?

Log in

No account? Create an account

Амбивалентность, или О пользе прыжков в пропасть. - Дока. Инженер ваших душ.

фев. 11, 2018

09:17 pm - Амбивалентность, или О пользе прыжков в пропасть.

Previous Entry Поделиться Next Entry

Из моей книги "Повести, рассказы, истории"



Собсно, это глупо – в пропасть прыгать.
Это я фигурально выразился, конечно. Потому что башку сломать при прыжке, как два пальца… ну, вы поняли.

Я вообще-то вот о чём.
Прыгнуть в пропасть – это преодолеть себя, свои комплексы, свои страхи и предрассудки.
Не каждому это дано. Более того, я убеждён, что это дано немногим!
В массе, так сказать, обобщённо, – человек ленив, труслив, неуверен в себе и амбивалентен.

Лень, трусость и неуверенность в себе – это мы знаем, верно?
А амбивалентность (от лат. ambo оба и valentia сила) – это двойственность переживания, когда один и тот же объект вызывает у человека одновременно противоположные чувства, например, любви и ненависти, удовольствия и неудовольствия; одно из чувств иногда подвергается вытеснению и маскируется другим. Термин введен Э. Блейлером.
Он же исследовал три вида амбивалентности:
1. эмоциональную: одновременно позитивное и негативное чувство к человеку, предмету, событию,
2. волевую: бесконечные колебания между противоположными решениями, невозможность выбрать между ними, зачастую приводящая к отказу от принятия решения вообще,
3. интеллектуальную: чередование противоречащих друг другу, взаимоисключающих идей в рассуждениях человека.

Подкрепившись из Википедии теорией вопроса, я возвращаюсь, с вашего позволения, к нашим баранам, то есть к прыжкам в пропасть.
Приведу несколько примеров из личной практики.

Flag Counter



О пользе заглядывания в окно раздевалки женской бани
(пример эмоциональной и волевой амбивалентности)


Нам было тогда лет по пятнадцать. Девятый класс школы. Мы – это я и мой приятель.
Что такое пятнадцать лет – это всем нам ясно. Мозг ещё только набирает силу, а секс уже нагло поднимает голову! Да не просто поднимает, а просто не опускает её, голову, причём практически круглосуточно. Это тяжко, друзья. Но делать нечего – природа давит на психику и на низ живота. Надо что-то с этим делать!
Например, подобраться вечерком к окну раздевалки женской бани и подглядывать за дамами без неглиже. Это должно же быть интересно, потому что очень хочется!

Я опускаю детали того, что мы там увидели. Потому что лучше бы не видеть. Но это я сейчас так рассуждаю, с высоты опыта и возраста.
А тогда было очень интересно и завлекательно! До тех пор, пока за нашими спинами вдруг не раздался строгий голос:
– Вы что тут делаете, пацаны?
Мы обернулись и увидели милиционера, которого, как потом выяснилось, вызвала банщица, заметившая наши круглые и большие глаза в окне раздевалки.
А?
Каков пассаж?
Караул! Милиция!

И вот тут, сами понимаете, надо было срочно принимать решение! Срочно. Мгновенно. Ибо промедление подобно приводу в милицию! С последующими сообщениями в школу, родителям и прочими эффективными методами подавления трепещущего либидо!

Мой приятель оцепенел и застыл от страха перед погонами и фуражкой. А я в одну секунду метнулся к высоченному забору, взлетел на него на крыльях эмоциональной и волевой амбивалентности и даже успел лягнуть кинувшегося ко мне блюстителя нравственности ботинком по голове.
То есть, как бы прыгнул в пропасть, не раздумывая. Это принесло мне пользу, потому что Человек с Кобурой загрёб приятеля за шкирку и повёл в участок. Я же шёл сзади и свистом мелодии из модного в те поры кинофильма морально поддерживал влипшего коллегу, что не помогло, потому что в кутузке он раскололся, выдал меня, и нас обоих ждало возмездие в виде разъяснительной беседы наших родителей.
За что, я спрашиваю?
Но первая проверка на вшивость по двум пунктам по Э. Блейлеру прошла для меня успешно!

Пример второй.
О бессмысленности прыжка с парашютом, как средства охмурения подружек.
(пример сочетания всех трёх видов амбивалентности)

Вот здесь:
http://artur-s.livejournal.com/104926.html?nc=30

я подробно описал свой первый прыжок и его побудительные мотивы.
Что я могу сказать, вспоминая этот прыжок, действительно, в пропасть? Высота-то там была восемьсот метров! Без дураков. Голову сломать можно было только так!
А теперь вопрос: Мне это надо было?
Зачем?
Доказать, что я храбрый и смелый? Так это одно и тоже, хе, хе.
Дальше-то что?
Девушку так не завоёвывают!
К девушке другой подход нужен.
Не в пропасть прыгать надо было, а бежать в магазин, покупать большой букет с миллионом алых роз, как тот художник один, который жил, был и много он бед перенёс…
Или вино Шампанское с ней выпить. Или обнять её за талию и прошептать на ушко стихи " Я пооомню чюююднаае мгнааавениеее", а потом жарко поцеловать в уста.

