?

Log in

No account? Create an account

Продолжаю о чертовщине. - Дока. Инженер ваших душ.

июл. 18, 2017

09:22 pm - Продолжаю о чертовщине.

Previous Entry Поделиться Next Entry



Вчера вот здесь: http://artur-s.livejournal.com/6225793.html - я показал вам рассказ Евгения Минина из Иерусалима о казалось бы невероятном событии. Моя преамбула из вчерашнего поста:
Предисловие от Доки.
В 2007-м году вышла в свет первая часть моей книги "Восхождение"

Здесь в Книге Первой есть две главы - 7-я и 10-я под названием
"Человек в светло-голубом плаще"

http://artur-s.livejournal.com/77110.html?mode=reply
http://artur-s.livejournal.com/77908.html?mode=reply

В них говорится об инкарнации, реинкарнации и прочей мистике.
А теперь прочтите вот это, написанное в 2016-м году.
Что скажете?


И дальше даю рассказ Минина...

Показываю здесь главы из моей книги "Восхождение", на которые сослался выше.

Глава седьмая. Человек в светло-голубом плаще. Встреча.



Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply


И вот однажды, находясь в этом месте, я вдруг увидел человека в длинной одежде, странной и непонятной.
Он стоял вдали на крутом утесе, возвышающимся над рекой в ее излучине.
Человек опирался на высокий шест или посох, и его темные волнистые волосы до плеч развевались от ветра, спадая на длинный, до земли, то ли плащ, то ли накидку странного светло-голубого цвета, который в лучах заходящего и ныряющего в тучи солнца, менял оттенки от зеленого до фиолетового.

Он стоял в одиночестве и просто смотрел вдаль на реку, на ее пологий другой берег с песчаными отмелями и жидковатым кустарником, в живописном беспорядке окаймляющим их. Но удивительнее всего было легкое подрагивающее свечение, исходящее от человека и захватывающее все вокруг него - и большие валуны, и желтый песок, и резкие тени стоявших полукругом от него сосен.
Я решил подойти поближе к непонятному человеку, но все было как в тумане, хрупко и тонко, и казалось ненадежным - тронь, и все растает, развеется, пропадет...

Flag Counter



Закат показался мне не совсем обычным, под стать увиденному. Протер глаза, зажмурился, даже ущипнул себя за руку - нет, все осталось: и человек, и аура вокруг него, и странный этот закат!

Низко над землей стелилась темная туча необычной формы: она напоминала какую-то букву мистического алфавита, который я видел в какой-то старинной книге, но что за буква, что за язык - забыл, стерлось из памяти. Внутри этой буквы плавилось солнце, но это был не обычный багровый диск закатного солнца, а разлившееся на полнеба яркое бело-желтое свечение с розоватой окантовкой по контуру.
Выше, в светло-голубой полосе неба, постепенно переходящей в обычное темно-синее, плыли кучевые облака, над которыми летели легкие перистые, как бы создающие росчерки странных размашистых знаков!
Прошло не более десяти минут.
Человек все также стоял, но картина резко менялась вслед за стремительным заходом светила. Тучи меняли форму, яркое свечение гасло, и с ним тускнели краски на небе и вокруг незнакомца на его утесе.

Потом все исчезло.
На следующий день я добрался до бора пораньше и занял свое место напротив утеса. Каково же было мое разочарование, когда я не увидел там ни человека, ни желтого песка, ни валунов! Лишь красивые высокие, мощные сосны слабо покачивали своими верхушками, отдаваясь порывам сибирского ветра.
Краски были привычными, небо обыденно позволяло ветру гнать по своему бескрайнему простору облака вперемежку с тучами, а солнце еще высоко стояло, то скрываясь за ними, то вновь показываясь, как будто смеялось надо мной!
Так, в ожидании, я провел немало часов, то раздраженно глядя на часы, то подгоняя глазами издевательски яркое солнце, предполагая, что все может повториться позже, на закате...
Я все надеялся, что если начну все сначала и точно найду место, с которого увидел человека в ауре, то снова увижу его, и потому зачастил в Гурьевский бор, причем старался попасть туда примерно к тому часу, когда увидел его впервые. Вначале я предполагал разное: то ли это мне привиделось, то ли это был сон, но все же потом я понял, что все, что я видел - это явь!

