?

Log in

No account? Create an account

Из неопубликованного. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

авг. 3, 2019

09:37 pm - Из неопубликованного.

Previous Entry Поделиться Next Entry




Глава седьмая, не вошедшая в мою книгу "ВОСХОЖДЕНИЕ"



Цветок в проруби.

В заводской поликлинике последние восемь лет Давид был своим, кадровым больным.
К невропатологу он ходил регулярно раз в месяц, чтобы выписать рецепт на снотворное, это был седуксен или реланиум, помогавшие ему бороться со стойкой многолетней бессонницей, от которой так и не удалось избавиться.
Врачи рекомендовали больше ходить пешком, ездить на велосипеде и гулять перед сном. Он стараться уходить от лишних стрессов и вообще не брать в голову, как говорил доктор, сделавший ему некогда спино-мозговую пункцию.
Но, подняв его в свое время на ноги, врачи не могли подстилать соломку под каждое его падение.
Что они могли сделать, если причины срыва остались?

В семье не произошло никаких изменений: суровая Лидия оставляла его в автономном, замкнутом мире, не пытаясь даже вникнуть в проблемы мужа; осточертевший завод не выпускал его из своих объятий, а образ Леры так и витал в его мозгу, загоняя депрессию вглубь, где она копилась, грозя когда-нибудь взорваться с еще более ужасными последствиями.

Все чаще он думал о Свете, которая входила ненавязчиво, неспешно в его жизнь, хотя он позванивал ей на работу лишь время от времени, а виделись они вообще очень редко во время его вечерних прогулок по темным улочкам, где росли старые тополя, и ощущалось некое подобие чистого воздуха, не отравленного парами бензина и выхлопными газами, которыми редкие автомобили загаживали не дышащий чистой землей заасфальтированный центр города.

Гуляя по тополиным аллеям, он жаловался ей на здоровье, рассказывал о неприятностях на работе и в семье, а она больше молчала, слушала, давала советы и исподволь изучала этого неординарного человека, полного сил, энергии и знаний, который чахнет, попав в заколдованный круг.
Все больше она осознавала, что это он, тот, о котором грезила еще с девичества, и надо же, оказывается, они издавна ходили по тем же улицам, рядышком, но не пересекаясь!
Когда они были вместе, ей казалось, что так и должно быть; им надо отбросить чуждых им людей, случайно путавшихся под ногами – ее мужа и его жену – и соединиться, наконец, и эта идея пугающе реально захватила всю ее, без остатка.
Она поняла, что любит этого человека глубинно, это ее судьба!

Flag Counter



Его мысли кружили по замкнутому кругу, из которого он не видел выхода, а ее пока не впускал в свои душевные бури, не веря, что именно от нее придет помощь!
– Я уезжаю на той неделе в Гизель-Дере, – сказала Светлана как-то вечером, когда они прогуливались после работы.
– А где это? И надолго?
– Рядом с Сочи, на три недели. Я тебе пришлю адрес, напишешь письмо?
– Конечно, какой разговор!

Странно он чувствовал себя в этот момент!
С одной стороны, эта затянувшаяся связь, казавшаяся бесперспективной, стала его утомлять: ведь ясно, что он никогда не бросит семью, сына ради кого бы то ни было, а с другой - все больше и больше он привязывался к этой видной, красивой и умной женщине, рядом с которой чувствовал себя защищенно и комфортно.
И ведь она тоже замужем, у нее тоже сын-школьник, ну куда мне эти проблемы, нет, не вытянуть их! Да и стоит ли напрягаться: все бабы хороши, пока гуляешь с ними, уж опыта мне не занимать, а вот распишешься – будет все одно и то же, что с Лидкой: она сама по себе, а я сам по себе! Знаем мы их: все они одинаковы!.. Но что меня так к ней притягивает? Нехватало еще мне второй Леры для полного счастья! Нет, погодим пока, вот уедет, потом приедет, а там и поглядим... не гони лошадей, товарищ!