Может быть, может быть…
Но я прыгнул в пропасть.
С пользой, однако, только для себя, что немало, потому что поверил, что я могу!
Ведь многие так и не смогли.
А это уже здорово!
Вывод следует незамедлительно: прыгай в пропасть не для кого-то, а для самоутверждения и пользы для себя персонально. Собери все моральные и физические силы – и прыгай! Если это поможет тебе укрепить свой дух!

Пошли дальше.

Пример третий.
Об ужасающей глупости доведения себя, любимого, до срыва крыши.
(пример сочетания трёх видов амбивалентности с практически сумасшествием, не побоюсь этого слова)


Вчитаемся внимательно в определения этих самых трёх видов. Ужас, да и только. Чем не сдвиг по фазе, съезжание крыши, чокнутость и умопомрачение?
Вот, вот.
Было у меня такое.
Если коротко, то получилось вот что.
Влюбился я как-то крепко, но не нормально, не по-людски, а надуманно, романтично, книжно и выспренно (слово красивое, но непонятное, заумное, как и сама эта моя влюблённость!).
И давай любить тихо, внутри своей головы. Потому что ниже любовь не спускалась, потому что предмет любви была… как бы это, чтоб не обидеть?.... не стройной, что ли? объёмной, бесформенной и потливой, как-то вот так, скажем. Но умница большая и характером независимая.
Мучился я страшно.
Думал о ней постоянно, а подходить не хотелось.
И чувствуя, что запутался, решил искоренить это дело с корневищем!
Чтобы не думать о ней, стал загружать себя работой основной, работой после работы, работой в выходные дни, в общем, стал превращаться в ишака, везущего хворосту воз!
Спорт, которым занимался всё время до того как, я забросил, даже зарядку перестал делать. Вся нагрузка валилась на голову. На бедовую, глупую головушку.

И вот однажды, в воскресенье, работая дома над составлением так называемого предмета изобретения для очередной заявки, я вдруг почувствовал, что в голове что-то щёлкнуло, потом всё поплыло, потом замерцало, а потом затуманилось…
Конечно, если бы я не любил прыгать в пропасть, я бы отдохнул как следует, расслабился, развеялся и перестал напрягаться. Но я спросил себя:
– А вот что же там, за этим невыносимым напряжением? Любопытно узнать, какую перегрузку может выдержать моя голова? А ну-ка, подойдём поближе к краю пропасти, посмотрим, что там?
Утром не смог встать.
Скорая помощь привезла в больницу. Там сделали пункцию. Потом ещё, потом уколы, потом таблетки. Потом снова уколы. Потом всё повторялось многократно.
И вот – вопрос!
Кому это надо было? И зачем?
Ответ прост. А никому. А незачем.
Дурак-с, ваше благородие.

Очень ведь правильно сказано про амбивалентность, я повторюсь, извиняюсь:
1. одновременно позитивное и негативное чувство к человеку, предмету, событию,
2 бесконечные колебания между противоположными решениями, невозможность выбрать между ними, зачастую приводящая к отказу от принятия решения вообще,
3. чередование противоречащих друг другу, взаимоисключающих идей в рассуждениях человека.
И все дела.
Всё шло к шизофрении.
На пустом, в общем, месте.
Эх.
Вывод:
С женщинами надо поосторожнее! Думать о них вредно. Как и забивать голову работой из-за них!
Надо жить проще.
Спокойно. Не напрягаясь. Чередуя полезное с приятным, и наоборот.
Только так!

Пример четвёртый.
О жутком вреде долгого развода.
(опять же, сочетание всех трёх видов этой грёбаной амбивалентности).

Как надо разводиться?
Вопрос на засыпку, верно? Каждый индивид разводится в чётком соответствии со своим, индивидуальным сочетанием этих трёх видов.
Кто-то тянет резину.
Не разводиться! И любить на стороне!
А подруга как к этому отнесётся? А жена как? А мне каково? Многие ведь так живут!

Или разводиться? Но жалко же жену. Она же, вроде бы, как бы не виновата, что я полюбил другую. Или нет? Виновата? Или это я такой? Или как?

Или не разводиться?...

И тянется эта бодяга месяцами, а то и годами.
Вводя в ступор всех троих участников процесса.

Я лично тянул резину. Потому что три вида… этой… как её?... да, да, амбивалентности, чтоб ей пусто было!
Нервы все сорвал со всех. Дурень.
Хорошо, что давно это было. Раны зажили. И всё устаканилось. Всё зажило. Затянулось. Но память нет-нет, да и всколыхнёт этот дурацкий процесс тянучки кота за хвост.
Нет!
Тут как раз и надо – головой в пропасть! Резко рвать. И сваливать подальше. Чтобы не бередить ничего ни у кого.
Вред один от тягомотины!
Есть вопросы?
Есть другие мнения?
Да, ради бога!
Но только лишь вначале надо избавиться от собственной амбивалентности. И всё будет хорошо!
Как у меня сейчас…
Чего вам всем и желаю!

