?

Log in

No account? Create an account

Сиеста в Барселоне. - Дока. Инженер ваших душ.

авг. 2, 2017

09:35 pm - Сиеста в Барселоне.

Previous Entry Поделиться Next Entry




Листал я недавно свои записные книжки, которые веду со студенческих лет и наткнулся на эту запись:

«Испания: сиесту отменили
30 декабря 2005, 10:11
Правительство Испании официально отменило сиесту - продленный перерыв на обед, сообщает соб. корр. Travel.ru. Согласно новому закону, на обеденный перерыв будет выделяться 60 минут, чтобы работники государственных служб могли заканчивать работу в 18.00. До настоящего времени сиеста в Испании продолжалась с 14.00 до 16.00. Теперь обеденный перерыв будет устраиваться с 12.00 до 13.00 - как во всех странах ЕС. По мнению властей, это должно положить конец хаотичной работе государственных учреждений и помочь испанцам больше времени уделять семье»



- Да-а-а. Жаль.- подумалось мне и взгрустнулось.

Иду я однажды во время сиесты по Ла Рамбла в Барселоне…

«Ла Рамбла» по-испански - это засохшее речное русло, некогда рассекавшее город.
Бульвар Рамбла для Барселоны - то же, что Арбат для Москвы, Невский для Петербурга, Монмартр для Парижа.
Это средоточие достопримечательностей, место развлечений и праздничных гуляний.



Вообще Барселона с давних времен - один из главных культурных центров Испании, своего рода «испанский Париж».

Рамбла протянулась от площади Каталонии до городского порта.
В начале Рамбла - отлитый из металла фонтан Каналетас, а завершением улицы-бульвара служит доминирующий над всем портовым районом 87-метровый памятник Колумбу.



Чуть в стороне от него - церковь Мерседес, посвященная Божьей матери «Милосердие», покровительнице Барселоны.
Здесь, на этом бульваре, много интересного: библиотека Каталонии, Музей театрального искусства, Центр искусств, Музей восковых фигур, Музей современного искусства, Музей Пикассо.

Вот иду я, значит, мимо расположенных вдоль аллеи книжных развалов, цветочных и птичьих базаров, сувенирных лавочек, художественных выставок и вижу большую, ярко раскрашенную гипсовую статую, изображающую римского патриция.
И уже почти пройдя ее, не столько зрением, сколько нутром, ощущаю медленное движение в мою сторону зрачков глаз и следующий за этим плавный поворот верхней части корпуса изваяния.
Человек-статуя, известный трюк и вид заработка.

Через пятьдесят метров из корзины вдруг вылезает какой-то Мефистофель с вилами, застывает, потом разворачивается и показывает на корзинку:
- Сыпь песеты, товарищ!
Или вместо Мефистофеля на арену выходят фигуры одна другой чуднее.





А я мимо иду, в сторону порта, к кораблям, блям, блям, плюнь за шиворот, не могу жить без моря!

У Колумба поворачиваю налево и, пройдя с километр, попадаю в приморский парк с редкими деревьями, но зато со скамейками, на которых можно передохнуть во время сиесты, после отвальной жратвы в одной из многочисленных забегаловок, что на Рамбла.

Здесь тепло, тихо и спокойно.
Вон, к примеру, некоторые граждане сидят, зевают, расслабляются на скамеечках.
А на одной из них примостилась лежа стройная блондинка в миниюбочке.
А ну-ка, подойду поближе!
Красота, да и только!
Какие шикарные на ней плавочки!
Утомилась, бедная, забыла о приличиях, валяется.
Поддала, может быть?
А впрочем, это неважно.
Важно, какие на ней плавочки!
Правда, их почти не было видно, они почти целиком вошли между полушарий. Но сами полушария!
Матовый фарфор.
Замечательный пейзаж, короче говоря.
От которого я резко почувствовал некоторые изменения в покрое моих брюк в области ширинки!

Но тут я обратил внимание, что тайная мысль терзает меня червиво: где я видел такое чудо?

Flag Counter



Был в нашей компании выдающийся ученый, профессор, симпатичный мужик лет сорока пяти.
И была у него жена Катя.
Тоже ученая, кандидат каких-то наук, лет двадцати восьми.
Жили они дружно, девочка у них росла.
Но Катя была довольно шустрой дамочкой, и это было видно по глазам: уж очень выразительно осматривала она каждого мужчину, независимо от возраста. Насквозь рентгенировала!
Может, это у нее профессиональное?
Неважно.
Важно то, что в компаниях мы ели-пили, смеялись-танцевали, но чтобы что-то этакое – ни-ни!
Одна компания все же!

И вот однажды, в открытом ресторане на улице церквей в Берлингтоне, штат Вермонт, который в Америке, я увидел Катю.
Одну, без профессора.

- Привет.
- Привет.
- Командировка?
- Она.
После ресторана прошлись пешком до озера Чемплен, вернулись в отель и зашли к ней в номер.
На минутку.
Еще в ресторане я заметил, что она, как когда-то, смотрит в упор, исподлобья, скользя по фигуре, сверху вниз.
Запечатлевает.
Или раздевает?

- Сейчас я возьму сумочку, - сказала она хрипловато, - и пойдем прогуляемся, если ты не против.
- Я против, - тихо произнес я и подошел к ней вплотную.
Потом руками осторожно провел по плечам.

Ткань кофточки была гладкой и скользкой настолько, что руки соскользнули ей на грудь.
Она молчала, но лицо ее стало наливаться краской.
Потом она потянула меня на себя, опрокидывая на постель.
Юбка задралась и я увидел узкие плавки и этот матовый фарфор ее тела.

- Подожди, - шепнула Катя, - встань сюда, напротив.
Ловко открыв молнию, она скинула мои брюки на пол...

Дальше я пропускаю, поскольку берегу целомудренность моих френдов, а особенно френдесс, которым дальнейшее изложение событий может показаться кощунственным, хотя...

Ну скажите, разве в наш развращённый век можно кого-то удивить минетом или куннилунгусом?

И не спрашивайте меня, почему это я резко почувствовал некоторые изменения в покрое моих брюк в области ширинки там, в приморском парке чудесного испанского города!
Вспомнил Катю, естественно.
И ее нежные прикосновения в интимной обстановке.

А вы говорите:
- Барселона, Барселона. Ох, ах.

Не в Барселоне дело, граждане!