artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Мухрака - 4. Ещё немного о бионике.

предыдущее здесь:
https://artur-s.livejournal.com/6398262.html

Действие четвертое. Незапланированное Автором ранее, что говорит о его (Автора) недальновидности.

Картина первая
В машине, мчащейся на недозволенной скорости по шоссе Кейсария-Хайфа.

Д о к а.
Старик, жми газ, пока я штаны застегиваю! Жми! Мужик у нее огромный, метра два, убьет насовсем! Гони!
С т а р и к
Да, видок у тебя неважнецкий. Конечно, полтора часа работать насосом, а потом бегать, как заяц – тяжко, сердчишко-то, небось, из штанов выскакивает?
Д р у г
И при этом вид у тебя не только взмыленный, но и задумчивый. С чего бы это?
Д о к а.
Хватит вам ржать! Я в некотором смущении, а вы... Друзья называется! Я вот вспоминаю, где я видел этого динозавра? Где? Нет, не мо...

Звонок мобильного телефона Доки.

Д о к а
Алле... Не понял. Щас гляну... Точно! Мама родная! А что теперь...? А? Да ты что! Он же... меня... Ох. Я подумаю. Спасибо. Ладно. Стоп машина! По тормозам! Стоп, Старик! Где мы сейчас?
С т а р и к
Ну? В Ор-Акиве. В чем дело?
Д о к а
Давай, рули к поребрику! Встал! Приехали.
Д р у г
Что опять?
Д о к а
Позвонила любимая. Блять, я даже имя ее забыл, а точнее, забыл спросить! Короче, оставил я там Ролекс свой! Ну этож надо так глупо обкакаться! Семь тысяч зеленых! Бля. Че делать, мужики?
Д р у г
Упсссс! Вот это номер!
С т а р и к
Ты уверен? Жалко.
Д о к а
Какой жалко! Что жалко? ETA 2892-A2 c автоматическим заводом, запас хода 42 часа, частота 28 800 полуколебаний/час, золотой корпус, родированная плата, в стиле Cotes de Geneve. Швейцария!
Д р у г
Е-мое. Ну и что делать теперь? Не возвращаться же.

Flag Counter



Д о к а
Поехали взад! Я что, Ротшильд? Ну скажите, я похож на Ротшильда?
С т а р и к
Да нет, вроде, на Луку Мудищева больше смахиваешь! Как так! Оставить такие часы! Ладно, поехали, жалко часики. В случае чего, мы на подхвате у тебя будем. Втроем осилим быка этого.

Картина вторая

На лестничной площадке под дверью любимой женщины расположились Старик, Друг и Дока. Планерка-пятиминутка.

С т а р и к
Ты двигай вперед. Если что – кричи. Мы здесь постоим.
Д р у г
У меня, по случаю, есть кастет. Детский. Сынок баловался, я отобрал утром. Дать?
Д о к а
Ну на всякий пожарный... Спасибо, ты настоящий Друг! Я пошел!

Картина третья

Комната незнакомки.
Она, озабоченная, сидит в кресле. Муж играет пудовыми гирями. Мужик здоровый, конечно. Но видно, что туповатый. Разве нормальный человек в такую жару будет тягать гири?

Звонок в дверь.

Входит Д о к а

Д о к а
Здравствуйте.
М у ж и к (басом)
Здорово живешь, Дока, ты как здесь оказался? Проходи.
Д о к а (присмотревшись внимательно)
Боря! Е-мое! Радость-то какая! А ты-то как... (осекается). Да, давно не виделись. Вот здорово! Вот это встреча!

Незнакомка с открытым ртом наблюдает за происходящим.

Б о р я
Что пить будешь? Холодненького, или может тяпнем за встречу?
Д о к а (мнется)
Так я не знаю даже...
Б о р я
Давай, давай не стесняйся, мы же старые приятели! (обращаясь к жене). Знакомься... а впрочем... мы же с ним три месяца отбухали когда-то на курсах военной переподготовки в Богодухове, под Харьковом. Давай, Люба, наливай нам водочки, да сготовь по-быстрому закусончику, а мы тут пока с другом побалакаем.
Д о к а
Люба... Да. Ага. Вот значит...
Б о р я
Чего ты там бормочешь, приятель? Располагайся, как дома. Давно не виделись. Расскажи, как дела? Как там твоя бионика поживает? Ну...
Д о к а
А? Какая бионика? Я тут в Израиле давно. Работаю. А-а что?
Б о р я
Да нет, я помню, что еще в Богодухове ты всем мозги компостировал этой бионикой и рассказывал кому попадя, как ты девок охмурял этой мутью! А тут слышу, баба моя про угря из Ладожского озера понесла чушь! Ну, думаю, неужто Дока и до моей доеба...

