?

Log in

No account? Create an account

Сорок первый или даже сорок второй...- 3. - Дока. Инженер ваших душ.

мар. 1, 2018

10:17 pm - Сорок первый или даже сорок второй...- 3.

Previous Entry Поделиться Next Entry

предыдущее здесь: https://artur-s.livejournal.com/6306968.html

Из моей книги "Повести, рассказы, истории"




...Но, знаете, я как-то уже привык к этому.
Приспособился.
Приловчился, так сказать.
И нашёл, конечно.

Но об этом чуть позже.
А пока я хотел бы вернуться в эту фирму с простатой, и рассказать о некоторых интересных сотрудниках. Ибо что может быть интереснее, чем люди?
Они ведь разные!
Толковые и бестолковые.
Умные и идиоты.
Нормальные и странные.
Разные, короче.
И почему-то представители всех вышеперечисленных категорий столпились в одной фирме.
Которая с простатой.

Flag Counter



Вице-президент фирмы.
Родился в Израиле.
Сабра до мозга костей.

Но, если бы вы увидели его у пивного ларька где-нибудь в рязанской области, то не обратили бы на него ну никакого внимания.
Внешность… как бы это помягче… дурного забулдыги с неинтеллигентскими привычками и пропитым голосом. Как-то так, что ли...

Вы можете себе представить, к примеру, что в современнейшем помещении, оснащённом самой передовой по профилю мировой техникой, по коридору в рабочее время шлёпает чухонец с дурной ухмылкой через всё лицо, ощупывая с придурковатыми шуточками задницу идущей рядом молоденькой и смущающейся секретарши, не обращая внимание на публику?
Причём чухонец шлёпает босиком!
Не представляете?
А зря.

Это как раз вице и есть!
Когда я его спросил, куда он девал обувку, вице, сплюнув через плечо, со смешком сообщил, что забыл, где снял, но к концу работы обязательно найдёт!
Башка золотая в техническом плане.
Но ухватки, разговоры, понятия о культуре и прочие тонкие материи – на уровне выпускника профтехучилища в Новодрищенске, распределённого к Биллу Гейтсу!

На совещаниях командным голосом, не допускающим возражений, он устанавливал безумно короткие сроки на решение сложнейших проблем и, блистая орлиным оком, грозил завтра с утра выставить за дверь из фирмы в случае срыва!
Правда, именно он вылетел туда первым после продажи фирмы американцам...

К великому удовольствию неблагодарного коллектива, развалившегося чуть позже.

Потом там с годик поработал и другой чудик.
Натуральный гений.
Я о нём уже неоднократно вам докладывал, друзья мои.
Например, здесь:
http://artur-s.livejournal.com/41910.html?nc=50

Мне пришлось и в дальнейшем встречаться с ним по работе в разных конторах. Силён!
Но странен.

Ни с кем не мог сработаться.
Люди его раздражают.
Может быть, вследствие его из ряда вон выходящей гениальности и неповторимости?

Ходячий мощный мозг-киборг.
Чурающийся болтающихся у него под ногами людишек.
Всех.
Без исключения.

Я как-то предложил ему поработать вместе. Дело в том, что при всей гениальности, он не владел ни одной конструкторской компьютерной программой. Я и предложил совместный проект, при условии, что программные дела я беру на себя, а он кладёт на чашу весов проекта свой опыт и энциклопедические знания.

Да, да...
Он поклал!
На меня вместе с моим проектом!

– Я не могу, Дока, – честно ответил он. – Я – волк-одиночка. Терпеть не могу тратить своё время на кого бы то ни было! Жалко времени. Даже на тебя, извини...

Тоже ходил расхристанный и разнузданный, с незавязанными шнурками и в грязной рубашке без пуговиц.
То ли это такая мода для толковых специалистов?
То ли пренебрежение к людям, как к мухам?
То ли позорное бескультурье, левантийская распущенность?
Не знаю.
Пока что ещё не разобрался.

Был в этой конторе еще один.
Начальство его очень ценило.
Даже больше, чем он сам себя! А он жутко уважал себя!
Жутко.
Правда, в командировки в Японию, Испанию и Индию пускали только его.
Как знатока соответствующих языков.
Приятно было смотреть на его довольную физию, когда нас, разработчиков, одного за другим выставляли за двери после продажи фирмы и нашего отказа ехать за океан.
Он-то думал, что его оставят или хотя бы попросят переехать.

Через полгода смотрю, из двери паршивого здания вылезает фигура, тащущая здоровую доску.
Комбинезон рван, волосы растрёпаны, очки запотевшие.
О!
Жив курилка!
Почему-то доски таскает.
Спрашиваю, в чём проблема?
Оказывается, оказался на улице и временно подрабатывает у приятеля в поисках постоянного пристанища.

