?

Log in

No account? Create an account

Беседы в Цюрихе - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

апр. 1, 2019

08:27 pm - Беседы в Цюрихе

Previous Entry Поделиться Next Entry



Из моей книги "ПОВЕСТИ, РАССКАЗЫ, ИСТОРИИ"



Преамбула.
Вчера в Хайфе встретил Рахель.
Репатриировалась всё-таки с полгода назад.
А когда-то упиралась шибко.
Да я о ней уже писал здесь в ЖЖ.


Вот нашёл.
Читайте!

Я уже говорил, что от Мюнхена до Цюриха свыше трехсот двадцати километров.
На рейсовом автобусе ехать часов четыре-пять, в зависимости от количества мест высадки пассажиров и шустрости водителя.
Наш водила держал всю дорогу 100 км/час, болтал по мобильнику и изредка подглядывал в навигатор, на котором змейкой вился маршрут.

Незадолго до границы на горизонте появились очертания гор, предвестников Северных Альп, которые с самолета, с юга пересекающего Швейцарию, смотрятся зеленовато-коричневыми буграми после ослепительных на ярком солнце снежных вершин Южных Альп.

Сначала таможня, а через несколько сот метров – граница.
Здесь, в районе городка Линдау, у восточного побережья Боденского озера, самого крупного, как нам сообщили, озера Европы, сходятся в одной точке три государства: Германия, Австрия и Швейцария.

Flag Counter



К примеру, с российским паспортом здесь сходу разворачивают взад!
Шенгенская виза не подписана? – ну и крути руль обратно, ибо нечего здесь делать! Только если особая страховка есть.
Израильский паспорт открыл нам двери и строгие швейцарцы, подмахнув рукой под козырек, впустили нас в свою красивую страну.

И начались тоннели!
Проскочили мы несколько без особых проблем, а через пару дней в одном из тоннелей шесть человек погибли, еще шестеро получили ранения в результате автомобильной катастрофы в кантоне Граубюнден ...

Через городки Сент-Галлен, Харисау и Винтерхур добираемся без приключений до Цюриха.
Всю дорогу за моей спиной зудел старушечий с пришамкиванием голос.
На редких остановках опознать бабку я не смог.
Но голос!
Рассказывал голос об интересных вещах, касающихся истории, географии и прочем интересном, касающемся Швейцарии.

Похоже, бабка была экскурсоводом.
Но отчего-то не голосила в микрофон, а нашептывала кому-то единственному.
Что за чёрт?
Стало интересно.

Все выяснилось уже по прибытию.
Пока наш шофер, изрыгая ругательства на немецком, искал, куда бы припарковаться бесплатно, я, развернув голову на сто восемьдесят с малостью градусов, обнаружил бабулю рядом с бесцветной теткой, которую она по старой, оказывается, дружбе обслуживала за небольшую мзду.

Сделав пару реверансов, книгсенов и прочих замысловатых па из репертуара интеллигенции восемнадцатого века, я сумел присоединиться к самодеятельной экскурсоводше и ее сухостойно – бесцветно – водянистой подруге. На предмет создания как бы группы, для которой не зазорно излагать историко-географические пассажи об этом достойном городе и его окрестностях.

Заодно я уяснил, что толковая старушка живет в городе Мюнхене уже несколько лет, предпочтя его своему любимому, дорогому и прочая и прочая Ленинграду, то бишь Петербургу.
Хорошая память, историческое образование, правильная речь сглаживали жалкое впечатление, создаваемое внешностью экскурсовода по имени Рахель.
Она одинока, потому что не нашлось мужчины, способного оценить ее достоинства, несмотря на мелкие недостатки, а именно: чересчур малый рост, скособоченная фигура, хромота, неряшливо растрепанные, с сильной проседью, давно не крашенные волосы, застиранные кофта и штаны непонятных фасонов и прочее.

Но мужики, как всем известно, кретины.
И когда она, волоча одну ногу и рассекая воздух Цюриха другой, на высокой скорости простригала улочки и проспекты славного города, без остановки треща про римские крепости на этом самом месте, про знаменитую Банхофштрассе, про бесчисленные рестораны и превосходные театральные сцены, про интереснейшие музеи и, конечно, про Цюрихское озеро, я, преодолевая свои проинтеллигентские и проседалищные-у-компьютера недостатки типа легкой одышки и другой геморойщины, вслушивался в ее речи, то глаза мои как бы покрывались исторической пеленой, а уши впитывали интереснейшую информацию, чтобы, к сожалению, уже назавтра выветрить её из головы.

Конечно, Цюрих – это Цюрих!





Само его название вызывает ассоциации с "городом мира", что порождает множество стереотипов. Кому при упоминании Цюриха не приходят на ум банковские счета и банкиры, чьи сейфы считаются самыми надежными в мире?

Кто ещё не в курсе, что здесь, на Банхофштрассе самые дорогие в Европе витрины магазинов самых престижных мировых фирм часов, одежды, ювелирных изделий? Кто не знает, что здесь самые-самые дорогие подвалы банков, набитые самым-самым, то есть, ну просто самым-самым дорогим запасом золота? Кто не...
Ну, я не знал.
Теперь, после рассказов Рахели, знаю.

Прогуляйтесь по симпатичному старому городу, модному новому району Zurich West, побывайте в десятках музеев и в ста галереях!
Я просто не успел охватить всё.
Погуляйте по набережной реки Лиммат!
Дойдите до Цюрихского озера.
Сделайте это!