И утвердился в этом решении окончательно, перечитав свои записи, сделанные несколько лет назад на алтайском курорте Белокуриха.
В то время, выйдя из больницы после всех этих пункций и уколов с таблетками, я был сильно ослаблен и страдал от жестокой бессонницы.
В Белокурихе мне подсказали адрес бабки, которая якобы ставит на ноги чуть ли не покойников. Вначале я посмеивался, но потом решил попробовать - не убудет! Бабке стукнуло восемьдесят девять, похожа была она на ожившую мумию из Киево-Печерской лавры, которую я созерцал как-то во время одной из командировок в Киев.

- Заходи, милок, гостем будешь, а бутылку поставишь - хозяином станешь!- встретила меня бабуля. Интересная постановка вопроса, - подумал я, и попросил помочь в моей беде.
Под потолком в ее покосившейся халупе висели вениками десятки разных трав, но она вытащила из старого комода куски смолы и, понюхав, протянула их мне.

- Это мумие, оно тебе подможет, милок. Вот, прочти, что пишет обо мне в газетах,- она протянула несколько вырезок, я взял отрывок из газеты « Известия», которым доверял, и прочел о том, что бабкин сын на все лето, месяца на три, уходит в горы, лазит по скалам и там, в недоступных местах собирает это самое мумие, которое образуется за десятки или сотни лет из кала летучих мышей вкупе с минералами этих самых скал, а в результате получается вот этот вот продукт, в котором имеется двадцать пять элементов таблицы Менделеева!
- Я, бабуля, должен пить это мышиное говно, значит?- расстроился я.
- Попей, голуба душа, попей, точно поможет!
Короче, стал пить я говнецо, подбирая дозировки, и были моменты, когда виделась мне после этого всякая чертовщина. Это один момент...

Глава десятая. О медитации, аутотренинге и инкарнации.

... Второй момент заключался в том, что в той же Белокурихе я проходил сеансы аутотренинга с медитацией у тамошнего зав. отделением, пожилого, поджарого доктора, который был здоров как бык, потому что каждое утро вставал спозаранку и до работы успевал пешком делать до десяти километров каждый божий день! И эти сеансы мне здорово помогли, вероятно, вместе с мумие, разведенным на спирту, такой вывод я сделал тогда.

И помню, что дело доходило то ли до галлюцинаций, то ли до состояний, которым я в те времена не нашел разумного объяснения.
Но недавно я достал конспекты лекций этого доктора и вычитал там интересные вещи, очень подходившие к тому, что я увидел в Гурьевском бору!

А в лекциях доктора было много информации по этому вопросу:
«...Медитация базируется на отключении от материального мира и перехода в духовный... Техника медитации основана на повторении про себя своей мантры, что позволяет вступить в контакт с Единым Полем Сознания...
Мантра - это озвученное духовное начало, астральное имя, в частности, особое сочетание звуков... В состоянии медитации совершаются астральные путешествия: можно перемещаться в своем тонком теле, пока грубое тело пребывает в трансе... Можно побывать в прошлом и в будущем, контактировать с прошлыми и будущими цивилизациями, встречаться со своими космическими наставниками. Происходит расширение сознания, постижение и осмысление тайн мудрости древних и раскрытие своей Божественной Духовной Сущности...
...Более того, медиумы способны к реинкарнации, то есть, к погружению в предыдущую жизнь. Реинкарнация означает трансмиграцию нематериальной бессмертной души из одного тела в другое. Она не является вечным циклом рождения и смерти. Она может быть остановлена возвышением нашего сознания на духовную платформу вне материальных условий, включающих действенность рождения и смерти...
Медитация - это глубокая концентрация на абстрактных идеях и размышления только о них... При достижении определенной глубины медитации приходит удивительное состояние слияния с чем-либо великим, прозрения огромной истины с ощущением переноса себя в другой мир, другое измерение... При этом все вокруг становится нереальным, странным, и деревья, и лес, и зима, и лето...»

