artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Categories:

К своим. Вперёд к Ханаану.



Из моей книги "ВОСХОЖДЕНИЕ"



Глава тридцать третья. К своим.

Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Скоро уже исполнится год с тех пор, как Давид взялся за эту работу.
Несколько раз он ломал почти завершенную статую, находя недостатки и неточности.
То она казалась ему слишком маленькой, то чересчур громоздкой. То терялись пропорции, то каменное изваяние Оры казалось не похожим на оригинал, то еще что-нибудь.
Последний месяц он почти не спал в палатке с женой и дочерью, а бродил вокруг своей работы, подыскивая характерный жест или меняя по мере возможности какую-нибудь складку в одежде. По мере возможности – потому что базальтовая трехметровая фигура была уже практически готова, но чувство незавершенности и недосказанности бродило в нем, заставляя вновь и вновь возвращаться к работе и добавлять еще штрих и еще раз…
Жизнь его сосредоточилась на этом каменном изваянии, и он торопился вложить в него все свои мысли и чувства, боясь потерять то, что переполняло его душу по отношению к этой женщине, ставшей для него олицетворением Любви.

А между тем, бедуин, приютивший его семью, собрался кочевать, уходя из этих мест, и перед Давидом вставала проблема: а что дальше?
Можно было двигаться вместе с ним, тем более что старшая жена бедуина по имени Саба подружилась с Орой, помогала ей во всем и просила Давида не покидать их.

Давид обнаружил невдалеке от их стойбища разновидность тамариска, который в весеннюю пору выделяет сладковатую жидкость, быстро застывающую на воздухе в виде белых шариков, похожих на град.
Бедуины - большие любители этого лакомства - с наступлением весны отправлялись в пустыню собирать урожай и употребляли в пищу сладкую смолу тамариска под названием ман.
Весной из глубин Африки в Европу тянутся огромные стаи перепелов.
Измученные дальним путешествием, они, как правило, садятся на землю вдоль морского берега, ослабев до такой степени, что их можно ловить руками. Так что баранина и говядина в меню разнообразились и птичьим мясом.
С водой тоже почти не было проблем.
Бедуины знали, что, несмотря на длительную засуху, у подножья гор под хрупкой пленкой песка и извести обычно собирается дождевая вода. Достаточно разбить эту оболочку и – пей, сколько влезет.
В окрестностях Мерры они нашли горький источник и с помощью веток кустарника эльвах подслащали его воду.
Однажды забрел к ним заблудившийся в пустыне немолодой еврей Аарон, прибившийся, как и Давид, к кочевнику-бедуину.
Давид не видел раньше этого человека, но постепенно они разговорились и даже подружились.
Аарон знал грамоту и рассказал много интересного о том, что произошло в Египте за год, прошедший со времени Исхода.
- А ты, почему не ушел со всеми нами? – спросил Давид.
- Боялся.
- Чего боялся? Я тоже боялся, но меня заставили. А, кстати, оставаться там разве не страшнее?
- Оставаться было страшно, но ты знаешь, какая поднялась пропаганда после вашего ухода? Мернептах был уверен, что Израиль обречен на неминуемую гибель среди безводных пространств. Он напал на Ханаан. Он разбил хеттов, опустошил ханаанские города и селения, толпы рабов и военнопленных снова были приведены из мятежных городов побережья — Аскалона и Гезера.
В Галилее был предан огню и мечу ряд крепостей.
Сирия снова лежала у ног фараона.
Египет ликовал.

В честь своего триумфа Мернептах приказал высечь на каменных стелах победный гимн, заканчивающийся такими словами, вот они у меня записаны:
Враги повергнуты и просят пощады,
Ливия опустошена, Хета присмирела,
Ханаан пленен со всем своим злом,
Захвачен Аскалон, Гезер полонен,
Племя Израиля обезлюдело, семени его больше не стало,
Сирия стала вдовой для Египта,
Все земли успокоились в мире,
Скован всякий бродяга царем Мернептахом...
После этого не только я, но и многие оставшиеся евреи присмирели и сникли. Только совсем недавно я был избит надсмотрщиком и убежал, куда глаза глядят, пока не наткнулся на этих добрых людей, которые меня приютили. А что ты собираешься делать, Давид?
- Пока не знаю. Скульптуру Оры я почти закончил. Что делать – не знаю.
- А что делать? К своим надо подаваться, вот что я думаю. Давай вместе, а?
- Наверно, ты прав.

Flag Counter



А еще через неделю они увидели вдали костры и шалаши. Там все еще стоял лагерь, разбитый Моше у подножья горы Синай.
Вскоре путники приблизились к лагерю и явственно услышали, как пустыня оглашалась ударами бубнов: в центре стана израильского кружился хоровод женщин, и к нему неслась ликующая песня избавления:

Воспою Яхве —
Высоко вознесся Он,
Коня и всадника его
Он низвергнул в море.
Оплот и слава моя Яхве,
Он спасением мне был.
Это Бог мой — я прославлю
Его, Бог отца моего — вознесу Его.
Яхве — муж битвы, Яхве — имя Ему.
Колесницы фараона и полки его низвергнул в море,
И избранные воины его утонули в море Тростниковом.
Сказал враг: погонюсь и настигну,
Разделю добычу и насыщу душу свою,
Обнажу свой меч,
Уничтожит их рука моя.
Дунул Ты дыханием Твоим, и покрыло их море,
Как свинец погрузились в бушующие воды.
Кто Тебе подобен между богами?
Кто как Ты святостью силен?
Исполненный славы, творящий чудеса!..
Так пели израильские женщины, а весь народ подхватывал припев:
Воспою Яхве —
Высоко вознесся Он,
Коня и всадника его
Он низвергнул в море


Этот импровизированный псалом стал отныне боевым походным гимном Израиля.

