?

Log in

No account? Create an account

Сумбур и путаница. - Дока. Инженер ваших душ.

авг. 30, 2017

08:34 pm - Сумбур и путаница.

Previous Entry Поделиться Next Entry



Из моей книги "Восхождение"



Глава шестнадцатая.

Путаница.

Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Так, успокаивая себя, я прошел мимо заброшенного, давно не ремонтируемого, колеса обозрения, мимо детской площадки с поломанными детскими качелями и песочницами давно уже без песка, миновал здание администрации бывшего здесь некогда парка культуры и отдыха и вышел к металлическим, давно не крашенным, воротам входа в парк, означавшим, что на сегодня мое путешествие закончено.
Сумбур в голове не давал мозгу покоя.

Найти свое место в этой жизни недостаточно.
Важно, на какой земле жить: на той, привычной, где, не спрашивая, тебя произвели на свет или на выбранной самим собой?
Мне не терпелось вновь, как можно быстрее, встретиться с человеком в плаще и узнать как можно больше о том, о чем я не имел представления до сих пор.
Ведь я ничего не знал о своих предках даже в третьем поколении: не принято было в нашей семье говорить об этом, да и не очень-то я и интересовался всем этим.
Видимо, только с годами просыпается интерес к прошлому.

Flag Counter



Ведь встречи чему-то обязывают, а давать обязательства не хотелось.
И стали мучить сомнения: слишком уж напористо вовлекал меня этот мифический человек в странную пучину, если вообще всё это не плод моего воображения или результат болезни, от которой я ещё не оправился.
Конечно, мне надоели все эти намеки, недоговорки и косые взгляды моих русских друзей, знакомых и вовсе незнакомых мне людей, которые касались моего еврейского происхождения и моей ярко выраженной внешности, но всё же сидящий внутри страх резких движений, страх решительных действий парализовал волю, сковывал леденящим холодом душу... и все, как правило, выливалось в то, что я загонял поглубже вовнутрь все свои переживания, накапливая отрицательную энергию, которая и разряжалась затем на больничной койке!

Один из моих сотрудников позвал как-то к себе в гости и по великому секрету показал конверт.
– Ш-ш-ш, – прошептал он, хотя в комнате, кроме нас, никого не было, – письмо из Израиля! Пишет Вовка, он там уже почти год! Вот, слушай: «...устаю страшно. Работаю охранником на апельсиновой плантации, называется «пардес». Апельсинов жру от души, аж писаю чистым апельсиновым соком! Работаю день и ночь, отдыхаю только в шабат, да и то не вылезаю из койки с Люськой, она тоже уматывается: убирает виллы богатых израильтян и моет полы в подъезде... Какая может быть тут работа инженером?! Наших понаехало десятки тысяч! Языка не знаем, в этой жизни западной ни хрена не понимаем. Жилье съемное, тепло, фрукты и овощи – круглый год, чего еще надо? Приезжай!»

– А ты как думаешь? Не собираешься?
Я не знал, что сказать и молчал.
Все бросить? Оставить работу, друзей, привычную жизнь?
Жутковато! Страшно! А что там делать? Мочиться апельсиновым соком? Этот странный мертвый язык, сплошные войны, пустыня!
В животе сжался ком, по ногам прошла дрожь...
Нет, не решусь я, наверно, никогда, силы нужны, а их негде взять...
А ведь сколько надо пройти здесь: уволиться с работы, объяснять, куда едешь, оформлять какие - то бумаги... нет, я не доживу даже до отправления поезда, издохну...

Чтобы изменить жизнь, сломать старое, наезженное, начать, так сказать, новый этап, надо иметь много сил, быть уверенным в себе, надо иметь характер и цель: для чего всё это надо?
С этим у меня была большая проблема.
Похоже, болезнь сломала меня и сделала пугливым. Неуверенность в своих силах и боязнь перемен, нежелание шевелиться – я знал за собой такую слабину – заставляли меня сидеть тихо, пригнув голову: авось, пролетит, просвистит поверху, не коснется, само собой все уладится и будет по-прежнему, тихо, спокойно и без нервов?
Но, увы, не получалось это!
Жизнь бурлила вокруг, начались жуткие перемены к худшему.
Все вокруг разваливалось.
Я уже не говорю о бытовых проблемах, о пустых магазинах, катастрофических скачках рубля, развале предприятий! Советский Союз развалился, ну кто бы мог подумать, что такое может произойти? Бывшая держава рухнула по многим причинам: тут и политика, и экономика, и глупость, и воровство.
Но я-то почему страдаю? Почему именно я?

Какое-то время я не был в Гурьевском бору – не до того было.
Беготня в поисках хлеба насущного немного забивала мозги вместо алкоголя, который я физиологически не переносил.
Нет, я иногда принимал, так сказать, на грудь, но болел после этого, а потому не злоупотреблял.
Где-то вычитал, что у нас, евреев, есть какой-то особый ген, который не дает спиваться, дает устойчивое отвращение к алкоголю.
Но время от времени я вспоминал о чудесах в этом бору, размышляя о том, что же это было на самом деле: явь или наваждение, развернувшее в больном мозгу фантастические картинки со звуковым и зрительным сопровождением?

Надо признаться самому себе, что обломовщина чудным образом сочетается у меня с маниловщиной, что для меня, инженера-гуманитария, как издевательски называет меня один давний приятель, выливается в гнетущую, дремучую тоску, когда не хочется не только шевелиться, но, порою, и жить.
Конечно, Израиль – он для нас, евреев, но вся эта суета: переезд, изучение неподъемного, как говорят, древнего иврита, затем поиски жилья, работы... черт знает, чего еще, пугает и отталкивает!
А потому и новые встречи со странным, непонятным человеком в плаще... э-э-э, несвоевременны, что ли?
С одной стороны, хочется, а с другой...
Ладно, подождем, не горит ведь, посмотрим, как пойдут дела дальше, короче, отложим чудеса на потом!
Да, надо бы не забыть, все эти мысли набросать в дневнике, может быть, придет время и я разберусь на досуге, что и как?

продолжение следует