В эту ночь я почти совсем не спал.
Голова просто раскалывалась, никакие анальгетики не помогали, седуксен не давал ни успокаивающего, ни снотворного эффекта.
Я решил спастись бабкиным мумие, но, видать, перебрал, отхватив больший, чем надо кусочек смолы. Голову стало просто разносить!

Еще с вечера синоптики грозились гигантскими солнечными протуберанцами, которые адски влияют на магнитные поля Земли, а те, в свою очередь, гробят своими скачками сердечников, инсультников и таких психов, как я!
В общем, я понял, что в постели ловить нечего, день был субботний и на работу идти не надо, а потому решил с рассветом двинуть в свой любимый Гурьевский бор, чтобы на свежем сосновом воздухе поразмышлять о жизни, о своих болячках и малость развеяться после такой тяжкой ночи.

В лесу было просто классно!
Накануне прошел дождь, и воздух был свеж и напоен сосной. Птички своим чириканьем наполняли пространство звуками просыпающейся энергичной и бесконечной жизни. Быстрым шагом я добрался до заветной лавочки, сел и, поскольку головная боль не проходила, а лишь притупилась, стал смотреть вдаль, в сторону горизонта, пытаясь расслабиться и ни о чем не думать.
Легкий туман исходил от реки и, поднимаясь вверх, таял на уровне лесистого утеса, где я видел человека в ауре, а выше растворялся в чистом синем небе, которое подпитывало свою голубизну яркими лучами восходящего солнца. Чтобы унять не проходящую головную боль, закрыв глаза, я стал вспоминать текст аутотренинга, рекомендуемый белокурихинским доктором:

- Я спокоен... я совершенно спокоен... меня ничто не тревожит, не беспокоит, у меня ничего не болит... мне приятно и легко... тепло легкими струями перемещается к кистям рук и ступням ног... Я совершенно спокоен... У меня расслаблены мышцы лица, мышцы глаз, мышцы шеи... Расслаблены плечи, руки, грудь... живот... ноги... Плечи, руки... так, это я уже говорил... Я...плыву... Приятно... Глаза закрыты... Открой глаза... открыть глаза... глаза...

Я открыл глаза.
Передо мной на утесе в легкой дымке стоял человек и смотрел в мою сторону. Его одежда была той же, что и в прошлый раз, но в рассветном воздухе она сверкала и переливалась при ходьбе.
Он пошел ко мне!
Он шел прямо, не обходя препятствия вроде камней и бугорков, а как бы пронзая их ногами, шел, плавно покачиваясь в такт мерно поднимающемуся и опускающемуся посоху в правой руке.

Я сидел в оцепенении, схватившись руками за прохладные брусья скамейки.
Не дойдя каких-то пяти метров, он остановился.
Нас разделяла то ли пелена, то ли прозрачная незримая стена, но я чувствовал, что есть какая-то плотная субстанция на неощутимом рубеже. Я вгляделся в него, и дрожь прошла по моим ногам.

Там стоял я сам!

То же лицо, что уже надоело мне каждое утро, когда при бритье я гляжусь в зеркало, тот же взгляд, короче, копия! Лишь одежда странная: этот плащ до земли, белый длинный платок на голове, ниспадающий до пояса, да посох из полированного дерева со странной витиеватой резьбой по всей длине.
- Ты кто? - спросил я тихо пересохшим вдруг ртом.
- Я - это ты! Разве не видишь?- с усмешкой ответил он.

От Доки.
Ну а выводы постарайтесь сделать сами...