Входит Л ю б а с подносом (водка Смирновская, закуска, все чин-чинарем)

Л ю б а (настороженно)
Познакомились поближе, ребятки? Сейчас выпьем, закусим, чем Бог послал...
Б о р я
Сейчас Дока нам про бионику расскажет, он здорово в этом разбирается! Лехаим!
Л ю б а
Про какую-такую бионику? А-а... То есть...
Б о р я
Ну, Дока, расскажи чего-нибудь! Да ты пей! Пей, раз я налил! Пей!!
Д о к а (поперхнувшись и откашлявшись, уныло)
Можно и про бионику...

Картина четвертая. На лестничной площадке.

С т а р и к
Хорошо слышно, а? Рюмки звенят. Сволочь...
Д р у г
Да, я бы не прочь дернуть по одной. Скажи, как ты думаешь, вот мы поутру уже два часа ждали, пока он ее трахал, теперь сколько, по-твоему, мы будем торчать в подъезде? Пока его не начнут пиздить? Или пока они не нажрутся?
С т а р и к (с пафосом)
Товарищ! Мои старые уши не могут слушать более, как ты хулишь красу и гордость конторы, лучшего друга женщин Израиля и окрестностей... Погоди, погоди, там чё-то тихо стало как-то...

Картина пятая

Д о к а
Значит так. Давай, Боря, для разгону я травану за эту науку, а потом поговорим. Лады?
Б о р я
(пьет молча)
Л ю б а
(часто моргает. Но пьет со всеми)
Д о к а
(ну до чего же молодец! Держится храбро)

Итак. Знаменитый пароксизм Монтань-Пеле в тыща девятьсот втором году.
В середине апреля девятьсот второго года вершина горы вулкана Монтань-Пеле острова Мартиника начала сильно куриться. И это после пятидесяти лет безмятежного сна! двадцать третьего апреля на город Сен-Пьер выпал небольшой пепловый дождь, а шестого мая низверглись десятки тысяч кубометров раскаленного пепла. Восьмого мая сторона вулкана, обращенная к городу Сен-Пьер, распахнулась! Из нее вырвалась огромная черная палящая туча и с ревом ринулась вниз по склону.
Через несколько секунд Сен-Пьер исчез под огромным покрывалом. Все обитатели города погибли менее чем за минуту!
Так вот, кошки расстались со своими хозяевами заблаговременно, не дожидаясь, когда взорвется Монтань-Пеле. Несомненно, что причины, побудившие кошачье племя обратиться в бегство, были весьма и весьма существенными. Только чувство тревоги, непреодолимый страх могли заставить кошек перебороть свою врожденную, очень сильную привязанность к местам обитания и бежать от них без оглядки.
Аналогично поступили кошки, обитавшие в Вестманнаэйяре в 1973 году перед извержением Хельгафелдля (Исландия). Они дружно, за сутки до извержения вулкана, покинули город. "Если вулкан вновь задумает "поговорить",- шутят теперь жители возродившегося из пепла Вестманнаэйяра,- нас об этом заранее предупредят наши кошки".

Б о р я
(часто моргает)
Погоди, погоди, не так быстро! Я не успеваю... Давай-ка, еще по одной, и ты медленно еще чего расскажи! Любка! Тащи еще огурцов! Не видишь, что ли, тарелка пустая! Дока! Я не понял, причем тут твоя бионика? Ну, кошки... Собаки... Ну? Не врубился я!
Д о к а (слегка осмелев)
Видишь ли, Боря.
Суть этой, с позволения сказать, науки в том, что она проецирует выработанные за тысячелетия патенты природы на нашу с тобой горькую действительность! Ты пей, Боря, ибо мы бренны, а наука живет вечно! Лехаим! Попросту сказать, то, что кошки и прочие звери чуют жопой, мы с тобой, Боря, опираясь на науку, использующую эти кошкины заморочки, будем воспринимать через посредство приборов своими умными головами! Сейчас я яснее выразился, дружище?

Картина шестая

(На лестничной площадке)

Глубокий выдох Старика и Друга.
С т а р и к
Так. Полет нормальный. Гигант нажрался. Дока ведет 1:0!
Д р у г
Пожалуй ты прав. Но пора заканчивать кино. Где часы, где этот сраный Ролекс? Сколько можно?