А вы говорите: хайтек-хайтек-хайтек!
И такое случается.
Ладно.
С этой конторой всё.
Должен, естественно, оговориться.
При всех чудачествах некоторых сотрудников, фирма оказалась мощной благодаря собранному коллективу сильнейших учёных и специалистов в разных областях техники, экономики, маркетинга и прочее, прочее, а потому была куплена на корню гигантской американской фирмой. Процветает по сей день.

Следующая.
Это тоже медицинская фирма.
А точнее, фирма, разрабатывающая медицинское оборудование
Попал туда случайно.
Дело в том, что организовали мы вдвоём с одним знакомым кентом свою контору.
Он взял на себя финансы и общую организацию, то есть, президентские функции, а мне досталось всё остальное – то есть, наука и техника, так сказать, вице-функции, хе-хе.
И начали.
И поехало.
И закрутилось.

Но уже вскорости вдруг…
Оказалось, что...
Обычное дело.
Проблема финансовая.
Неразрешимая.
Забуксовал мой шеф. Деньгу выкачать не может. Ни из спонсоров, ни из заказчиков. Ни из друзей, ни из приятелей.
Забуксовало дело.
Казалось, что и эта моя фирма приказала долго жить, сыграла в ящик и откинула копыта!
Со страшной силой!

Но он нашёл гениальный выход.
...Он продал душу Диаволу!
То есть, влил нашу, не оперившуюся еще, фирмочку, оставшуюся без финансов, в крупную, известную и богатую фирмищу!
Продался с потрохами, что называется!

Но та находилась ужас как далеко от моего домика, из которого я переселяться никуда не собирался.
Я заверещал.
Закричал отбой, стал мало-помалу давать задний ход, заменжевался.

А он – бац! Опять гениальный выход!

Сам ездит в это самое далёкое далёко, потому что живет недалеко оттуда, а меня, персонально, продаёт в рядом с моим домом расположенную контору, которая была дочерней фирмой от той самой известной и богатой фирмищи, во временное, до полутора лет, пользование моим моском и знаниями, как раз в разрезе того, что мы с ним задумывали раньше, до того как!

Вот так вот.
Понятно ведь, да?
Что-то в этом роде.
Но!
За вполне приличные деньги и другие условия, которые я, будучи далеко не дурак, тут же потребовал от нового работодателя!

Новый работодатель (в дальнейшем – НР) сначала засмеялся от моих претензий, потом слегка взгрустнул, а потом и сдался с кисло-сладкой улыбочкой, так как был в то время крайне заинтересован в моих познаниях в той области, которой увлекалась последние пять лет его контора!

Для начала он сказал мне, оттопырив нижнюю губу, что до меня через него прошло много претендентов…
– О! – перебил его я, – сорок? Сорок один? Сорок два?
– Не считал я, – настороженно глянув мне в глаза, ответил он, – но около того! А что?
– Да нет. Это так. Я о своём. Исторический экскурс в своё прошлое. С ракурсом и дискурсом. Так сказать.
– А, ясно, – ответил он. – Шутишь, парень. Да ты ещё и шутник. А вот, скажи мне, пожалуйста…

И начался очередной, я так думаю, седьмой или восьмой, мой экзамен в новой для меня стране.

Смотря, как считать! Но это неважно.
Важно то, что НР позвал себе в помощь двух разработчиков, и они втроём пытали меня три часа, пока в бессилии не отпали.
Все трое!

Я же, в слегка помутнённом сознании, на ногах удержался.
Потом дали мне опенспейс, могучий комьютер с наворотами, программу мою любимую и сказали:
– Давай! Поехали!
И я стал давать.
Поехал, короче.

Проект опять медицинский, то есть, машина для ухайдакивания больных людей посредством магнито-резонансной томографии, с той лишь разницей, что машина, как бы уже готовая, слегка не работала, была с проблемами, чертежи агрегатов и узлов частично не комплектны, частично отсутствовали, короче, было чем заняться.

Вместо модернизации, для которой меня, собственно и пригласили на полтора года, пришлось изобретать новые велосипеды и чинить старые.

Но машина была хитрая.
Ведь сейчас в магнитное поле, создаваемое огромной, до потолка, машиной, больного ввозят на кровати-каталке, для чего его везут через поля и горы, то есть, я хотел сказать, через этажи и коридоры, с лифтами и разворотами, и прочими неудобствами.

А эта машинка сама подъезжает к пациенту, обнимает его с двух сторон лапами, на которых присобачены магниты, и делает все нужные замеры.
А пациент лежит себе, как лежал, в своей коечке, в своей палате, и в носу ковыряет!
Удобно! Выгодно!
Вот так вот, знай наших!

Стал я осматриваться, что за народ вокруг.
А ничего не видно.
Я в опенспейсе один.
Только жужжат вокруг компьютеры, да изредка откуда-то звук раздастся. Человечий.
Или чиханье.
Но разговоров практически нет.
Тихо.
Жутковато.

Зато в обед…!
Часть народу убежало в столовку при фирме.
А часть осталась.
И эта часть стала орать в кухне-столовой-забегаловке прямо у меня за спиной!
Я – туда!

Ну, что сказать?
Всё смешалось в домике Еблонских!
Полная кухня-столовка-забегаловка набита народом, жующим, пьющим, болтающим!
Кибуцного типа.

Что это значит?
А то значит, что не было здесь ни смокингов, ни рюшечек, ни бабочек.

А бабки-бабочки, ну, в смысле, дамы – все были в чём попало, в мятых штанах, в кургузых кофтах, в домашнем, в простом, чуть не сказал, в исподнем.

Мужики – и того смешнее: несвежие футболки, джинсы, шорты, короче, неказисто.

Ни за что не скажешь, что это хайтек-шмайтек, высокие технологии, мировой уровень, высший пилотаж!
Всё, как везде, к чему я уже так основательно привык.
Доктора наук, высокооплачиваемые спецы, люди, известные в мире высоких технологий, одетые как бомжи, организованно тащили из дома еду, кто что, и, набив рты, мели всякую чепуху.

А лица!
А лица…!
Наряду с умными физиогномиями тут были и лица, похожие на морды читателей русскоязычных израильских газет, которые понимают в слове хай-тек только первые три буквы, да и то, считая, что в них вкралась грамматическая ошибка!

Но, как выяснилось потом, в процессе работы, тут, в этой конторе работали умнейшие люди, специалисты высшего класса!

И снова задумался я.

В чём причина того, что работа идёт, так сказать, без галстуков?
Ведь мы, совковые люди, привыкли к тому, что на работу ходили в костюмчиках, при галстучках, как на праздник Первого Мая!
Это я говорю, разумеется, о конторщиках, то есть, об инженерах, учёных, врачах и прочей интеллигенции.

А тут!...
И стал я мысленно копать эту причину.
По-моему, кое-что понял.
Если нет – вы меня подправите!

Во-первых, при создании государства Израиль ставилась задача вырастить нового еврея!
Не того, который попал в Европе под колёса фашизма, тихого, интеллигентного и культурного человека, не верившего, что в двадцатом веке его будут сжигать в камерах.
И не того забитого, тихого, услужливого еврейчика, которому советская власть милостиво разрешала работать под шорох антисемитизма.

Нет!
Нового человека, не лебезящего перед титульной нацией, а ставшего титульной нацией на своей земле!
Сильного, смелого, способного выстоять, защитить себя и свою семью. Презирающего условности, навязанные чуждой цивилизацией.
В том числе, и костюмы с галстуками.
Перебор?
Может быть, может быть…
Далее.

В начале истории современного Израиля, государство строилось по социалистическому образцу.
Отсюда – кибуцы, читай – почти колхозы.
А какие галстуки, спрашивается, нужны при сельхозработах?
Корова не оценит! Так что форма одежды – свободная!

В-третьих, в стране огромная масса населения из стран Африки, Южной Азии, где была принята другая форма одежды.

В-четвёртых, в израильской семье ребёнок растёт свободно, без понукания, без родительских зуботычин, сызмальства привыкая к свободе во всём, в том числе в выборе формы одежды.
Без комплексов.
После школы – обязательная армия, затем полугодовая-годовая поездка по миру, потом – университет.
Кто бы ему долбил голову галстуками и отутюженными брюками?
Только родители, так как школа и армия не вырабатывает вкус.

В-пятых, коренной израильтянин – это мачо! оторви да брось! – он знает, что его никто не защитит, кроме него самого.
И это воспитывается с детства.
А у мачо и внешний вид должен быть мачоистский!
То есть, разнузданный слегка.

В-шестых, и это идёт следствием из пункта пятого, – порядок предпочтений здесь, в этой вечно воюющей стране, не похож на таковой в любой другой стране.

Вначале идёт безопасность страны, окружённой со всех сторон неприятелем, можно сказать, не приятелями!
Затем идёт семья.
Потом всё остальное.
Здесь это чувствуешь ежедневно и ежечасно.

А потому – установленные миром нормы этикета, нормы ношения одежды и прочее – капитально отодвинуты на задний план!
Ну, жмёт мне обувь! Что, я не могу её снять и работать босиком? Тем более, что работать приходится головой, а не начищенными ботинками!

И, наконец, здесь у нас тепло!
Ёльки-пальки, как же у нас тепло, особенно с июня по октябрь!!
Жара.
Влажная жара.
Пекло.
Преисподняя.
Так что?
В такую жару галстук?
Ах, оставьте!

Вот, примерно так я думаю, когда заходит речь о том, почему в Израиле учёный народ ходит, как босяки! И как босячки, я извиняюсь за выражение! Но это так.

А теперь вернёмся к нашим баранам… Ой!

(продолжение следует)