И еще было одно препятствие на этой ухабистой любовной дороге: это сын!
Давид обожал его, хотя Мишка - трудный ребенок. Ребенок! Парню исполнилось восемнадцать лет, а отец дрожал над ним, как над грудным. В школе он считался проблематичным: не в отца пошел! – соглашался директор школы с завучем.
Мишка учился в той же школе, которую Давид закончил с золотой медалью, и они могли сравнивать толкового, но ленивого и безалаберного сына с трудолюбивым и способным отцом.
В седьмом классе даже предложили родителям отдать сына в ремесленное училище.
Лидия, которую шустрый ребенок своими шалостями доводил до истерики, была готова спихнуть его куда угодно, лишь бы не мешал, но тут горой за пацана встал отец!

– Только десять классов и потом институт! Точка! – так сказал он жене, так говорил он и учителю, и завучу, и директору школы, которые, в конце концов, приняли его объяснения, что лучше отца никто не знает о способностях сына и все согласились на том, что всю ответственность Давид берет на себя.

Потом Мишка закончил десятилетку, к великому удивлению сомневавшихся, со средним баллом четыре с половиной, что было очень неплохо для такого энергичного, мягко говоря, непоседы.
Потом перед приемными экзаменами в престижный вуз Давид готовил его дома по разработанной им системе, названной сыном каннибальской, которая включает в себя подготовку предметов с восьми утра до восьми вечера со строгим чередованием сорока пяти минут учебы с пятнадцатиминутными физическими упражнениями, для чего он взял на работе отпуск и сидел с сыном всю абитурьентскую сессию.
Результат изумил даже самого абитуриента: все пятерки и одна четверка, то есть двадцать четыре балла при проходном двадцать один!

От радости отец с сыном стояли на голове!
Потом папаша занял исходную позицию, то есть встал на ноги, а сын продолжал стоять на голове весь первый семестр, в результате чего завалил профилирующие дисциплины.
Опять скандалы, шум и крик, затем пересдача на нервах, а потом пошло повторение первой серии этого кино во втором семестре!
Так что в голове у Давида даже не было и тени сомнения: сына он не может оставить в таком безвоздушном пространстве!

Света уехала в отпуск. Гизель-Дере, Гизель-Дере, так, где это на карте? Ага, вот Сочи, Адлер, ага, вот-вот эта дыра! Ладно, отдохнем пока и подумаем...

* * * * *

Здравствуй, Светик мой прекрасный!
Слежу за погодой на Черном море. Под тридцать – о-го-го! А у нас – поздняя осень, грачи куда-то улетели... К тебе, наверняка! Похоже, что приедешь черная от загара и в конопушках, так что придется мне в кафе «Под масками», если удастся тебя туда затащить, быть в строгом черном костюме, дабы не контрастировать.
Зря я не выпросил твою фотографию и не сделал запись твоего голоса! Но все равно я отчетливо вижу тебя и слышу голос, особенно твой смех. Я псих, да? Часто ты явственно приближаешься ко мне по улице Горького к школе в своих темных очках, которые скрывают твои чудесные, растворяющие меня, глаза. Разобью я, пожалуй, эти очки! А чтоб не скрывали!
Тебе там еще не надоело? Уже целых девять дней! Скучаю... Мне почему-то не стыдно за свой лепет, хотя я уже старый сорокалетний мужик. Когда-нибудь я буду стыдиться, наверное, но пока что, вспоминая тебя, я таю и млею.
Вчера у Мишки был день рождения, и я был приятно удивлен количеством его приятелей и их отзывами о нем. Девочки читали стихи, и вообще было здорово, я за него очень рад. Ты ничего не пишешь мне о Грише, как его учеба? Он проблемен не меньше моего, так что мы хорошо понимаем друг друга. Детки наши - цветочки нашей жизни! Ох, скоро, видать, будут нам ягодки, как бы не отравиться! Их учеба – наша погибель!
Хорошо тебе сейчас: море, беззаботная жизнь, никакого варева, кайф! Отдыхай! Только не люби никого, кроме меня, ладно? Потому что ты мне очень дорога и становишься все роднее.
Обнимаю и целую тысячекратно. Твой Д.

* * * * *

– Где ты встречаешь Новый Год?
– Дома, а где еще? Это же семейный праз... ой, извини, Светик, я, кажется, что-то не то...
– Да нет, что ты! В хорошей, дружной семье так и надо вести себя...
– Ну, перестань, что ты заводишься...
– Нет, это ты перестань...
– ...Опять бросила трубку... А что я такого сказал? Черт возьми, а что, я должен всех бросить и бежать с ней... ку-да?

Ее нетерпение Давид умом понимал: встречаемся, встречаемся, а как праздник, так – в семью! Но нельзя же так резко: раз – и бросил! Любовь любовью, а семья, долг, сложности быта, а потом: неужели прямо так сразу уходить из семьи? Ну, эти женщины!
И Ольга тогда, после больницы, давай, говорит, возьми меня замуж! А как только замялся я, так через пару месяцев нашла какого-то москвича – и дунула с ним! Нет, брат, шалишь, знаем мы вашего брата бабу! Чуть что – сразу тащат из семьи!...
Да-а-а... Слушай, братец Шапиро, а не дурак ли ты? Ты про какую семью сам себе мозг компостируешь? Не про Лидку ли, случаем?
Да она тебя в упор не видит, ты ей нужен как грошетаскатель, мудак ты, ей-богу! Вот дела... А что делать-то? Ни хрена себе, запутался! Но Света – это святое... Я же вижу – любит она меня! То, что надо было мне всю мою житуху, черт побери! Да и я ведь привык к ней уже, но любовь ли это?

– Алло, кардиология? Мне ординаторскую!.. Ординаторская? Будьте любезны, мне Светлану Андреевну... Нет? А где она? Не работает?.. А... что с ней?... Семейные проблемы... Да, это так... знакомый... Нет, не срочно. Извините, спасибо.
– Алло, это Анна Семеновна? Здравствуйте. А можно Светлану Андреевну?.. Да, это так... знакомый... Ну, я у нее лечился... А можно с ней поговорить?
– Послушайте, если вы тот самый знакомый, из-за которого моя дочь разводится, ломает свою семью, то... Вы Давид? Вот что я скажу вам, Давид, не морочьте Светочке голову, вы уже довели ее до того, что она не спит, плачет все время, сама на себя не похожа...
– ...Разводится?... Когда? Она мне ничего не говорила...
– Слушай, ты человек или нет? Я прошу тебя, оставь ее в покое... Или женись! И не звони больше, слышать тебя не хочу!

Шок! Этого Давид ожидал меньше всего...
Как же так? Не посоветовалась, ничего мне не сказала... Что же теперь будет?

А ничего и не было.
Жизнь для него продолжалась, как и раньше: домашние заботы, хлопоты о сыне, вялая работа и диссертация, которая медленно продвигалась к завершению.
А тут еще подготовка к выступлению на научно-практической конференции «Промышленная робототехника», которое он готовил, а читать доклад-то будет рыжий пьянчуга, по совместительству работающий его начальником.

– Алло, Света?
– Слушаю...
– Давно не виделись... Я соскучился ...
– ...
– Как твои дела?
– Нормально.
– Есть какие-нибудь новости?
– Нет у меня новостей.
– Э-э-э... А у меня грандиозная новость! Мне предложили должность начальника отдела в НИИКомплектного Электропривода! Помнишь, как-то я говорил тебе, что готовлюсь к конференции? Так вот, там я и получил это предложение! Здорово!
– Поздравляю. Я всегда знала, что ты способный человек. Желаю тебе успеха.
– Погоди, ты как-то скучно поздравляешь! Надо же это дело отметить... надо встретиться, наконец... мы так долго не виделись!
– Я занята. Не могу.
– Чем занята, если не секрет? Надо же встре...
– Я переезжаю на новую квартиру...
– То есть куда это? ...
– Я разделила квартиру и переезжаю с мамой и сыном...
– Э-э-э... Помочь? Может, нужна моя помощь?
– Нет, спасибо, не надо, я справлюсь сама. До свиданья.

Продолжение следует.