?

Log in

No account? Create an account

Паровоз Черепановых-2. - Дока. Инженер ваших душ.

авг. 19, 2017

10:10 pm - Паровоз Черепановых-2.

Previous Entry Поделиться Next Entry



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/6245921.html

– Я вам тоже хочу рассказать парочку случаев про такой же гудок и про малый кпд! – я посмотрел на гладь Кинерета, там слегка пошли волны, видать, ветерок набрал силу.

– Сначала напомню то, что уже как-то рассказывал. Про НИИКЭ. Про выставку в Москве, где нам был отведён почти целый павильон "Электротехника".

Если помните мой рассказ об этом случае, дело было в июле, стояла дикая жара и в одном из роботов, играющих в шахматы между собой, сгорел транзистор. Робот осатанел и стал вращаться с вытянутой рукой длиною в пару метров вокруг своей оси! Вся комиссия, во главе с министром, прибывшим в павильон, полегла на пол, отползая из опасной зоны.
Так вот.

Суть моего рассказа об этой выставке в том, что в течение полугода весь наш институт стоял на ушах, готовясь к этому действу!
В гудок и шум этого черепановского паровоза ушла работа ведущих отделов института.
Можете прикинуть материальный ущерб, который был причинён государству этой показухой, учитывая, что минимальное число сотрудников в отделе – сорок человек, а отделов участвовало ого-го как много!
После этого позорища начальство выкинуло из кресла руководителя отдела робототехники некоего М. и передало его отдел мне, грешному, в добавок к моему, любимому. И стал я шефом всей робототехники в НИИКЭ. И попытался работать не на гудок, а всеобщей пользы для, но не успел. Сначала развалился институт, а потом и вся держава.

А всё почему?
Трёп, а-ля-ля, переходящие в пустой звук, а точнее, в гудок. Чиста паровоз! Черепановский.

А теперь перехожу к совсем недавним событиям из того же цикла.

Flag Counter



Сто лет они не виделись! Воспоминания студенческих лет, охи, ахи, а помнишь? А ты помнишь? А я ему тогда сказала нет! А этому – тоже нет… Короче, слёзы с плачем и смех со слезой… Ушедшая молодость.

А потом началось…
– А вы знаете, я была в Швеции четыре раза! И Стокгольм, и этот, как его, Гётеборг, и Трондхайм, но нет, это в Норвегии, там я была три раза. И потом, в восемьдесят не помню точно каком году, я делала круиз вокруг Европы как раз из Стокгольма, или из Осло, кажется… Какая красота! Помню, заходим в Гибралтар, слева Африка, нет, она справа, а слева, помню, Португалия, нет, справа Марокко, а слева Испания…

Мы заслушались, конечно.
Молодец, красиво излагает. Только немного путано. Но всё равно молодец. Я люблю таких людей. Увлекающихся.

– А потом в этом круизе мы попадаем в Рим! Ах, Колизей! Ах, Помпей! Ох, арка этого… как его? да, а потом мы были в Помпеях. А? Нет, не была. А в Венеции да! Какая красота! Боже мой! Красотища! А теперь вот решила в Израиль. Да. Тут и Верка в Ашдоде и Нинка в Цфате и ты, то есть, вы тоже здесь!
– Да, у меня план такой: Иерусалим сначала! Я у батюшки благословение получила! Говорю ему: я, батюшка, на святые места настроилась, благословите! Он и благословил. А потом, конечно, хочу в Тель-Авив, на Мёртвое море и в Эйлат. А вы меня в Хайфу подбросите? И по Северу? И на Кинерет! И в Хаммат-Гадер! Ой, спасибо! Век буду благодарна! Вот вам алтайский мёд привезла и конфеты наши! Научились помаленьку! Тоже не лыком шиты! Правда, всё остальное… Вот у нас в подъезде таджики мангал поставили, шашлыки из баранины жарят. Вонища на весь квартал, да и в подъезд не зайти: они же кругом сидят! И по-русски ни бельмеса!
Поэтому я своим студентам говорю: учитесь и учитесь! Покатайтесь по миру, посмотрите, как люди живут! Не живите, как в помойке!

– А ты где преподаёшь? Какие студенты? Ты заканчивала педагогический, я уже забыла…
– Да. Я преподаю английский. В институте, даже в двух. Поэтому у меня нет проблем с языком в разных странах, где я бываю. Правда, последние путешествия были давно уже, где-то в восьмидесятых …
– Так тогда в капстраны пускали только партийных.
– Ну да, тогда я была партийной…
– А сейчас?
– Видите ли, ребята…
– Да ладно уж, можешь не уточнять. Каждый живёт, как он хочет…
– Как он может. Вот в чём проблема. Все мы из того, советского мира. Не все живут, как хотят. Далеко не все! Что, мне нужны эти костры в подъезде на этой Затулинке, окраине сибирского города, далёкого не только от всего мира, но даже и от центра своей страны. То ли китайское будущее у этого города, то ли ещё какое… Кто знает? Всё время говорят о врагах, то ли американцы нас, то ли китайцы… На кой чёрт этому Ермаку с этим Грозным нужна была эта Сибирь?... Морозы и слякоть десять месяцев в году… Дремучесть какая-то.
– Ну, так ты же побывала и в Швеции и в Норвегии. Тоже северные страны, а вон как живут! Не тужат.
– Да, ты скажешь… Европа – она Европа и есть!
– А чего ты тогда сидишь там, где тебе не нравится? Семья большая? Не пускают?

– Так я же одна. Ни мужа, ни детей. Жили мы с мамой в деревяшке на Кропоткинском жилмассиве, потом дом снесли и дали нам на двоих хрущёбу – двушку на выселках. Я раньше и не слышала, что есть такой Затулинский жилмассив. А вон как получилось – уже лет тридцать, как живу там… Мама давно умерла. Я одна. Кавалеры были, да сплыли. Каждому ведь что надо? Ясное дело. Только одного. Да ещё и вкалывай, корми его да пои!... Ну, нет уж! Я лучше одна как-нибудь… Работаю, коплю, зарплата-то не ахти, иногда и не доедаю, но денежку откладываю вот на такие поездки по миру.
А что делать, если у нас всё не так, да не этак? Всё гонимся то за Европой, то за Америкой, в догонялки играем… А догнать никак не можем! И начинаем их хаять. Виноград зелёный оказывается всё время… Всё у них сдираем под копирку, и их же поливаем помоями! Дурной мы народ.

– Это ты зря! Вот ты, например. Мир хочешь посмотреть, не закрываешься в своей скорлупе и не мычишь оттуда, что всё хорошо и тебе ни черта не надо! А то есть такие, знаешь: работа-дом-работа. Летом огород, где всё время кверху жопой. И никуда из этого замкнутого круга не могут вырваться. Да и желания у таких людей нет. Либо водку хлещут, либо телевизор смотрят, либо совмещают два эти удовольствия! Здоровый, животный образ жизни! И всё им вокруг фиолетово!

– Вот я и пытаюсь своим студентам это объяснить…
– А они что?
– А они не верят. Хотя слушают, раскрыв рты. А потом между собой ухмыляются. Вроде того, что давай, давай, рассказывай, а сама-то непристроенная, живёшь на выселках, да оттягиваешься по заграницам по самой дешёвке, экономя на жратве, да на тряпках с допотопных времён…ой, что-то я по пьяни не то говорю, извините, это что у вас такое? Коньяк, что ли? А икорка вкусная, давно я не баловалась, что и говорить, студенты где-то правы, конечно…
Но я ни о чём не жалею! Мир повидать – это же здорово! Вот, помню, в Париже…

– Да, да. Особенно рядом с Эйфелевой башенкой. Толпы негров впаривают всем подряд каких-то бабочек на колёсиках, тащатся с уговорами за тобой, а не берёшь – злобно шипят вслед! Европа красива, слов нет, но она уже скисла и расквасилась. Скоро вся Европа будет молиться в мечетях, поверь моему слову. Ладно, ты не расстраивайся! Ты успела повидать полмира, то, что даже во снах не привидится обычному российскому совку с его рабской ментальностью. Там издавна привыкли строить воздушные замки, вместо реального мира сидеть, перечитывая на десять раз давно исчезнувших вместе со своим временем Толстых и Достоевских.
Вместо того, чтобы идти в ногу со временем, учиться, стараться не отстать, они закрываются в свои конурки, поливая всё вокруг грязью и злобной завистью. Неумехи, осколки прошлого. Сидят в прошлом, не видя настоящего, вытекающего меж пальцев.

Одно только успокаивает. Всё же там, на фоне всеобщего торгашества, есть молодые ребята с мозгами, энергией и мотивацией, которым не всё равно, какой будет их страна в будущем. Они рвутся вперёд, учатся и бог даст, не позволят в который раз уже просрать такую большую страну!
Беда в том только, что мы, лично мы, таких не знаем. Слышали.
А пока что, только болтовня, биение пяткой в грудь, мы великие, страна великая, тот великий, этот звезда, та тоже звезда, кругом звёзды… эх.

Гудок – он и есть гудок. Наш паровоз вперёд лети! Только паровоз-то Черепановский. Три процента кпд. Не больше.

Вот так и поговорили.
Два мира – два кефира. И два зефира тоже.
Потом мы повезли её в Хаммат-Гадер.
– Ой, неужели это я здесь, не верю! Ох, это правда, что я в двух метрах от Иордании сейчас? Вот эта колючая проволока – это правда граница? С Иорда-а-анией? Фантастика. Не верю, что это я здесь…

Потом она уехала путешествовать по стране и звонила из каждого города. Восторги. Ах, Мёртвое море! Ох, Эйн-Геди! Ой, Эйлат! Уф, риф коралловый! А вон там Египет, а там уже Саудовская Аравия! Боже мой! Неужели я попала в такие места?...

А потом ей домой.
На Затулинку. С таджикскими товарищами в вонючем подъезде.
Хорошая баба, ребята, скажу я вам.
А вот что-то не сложилось.
Мир повидала, а возвращаться надо на родину.
К мангалам в подъезде…
Обидно.
Но это твоя родина, дочка. Это если перефразировать того папу-червяка…

Закат, между тем, догорал, как говорили классики.
Ночь вступала в свои права.
Тоже избитый штамп.
Дались мне эти Толстые с Достоевскими…

Скажу просто. Было красиво, тихо, тепло, как между ладонями… тьфу, это же вроде, Чехов. Тоже классик. Великий украинский поэт, как говорил один бывший политик, который сейчас в бегах.