?

Log in

No account? Create an account

Галилейский пейзаж в феврале. - Дока. Инженер ваших душ.

фев. 1, 2018

10:22 pm - Галилейский пейзаж в феврале.

Previous Entry Поделиться Next Entry

Из моей книги "ЦИКЛОТИМИЯ"



Если от перекрестка А-Мовиль свернуть в сторону Кфар-Манда, извиняюсь за арабское выражение, и ехать в сторону Кармиеля, а потом на пол-дороги еще раз повернуть к Йодефату, то через тринадцать километров попадаешь в супер-шикарное место. Кибуц Харарит.
- Ну и что там шикарного, Дока? – проворчал Старик.
- А ты глянь окрест на пейзаж, а потом бурчи.
- Хо. А пейзаж и в самом деле кал – о – ссальный! - подключился Друг, вышедший уже из машины и оглядевшийся раньше нас.

Дело в том, что я, как водитель, не мог крутить головой во время поездки по узкой, вьющейся между холмами и то резко вздымающейся вдруг, как, например, в районе Морешет, то лихо петляющей, например, в районе Автальона, дороге. Справа скалы, слева – пропасть без никакого ограждения, а впереди того и жди, когда из-за поворота навстречу вылетит какой-нибудь лихой водила. Разъехаться - то тяжко, особенно на скорости.
Вот и приходится смотреть на всю эту красотищу, только оставив в покое судорожно сжатый в руках руль.

Flag Counter



- Вы гляньте, гляньте, мужики, сюда! – кричит Друг, взобравшись на какой-то валун. – Вооон там, видите, справа – Кармиель, чуть левее – Сахнин, а вот это все – арабские деревни. А теперь гляньте налево! Видите – Кинерет! Ешкин кот! Крррасотища! Сил нету!

Действительно, пейзаж тут сногсшибательный!
Вплоть до горизонта идут покрытые зеленью холмы, тающие вдали в голубоватой дымке, а по этим холмам рассыпаны белые кубики домов, сбитых в кучки селений. Арабские деревни перемежаются с еврейскими поселками, да так, что разделить их не получится даже самому толковому политику. Пятьдесят на пятьдесят – вот процент двунациональной Галилеи.
Конец февраля, а трава пышным ковром одела бесчисленные холмы, оставив место для ярких, красочных цветов и деревьев.
Мы замолкли, впитывая эту красоту. Три лимонных дерева рядом с нами ломились под тяжестью крупных плодов. Чуть дальше, рядом с домами, цвел миндаль.

Пришлось прервать молчание и, соответственно моменту, продекламировать вполголоса:

Презрев календарь и природы законы,
На ветках, прогнувшихся до земли,
Созрели янтарные капли лимона…
Но как в феврале они это смогли?

А рядом пупырышки новых соцветий…
А вот распустившийся белый цветок
Намеком немым отдаленного лета
Плода предстоящего нежит росток!

Садов миндаля белоснежная пена
Вбирает последние вздохи зимы.
И медленно и постепенно
От спячки души просыпаемся мы.

- Лер-мон-то-вич? Пу-шкин-зон? – въедливо и ехидно пропел Старик.
- Зря ты волокешь на Доку, - вступился Друг, - человек слагает вирши, ну так что? Я, к примеру, машину свою сам чиню, страсть у меня такая. Другой человек в телевизоре живет с утра до ночи, сериалы придурковатые наизусть учит, кто там кого родил или убил-застрелил, а тут все-таки какое-никакое искусство! Мало ли кто какой дурью мается! Вот у меня жинка из Интернета не вылазит: страсть как любит чатиться или как там это называется? Я ей пообещал пиздюлей навалять, пока с ума не сошла, так она…
- Ладно тебе, Дружище, не защищай меня. Старик пошутил, а ты завелся! Смотри лучше вон туда. Видишь то облако? Садится прямо на холм, а солнце…

- Ну еб вашу в таракана мать! – прошипел Старик. – Вы чего, траву не видели? Горок этих? Деревьев и кустов? Ей-богу, задвинетесь вы скоро от безделья! Дока, чего ты нас сюда завез? Поехали к едрене фене отсюда!
- Ты чего завелся, Дед? – умиротворяющее пропел я, - чего тебе нехватает к данному пейзажу? Водки? Дамочек? Скажи – сообразим.
- В точку! – огрызнулся Старик. – В яблочко! Душевная красота пейзажа пробирает нутро только лишь в сочетании с сопутствующими компонентами, а именно: пойло и девочки! Без наличия присутствия данных ингредиентов вся эта мура, - он обвел рукой шикарный пейзаж, - полное говно и улет мысли! Так что поехали! Женщины, пиво и теплый пидсрачник – вот что успокоит в данный момент мое натруженное сердце!
Поехали!

Ну, раз он сказал: Поехали! – что оставалось делать? Только махнуть рукой!
Где-то рядом в кустах давно уже слышался легкий, регулярно повторяющийся стук. Что такое? Я заглянул в кусты. Там занимались любовью черепахи. Небольшой самец с разгону бил по крупному панцирю своей подружки, она притормаживала, и он карабкался на нее, соскальзывая, но упрямо прижимаясь низом панциря к гузну самочки. Потом, свалившись, разгонялся сызнова и операция продолжалась с новой силой. Трах, трах – стучали панцири.
- Да. – сказал Друг, внимательно изучая весенний гон пресмыкающихся, - сейчас я понял, почему говорят: трах, трахну! Это люди от черепах научились.
- Тьфу, - плюнул Старик, - едем!

И снова пошли головокружительные повороты, спуски и подъемы, музыка в динамиках и ощущение неземного кайфа от остающихся за спиной удивительных красот этого библейского куска земли, именуемого таким мягким и неземным словом – Галилея!

А на высокой горе рядом с поселением Харарит трахались черепахи.
Весна пришла!