Рахель просила...
Работа у нее такая…
С носа берет двадцать евро в день.
А что?
Знание – сила. А знает она много.

И про то, что в 15-м году до нашей эры здесь был заложен римский таможенный пункт Turicum = Zurich, и про то, что здесь 1700 ресторанов и баров, а самая высокая точка города – 870 метров. Знает, что в 1538 году установлены самые большие в Европе часы с циферблатом диаметром 8,7 м на церкви Святого Петра.
Знает, что основной достопримечательностью города является Гроссмюнстер с двумя башнями и базиликами, построенный в ХII веке.
Что Fraumunster XIII-XIV века принадлежал к числу популярнейших женских монастырей. А небесной красоты цветные витражи для него созданы в 1970 году Марком Шагалом, они очень украсили позднероманские хоры.
Что ратуша Цюриха размещается в монументальном позднеренессанском здании постройки 1694-1698 годов. Что Рихард Вагнер, Джеймс Джойс, Готфрид Келлер - всего лишь немногие из всех знаменитостей, живших на реке Лиммат. И так далее. И тому подобное. Und so weiter, как говорится.

Но я ж любознательный.
Вот и спрашиваю:
- А как вас, Рахель, в Мюнхен занесло? И вообще в Германию? При вашем имени запросто можно экскурсии водить по Иерусалиму или Тверии!

Сказал, и получил в ответ лекцию.
- Видите ли, молодой человек. Я могу вас так называть? Вы намного младше меня, а потому многого не знаете, вероятно.
Я согласно кивнул:
- Куда уж мне до вас, мол, уважаемая...

- Я, видите ли, одинокая женщина. Абсолютно свободная и независимая. Строю свою жизнь не под копирку, а согласно своему внутреннему видению мира. Меня калачами с сиропом не заманишь никуда. Тут никакие Сохнуты не справятся!
Я одинока и тем горжусь. Сама садик я садила – сама буду поливать!
Я люблю Ленинград, и если уезжать отсюда, то только туда! В Израиле бывала не раз, с экскурсиями облазила всю вашу страну от Эйлата до Кирьят-Шмона.
Но здесь мне лучше и спокойнее. Тут хотя бы не стреляют. Вот вы, к примеру, лично, знаете, что такое воздушная тревога? Вы сколько лет в Израиле?
- Скоро шестнадцать, уважаемая. И про воздушную тревогу знаю. А что?
- Да так, к слову. Я терпеть не могу звуки сирены. Хотя и не довелось, к счастью. Это раз. Во-вторых, я – вольная птица. Захочу – завтра повезу экскурсию в Париж, потом – в Мадрид. Захочу – дома посижу. У меня с восьмого этажа видны снежные вершины Альп.
Вот, за несколько лет я объездила всю Европу! Все страны. Живу в свое удовольствие! Не мечта ли это каждого человека?

- Мечта, - согласился я. – Правда, кроме путешествий бывают и другие удоволь...
- Бывают. Но я живу так. И довольна своей жизнью. Европа – это чисто. Это уютно. Это... Вот вы были уже в Пинакотеке в Мюнхене? В старой, я имею в виду.
- Нет, не был.
- Вот видите! Там же Тициан, Рубенс, Эль Греко, Питер Брегель! Эх, вы! А вы можете увидеть их в своем Израиле? То-то! Или вот Цюрих. Захочу – приеду сюда на следующей неделе. Я же частный экскурсовод. Найдется какой-нибудь русскоговорящий турист – его сразу ко мне. Так что у меня и удовольствие и заработок!

Рахель смерила меня взглядом с головы до ног.
- А вы что, молодой человек, считаете меня предательницей, что ли? Почему я должна жить там, где мне не хочется?
- Ни боже мой. Отнюдь. Как говорится. Просто мне хочется понять, как еврей может жить в Германии? Вы ведь пособие от этой страны получаете, верно, Рахель?
- Да! И еще сто тысяч таких как я. А что? Это зазорно?
- Я этого не сказал. Это вы сказали, Рахель.
- А что, в России Сталин убил миллионы своих граждан – значит, в России жить теперь нельзя? Или Альталена в Израиле? Вы, конечно, помните?
- Помню.
- Ну. Так что? Где можно жить? Где должны жить евреи? Вот мне здесь хорошо. Я чувствую себя европейкой. Здесь масштабы! А в Израиле я бы возила туристов – десять километров туда и десять – обратно. Не развернуться. Так что не надо меня критиковать! Вот даже здесь, в Цюрихе…

- Да, кстати, Рахель, о Цюрихе. В 1385 году отсюда тоже выкинули последних евреев и аж до девятнадцатого века им было запрещено селиться в благословенной, демократической и так далее, Швейцарии.
Хорошо, Рахель, что сейчас не четырнадцатый век или, скажем, не тридцать третий год в Мюнхене.
А? Кстати, Рахель, вы не в курсе, почему пивную в центре Мюнхена, где в двадцать первом году Гитлер устроил небольшой сабантуй, до сих пор не сровняли с землей? А, наоборот, налево от входа под навесными замками содержатся пивные кружки Путина, Буша и других чудо-богатырей! Я лично бы снес. Но меня никто не спрашивает….Да. Много чего интересного в мире творится, Рахель. Но вы – то тут не при чем.
- У каждого есть право выбора, - ответила частная экскурсоводка-космополитка - европейка, - давайте лучше продолжим нашу экскурсию.
Итак.
Мы с вами находимся...