Картина седьмая

Д о к а
Или вот, например, опять же из Литинецкого. Известно ли тебе, Боря, что в Гамбурге несколько аэродромов? Так вот, однажды, давным-давно, когда мы еще с тобой сопли жевали в детском садике, над одним из аэродромов славного города Гамбурга столкнулись в одной точке аж четыре самолета. Боря, ты не ослышался, именно четыре и именно в одной точке! Когда подсчитали математическую вероятность этого события, то оказалось, что она равна одной стомиллионной, то есть практически нулевой! Но событие произошло, Боря, и самолеты все эти – в брызги!
Стали думать, что делать. И, сам понимаешь, обратились к матушке-природе, то есть… правильно, Боря, к нашей любимой бионике! Наливай!
Б о р я
Пгоди, пгоди, не так часто... Эй, Люба, Любушка-голубушка... ты его внимательно слушаешь? Да? Внимательно? Ты его вниматииильна слушшшай, птамушта я его кое о чем вот-вот спрааашшшу... Так. Дёрнули по одной! Давай, Дока, дддвай, дружище, хааррроший ты мужжжик, хотя сссука пррряядочнайа... и-ик, ик, ии, еклмн, что этта, опять огурцы?
Д о к а
Так вот. Опрокинувши по одной, я продолжаю.
То есть, самолеты, конечно, вдрызг... то есть, в брызги. Да. Ну, стали думать да гадать, как бы с горя не поддать... то есть, я хотел сказать, как же горю помогать? И нашлись умные головы, которые спиз... ой! скопировали, то есть, природный патент у лягушки! Да, да, дорогие мои друзья, Боря и... э-э-э, Люся... э-э-э, то есть, Лю... как это, господи боже мой, Люба, Любушка. Да. А у лягушки или там, жабы, ну у этих пакостных склизких земноморд... земноводных, то есть, у них глаз фасетчатый. Знаете что это? Это не сплошной, как у обезьян или как у тебя... Боря, плесни еще... вот, а состоит из таких частичек-фасет. И любое изображение эти фасеты воспринимают от предмета, а передают друг другу поочередно одна к другой, одна к другой, одна к друг... ой! что это я? А. Вспомнил. Но мне больше ни-ни! Ни капли. Я, похоже, уже накушался...
Вот по этому принципу, по-фасетному, и создали прибор, на который летчики перррредают с самммолллета угол пикирования, угол кабрирования, в общем, все углы, какие там у них есть на самммолете, потом это... высоту полета, курс, скорость и все-все, прибор это перерабатывает в своемммм дурацком мозгу, или что у него там есть, всю информацию и разводит эти гребаные сссамммолеты по местам, по высоте, по эшелонам к ебаной... ой! извиняюсь, матери, и кладет, карроче на них на всех с прибором... все. Я кончил. Ой. Не подумайте плохого. Просто я за... кончил. Нет, не так... Боря. Ты где? Люся... ой... Люба... он где? Твой мужик.

Л ю б а
(громким шепотом)
Нажрался. Под столом лежит. Ох, горе мое, что с вами делать, с алкашами чертовыми? Дока, на вот, возьми свои часы и дуй отсюда побыстрее, а то он очнется, все кости тебе переломает!
Б о р я
(из-под стола)
Что? А?

Картина восьмая
Лестничная площадка. Темнеет.

Д р у г и С т а р и к нервно смеются.
Д р у г
(желчно) Ну, я тебе говорил. Они нажрались, напились, а мы, как идиоты...
С т а р и к
Тс-с-с... Кажется, выползает...

На площадку вываливается Дока с бессмысленной улыбкой через все лицо.
Его поддерживает давешняя Незнакомка с не запоминающимся именем. На руке у Доки поблескивают замечательные часы фирмы Ролекс.
В приоткрытую дверь видна небольшая часть комнаты, в которой явственно просматривается грузный мужчина со штиблетами сорок седьмого, или что-то около этого, размера. Мужчина лежит на полу и неспокойно ворочается. Похоже, что наука бионика оказалась выше его понимания, он загрузился и перерабатывает информацию.
Вечереет.
Темнеет.
В целом все говорит о том, что надо побыстрее мотать отсюда.
Ибо.
А что ибо?
Проснется – морду набьет.

И это пока все.
Tags: мои пьески, мои рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments