времена, как впрочем, и все другие курорты со своими санаториями, домами отдыха и прочими заведениями?
Бардаки-с.
Публичные дома-с на неделю, две недели.
Ну, максимум, на три недели!
Полный абзац, как говорится, и затмение разума!
Кусты – секс, номера в гостиницах – секс, тёмные уголки – секс. Всё, вроде бы, скрытно, но, с другой стороны, ясно, как божий день.
Его Превосходительство Секс!
Кстати, в стране секса тогда не было.
Я имею в виду, за токарным станком не было, на урожайных нивах не было, в шахтах, люди говорят, не было, и так дальше.

Он был на курортах Крыма, Кавказа, Балтики, Алтая … Хм.

Легче перечислить, где его не было. В кино. На ТВ. В театре. В газетах "Правда" и "Известия". Всё.
В остальных местах он был.
Присутствовал.
Поднимал свою наглую голову…

– Эй, товарищ, уймись! А то бокалы смахнёшь со стола. Давай к делу!

Официантка уже была здесь. Пара здоровых подносов была выгружена на наш столик. Стало веселее.

– Так вот.

В Крыму было лето.
Вот, скажите, вы бывали в Ласточкином Гнезде? В кабачке, там, на верхотуре? Вы заглядывали вниз с этой скалы? Вы видели эту прозрачную воду, которая совершенно не скрывала дна моря, по которому практически ползали рыбы разных окрасок и размеров?
Эх.
Мне вас жалко!

А ведь именно там я жал девушку Валю к дереву, листья которого лезли в глаза и нос, когда я впечатывал её в эту кору эвкалипта!

Валя была проста, как правда.
Симпатична.
Среднего интеллекта.
Но зато!
Помните мадам Грицацуеву? Арбузные груди и прочее?

Так это была как раз Валя.
В те далёкие годы мой вкус был не настолько изощрён, как сейчас, а потому я временами западал на носительниц лифчиков пятого и более размеров.
Что поделаешь?
И на старуху бывала проруха.
Хотя я был не совсем старухом, а вполне себе живчиком, практически круглосуточно готовым к … чуть не сказал: сексу!
Его же тогда не было ещё!
Так что я был готов к спариванию с любым туловищем-носителем лифчиков, резинок, застёжек, кнопочек, крючочков и прочей мишуры!

Но вы помните, что там, как я уже доложил, есть такой ресторанчик! А в нём в те времена было изобилие.
Вино-водочная продукция лилась рекой прямо сквозь зубы, закусон тоже был на уровне.

Так что, сами понимаете, когда я жал Валю к берёзе… ой, то есть, к дубовой или не помню сейчас какой коре, я был уже вызывающе хорош, и из меня топорщилось всё, что могло топорщиться, то есть, я имею в виду: платок носовой из кармана штанов, ручка-самописка-непроливайка из верхнего кармана рубашки, небрежно расстёгнутой в связи с жарой и влажностью, а также всё другое топорщилось, всё, что могло – после приёма вовнутрь разных шампанских вин, крымских вин из местных подвалов и даже, помню, некоего ликёра, который и добил меня окончательно, заставив потерять голову, а вместе с ней и последние остатки осторожности, бдительности и элементарного самосохранения!

Дело в том, что Валя была надушена тончайшими французистыми духами, которые, как вам всем известно, вышибают напрочь из головы все сдерживающие факторы, о которых необходимо помнить, будучи в опасной близости к женскому разгорячённому туловищу, при этом находясь фактически на открытой местности с одиноко стоящим дубом или не помню сейчас каким-то деревом!
Я имею в виду круговой обзор, позволявший видеть окружающим совершенно непотребные детали моих проникновений сначала под её кофточку, потом под её лифчик, потом под юбку с боковым разрезом и далее по указателю: Стой, не влезай, убьёт!

Короче.

Пьяному Чёрное море ровно по колено.
Валюша тоже не каменная.
И вот, стою я, хотел сказать, в лыжи обутый… под этим самым дубом или как его там...
И она стоит.
И всё стоит.
Даже волос приподнялся ёжиком. На голове.
Ну, вы грамотные, гормон стоит – это всё! Кранты.
Сливай воду, как говорится.

Слили. Оба.
Стоя. Спиной к дереву. Это я про Валю.

И что характерно!
Несмотря на отсутствие секса, как такового, в стране, проходящие граждане, кто с любопытством, кто с опаской, кто с завистью, проходили мимо!
И ни один, я подчёркиваю, ни один, не дал советы, назидания и наставления!
С лёгкими тенями улыбок.
Фланировал народ.

И всё, что мне оставалось в такой пикантной ситуации, это стараться одёрнуть сзади свой лёгкий плащ, по мере сил скрывавший самое интересное, что происходило в его, так сказать, недрах.

Я внятно объясняю диспозицию, друзья?
Вы вникаете в суть того, что со мной происходило в те прекрасные времена на берегу Чёрного моря, под звуки отдалённо звучавшего оркестра духовых, малодуховых и совсем не духовых инструментов.
Там, недалеко от места моей с Валюшей дислокации, находилась небольшая забегаловка с эстрадой деревянной постройки, так характерной для тех времён.

И единственное, что моя память могла упустить с тех времён, – это дерево. Дуб.
Ну, может быть, это был платан. Или сосна.
Но какая разница?

Разве это меняет моё отношение к тем неземным ощущениям: хорошее крымское вино, неплохая закусь и Валя.
Хотя, быть может, её звали Галя или Дуся. Или Таня.

Это не играет никакой рояли.
Так давайте же выпьем за … что? за кого?

– Ой, Старик, не морочьте мне головы! Выпьем за то, чтобы мы были здоровы! Лехаим!

(продолжение следует)