Пример пятый.
О безусловной пользе эмиграции, как о прыжке в пропасть с разбегу, с большой высоты и на очень острые камни.
(здесь сочетание не то что трёх видов амбивалентности, а ещё тридцати трёх!)


Оглядываюсь на своё прошлое – и диву даюсь. Отчего это голова моя до сих пор цела?
Вот ещё несколько примеров.
Начну с самого смешного. Работаю я в восьмидесятых годах в солидной конторе в совке, и в ус не дую. Конечно, вокруг всё рушится, разваливается, гниёт и смердит. Но я, что? Один такой? Нет ведь! Вокруг меня ещё мильёнов триста народу смотрит на это дело и живёт себе, кто как сможет.
Так нет!
Надо было мне рвануть на родину предков! И предков их предков. И так далее.
Ну, жрать стало нечего, очереди в магазинах за молоком и синтетической колбасой. Ну, народ звереет помаленьку, выходит с лозунгами общества "Память". Ну, подчинённые перестали слушаться и, чуть что, стараются вынести забракованный мною проект или чертёж на профсоюзное собрание, потому что наступила гласность! Наряду с перестройкой.

Ну, ладно, ждал бы меня кто-то на родине предков.
Нет. Никто не ждал. А, наоборот, никто не ждал, несмотря на сохнутовские лозунги и подъёмные на первые полгода примерно.
А после этого полугода все старались оттолкнуть от корыта. И отталкивали, преимущественно ногами! Да, да. Копытом в лоб норовили. Это в девяносто первом году, помнится…

К чему я это?
А вот как раз к тому, что переезд на историческую родину был подобен прыжку в пропасть, особенно если учесть, что новый язык тяжёлый, необычный, что климат другой, всё кругом непривычное и необычное, и, наконец, что с собой на двоих у нас было триста дохлых президентов и четыре сумки с барахлом первой необходимости, то есть, исподнее, нижнее и верхнее, потому что мы всё оставили близким людям там, откуда приехали.
И всё!

Местные бледнели и косили глаза в сторону, и губы делали бантиком, когда я им докладывал о своём капитале, выворачивая карманы. Пуст, как бубен!
Только бахвалился, что голова полна идей и знаний.
– Какая голова? – шарахались они. – Причём тут голова? Деньги есть? Доллары, фунты, франки, динары, на худой конец, на всякий случай?
Про рубли они не спрашивали. Не хотели обижать. Тут, мол, рваной бумаги и без рубалей, как они выражались, полно!

Это ли не пропасть? Я вас спрашиваю!

Или, вот, другой случай, уже на исторической.
Прибыл я на собеседование в одну контору. Хайтек, шмайтек, мать его…
Шеф – доктор наук, в Америке изучал физику семнадцать лет. Изучил.
И давай в Израиле фирму основывать! Основывал, основывал, наконец, основал.
И тут ему потребовался опытный специалист определённого профиля.
Он, давай, приглашать всех на собеседование, искал, значит, крупного спеца.
Пока на меня не напоролся!
А до меня больше сорока человек мурыжил! То то не так, то это не этак! Искал гения.
Ну, тут я, конечно, и подоспел!
– А ну-ка, скажи ты мне, дорогой Дока, как бы мне вот это дело соорудить, чтобы всё у меня по науке вышло, да только почти бесплатно! А то все эти хохмачи предлагают мне решить эту проблему за бешеные бабки! Кто предлагает вложить сорок тыщ доллариев, кто ещё больше…. А где я их возьму, когда мне положено на открытие хай-тековского предприятия всего-то ничего, а именно, просто ерундовая цифра?

Вот тут-то я и прыгнул в пропасть, практически не думая, не подготовившись, как следует, спонтанно, с кондачка!
– А что, – говорю ему, – ежели это дело спроворить вот так и так, а потом вот тут вот добавить, а вот тут отнять, и получится, как надо! Обязательно получится, потому что не получиться никак не может, в связи с тем, что иначе будет курям на смех! Так что, не бзди, начальник, доктор ты американский, сделаем в лучшем виде, как надо, пальчики оближешь!

Почесал репу доктор.
– А что? – говорит. – Ты, наверно, прав. Долго думал?
– Так как же долго? – отвечаю, – ты ж ведь меня только что спросил! И я тут же и ответил. Не отходя от кассы. Ой, то есть, от тебя. Но раз уж разговор зашёл о кассе, то сколько положишь, шеф? На бочку, то есть. Я об зарплате своей пекусь. То есть, спрашиваю.

Мы с ним, конечно, договорились. Я ведь ему нужен стал для реализации того, чего ляпнул, в пропасть прыгнувши, а он нужен мне, поскольку зарплату он ведь мне должен дать, а не наоборот!
Так что этот прыжок был не напрасным. А очень даже к месту!
Или, вот ещё случай…

Однако, хватит моих случаев, мне кажется.
Давайте, ребята, ваши случаи!
Многие ведь, кроме меня, в пропасть прыгали!
Но чтобы амбивалентность обязательно была. Иначе неинтересно.

Рассказывайте!
Ждём-с!