Глава тридцать четвертая.
Вперед к Ханаану.


Со страхом смотрели Давид, Ора и маленькая Ривка на гранитные утесы, которые стояли подобно сторожевым башням при входе в загадочный мир духов.
Их хорошо встретили.
Никто ни о чем не спрашивал.
Людям хватало своих проблем.

Из уст в уста передавались леденящие кровь рассказы.
Здесь, в обители грозного Яхве, оживали все те предания, которые издавна окружали священную гору.
Говорили, что ночами Владыка Синая ходит среди ущелий и горе тому, кто встретит Его на пути. Яхве обитает в таинственном мраке, у Него нет никакого образа, и только голос Его может прозвучать с вершины, как он прозвучал Моше из пылавшего куста.
Другие, напротив, полагали, что Яхве имеет человекоподобный облик, но ни один смертный не может остаться живым, взглянув на Его лицо.

Для народа синайский Бог был, прежде всего, Божеством огня и бури.
Быть может, не случайно само Его имя созвучно со словом «хава» — «веяние». Он всегда является в пламени, от Его раскаленного дыхания тают холмы и плавятся гранитные утесы.
Его окружают сонмы «сынов Божиих», Он повелевает небесными светилами. Среди богов нет более могущественного, чем Яхве.
Он Бог Синая, но он же Владыка пустыни, Сеира и Ханаана.

После Исхода Яхве показал свою власть над Амоном и другими богами Мицраима. Ведь «мир» для них ограничивался Египтом и Передней Азией, а дальше начинались окраины Вселенной.

Простояв год у горы Синай, израильтяне вновь тронулись в путь и добрались до южной границы Земли Обетованной, где остановились в пустыне Фаран, близ города Кадеш.
Здесь их ждало разочарование - долгожданный Ханаан оказался неприступным и хорошо охраняемым.

Израильтяне, так легко кидавшиеся из одной крайности в другую, впали в отчаяние.
Яхве, которого жалобы достали окончательно, решил истребить всех путешественников и поразил их язвой. Относительное прощение для своей паствы вымолил Моше.
Евреи побоялись сразу войти в Ханаан и упросили Моше отправить разведчиков, с тем, чтобы те, вернувшись, описали страну и перспективы жизни в ней.
И хотя эта просьба была выражением сомнения в Боге, который вывел евреев из Египта и обещал им эту страну, все же Моше согласился отправить глав двенадцати колен на разведку.
Вернувшиеся разведчики сообщили, что страна «укреплена до неба» и населена великанами, против которых евреи «маленькие, как кузнечики».
Только главы двух колен утверждали, что земля обетованная прекрасна, и что стоит войти в нее.

Народ поверил, естественно, большинству и всю ночь с восьмого на девятое Ава евреи плакали, говоря, что Бог привел их в эту страну из злобы и что лучше бы они умерли в пустыне...
Тогда Бог разгневался и сказал, что в этот раз евреи плакали напрасно, но теперь у них появится множество поводов для плача в эту ночь.
Таково будет наказание за грех неверия.

И первым наказанием стал запрет поколению, вышедшему из Египта, войти в Святую Землю!
Люди, усомнившиеся в Боге, были обречены сорок лет скитаться по пустыне - по году за каждый день разведки и умереть в ней, как они и просили. Только те, кому еще не исполнилось двадцать лет, увидят землю обетованную.

Во-вторых, за то, что евреи испугались (несмотря на все чудеса и знамения) народов, населявших Ханаан, и отказались войти в Израиль в выбранное Богом время, было сказано, что теперь евреи смогут получить эту землю только после тяжелых войн, хотя могли получить ее чудесным образом - безо всяких усилий.

После этого, без малого, тридцать восемь лет израильские племена вели в Кадеше мирную пастушью жизнь.
Предоставленные сами себе, они прекратили жертвоприношения Яхве и не соблюдали обряда обрезания у мальчиков.
Зато новое поколение израильтян закалилось в стычках с бедуинами, узнало пустыню, и было готово к завоеванию Ханаана.

После смерти Аарона израильтяне двинулись на юг, к заливу Акаба.
С его берега они свернули на север, обогнули враждебный Едом и, наконец, остановились у потока Заред.
На другой его стороне, вдоль Мертвого моря, тянулась территория Моава.

Моше знал, что после войны с аморреянами моавитяне обессилели, поэтому он не опасался их сопротивления.
Израильтяне беспрепятственно прошли через страну Моав и дошли до пограничной реки Арион.
Переправившись через реку, сыны Израиля истребили все население Аморрея, оказавшее сопротивление захватчикам, после чего покорили страну Васан.
Создав таким образом базу для нападения на Ханаан, воины пустыни во главе с Моше вышли на восточный берег Иордана.

Накануне решающей битвы Моше умер, успев передать всю полноту власти Иисусу Навину, смелому воину и прирожденному вождю.
В ходе кровопролитных боев Иерихон пал, и долгожданный Ханаан покорился израильтянам.

продолжение следует
Tags: мои книги: электронный и бумажный формат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments