artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Categories:

Непалка



– Дальма, откуда ты?
– Из Катманду.
– Это Непал?
– Да.
– Ты неплохо говоришь на иврите. Сколько лет ты в стране?
– Три года. Я и другие языки знаю.
– Какие?
– Мы, парбатии, говорим на непали. А ещё знаю индийский, майтхили, бходжпури, авадхи, английский, немного французский, арабский…
– Это кроме своего, непальского? А откуда арабский?
– Я и сейчас подрабатываю у арабов из Нацерета. Они хорошие люди и платят хорошо.
– А сколько ты получаешь в день?
– Сто шекелей. Двадцать шесть долларов.
– Ну, это не много…
– А знаете, сколько зарабатывают в Непале? Три тысячи непальских рупий в месяц. А сто долларов – это полторы тысячи… Здесь, в Израиле я зарабатываю за два дня вместо месяца там, у нас.
Я работала и в Лалитпуре и в Панаути, не только в Катманду, и везде платили мало.
– А сколько тебе лет?
– Двадцать восемь.
– Ты одна приехала сюда? Где твоя семья?
– Я здесь с сестрой. Она работает в Тель-Авиве. А остальная семья в Катманду. Они не могут нас кормить. Мы с сестрой зарабатываем и посылаем туда деньги. Там ещё восемь моих братьев и сестёр. Они молятся за нас с сестрой богине Кумари.

Flag Counter



– Ты чувствуешь, что это тебе помогает? Расскажи, как ты это чувствуешь.
– Я работала два с половиной года у одной марокканки.
Она старая.
И у неё двенадцать детей. Дети её не любят, потому что она очень злая. Она всё время кричит. И на меня тоже. Они к ней не приходят и она злится. Потом зовёт их, плачет, что болеет и умирает, а когда они придут, начинает на них кричать. И на меня тоже.
А потом я тоже стала плакать и сказала своему начальнику, что я больше не могу, чтобы он меня перевёл к другому пожилому человеку. Я ведь стараюсь работать, как надо: и варить умею, и убирать дом, и помогать, если надо в коляску посадить или вымыть её под душем. Я стараюсь.
Но мне было тяжело, и я попросила родителей помолиться за меня. Они пошли в храм и помолились. И меня сразу перевели работать к Адассе. Она добрая.

– А ты хочешь уехать домой?
– Конечно, хочу. Но мне надо заработать, чтобы помочь семье переехать в другой дом.
– Ты, наверное, умеешь готовить? Что ты любишь больше всего?
– Дхай бхат таракари! Это вареный рис с чечевицей и овощным карри и свежей или маринованной соей. И ещё гхиу – пшенную кашу с маслом из молока яка или буйвола .

– А израильскую еду любишь?
– Да. Тут есть всё. Но острая марокканская пища мне нравится больше всего!
– А когда у вас лучшее время года, чтобы в гости к тебе приехать?
– Лучше всего – это басант и хаманта! Это весна и осень. Не так жарко. Можно подойти поближе к Аннапурне, хотя она всё время в снегу, но всё равно красиво. Приезжай!

– Приеду. А как ты приехала в Израиль?
– Папа и мама тяжело работали на посадках риса. Это очень-очень тяжело, потому что всё время надо стоять в воде. Они не хотели, чтобы я так тяжело работала. Папа пошёл в агентство и за двадцать тысяч рупий купил мне работу в Кувейте.

– Как это купил работу?
– Он заплатил деньги и получил для меня разрешение работать в Кувейте.
– А что ты там делала?
– Я убирала помещения в одном богатом доме. Там были ещё две девочки из Непала и одна из Индии. Я убирала, другая готовила пищу, а те две ухаживали за старушкой и старичком.
– И сколько времени ты жила в Кувейте?
– Один год и ещё половину года. И вернулась в Непал.
– Почему?

– Там плохо. Там платили мало, а работала я много. И ещё. Там все женщины ходят в таких длинных чёрных платьях и всё время в платках и лицо закрыто. Там мужчины отдельно и женщины отдельно. Там нельзя парню сидеть с девушкой рядом, если это не одна семья. Там есть комнаты отдельно для мужчин и для женщин. Вместе нельзя.

– Ты тоже надевала длинное платье и закрывала лицо?
– Нет, но надо было всё время ходить в платке.
– Что было дальше? Ты вернулась в Катманду и …?
– Я жила дома ещё полгода, а потом папа купил мне работу в Израиле.
– А как тебе у нас?

– Здесь лучше. Здесь, как в Непале: горы, зелень, трава. А в Кувейте только равнина и всё время сухо. И платят тут больше. У меня виза на пять лет. Если меня здесь захотят старики, за которыми я ухаживаю, то могут продлить визу. А если не захотят, то я уеду.
– А ты училась в школе? У тебя есть образование?
– Да. Я училась в школе. Шесть лет. А больше у меня голова не принимает. Моя сестра умнее меня. Она училась одиннадцать лет. У неё голова лучше принимает.

– А у вас в Непале красиво?
– Да. Очень красиво. Там есть Гималаи и Эверест. Я была там, но наверх не пошла. А внизу очень красиво. Я была в Сингапуре, в Гонконге, в Индии, ну и в Кувейте. Но у нас там красивее. Как в Израиле. Только тут есть море. И ещё тут Красное море. Я была в Эйлате. Там сказка!
– А где бы ты хотела жить?

– Дома. В Непале. Мы буддисты. Здесь я должна ехать в Тель-Авив, чтобы помолиться Будде. Там есть такая комната на Тахана-Мерказит, и там можно молиться. И потом, в Катманду у меня мама, ей пятьдесят семь лет, я должна ей помогать, я отсылаю половину заработка ей, а половину кладу себе в банк. Год назад папа умер, и я должна помогать маме. Она сейчас вместе с моим братом работает на поле. Рисовом поле. Это тяжело, и я должна ей помогать.

– А твоя страна большая? Сколько там народу живёт?
– Тридцать миллионов. Много. А ты откуда приехал в Израиль?
– Из России. Ты слышала о такой стране?
– Да. Там плохо.
– Почему ты так думаешь?
– Мне марокканка сказала. У неё до меня была русская. И мне марокканка рассказала про Россию. Оттуда убежало тридцать миллионов людей. И все в Америку. В Америке хорошо. Тридцать миллионов – это столько живёт в Непале. Целая страна убежала из России, потому что там плохо.

– А ты знаешь, где находится Россия?
– Нет. Где-то на севере. Там очень холодно. Даже рис не растёт. И люди уехали оттуда. Ты хочешь вернуться в Россию?
– Нет. Здесь мой народ. Здесь моя страна. Мне хорошо здесь. Вернуться не хочу. Но в гостях бывал. Там, где я был, рис не выращивают.
– Вот видишь! А я хочу вернуться в Непал. Там хорошо. Вот заработаю денег и уеду туда. К маме и братьям с сёстрами. Человек должен жить в своей семье. И в своей стране. Правда?
– Правда.

Где же ты сегодня, Дальма?
Tags: мои рассказы
Subscribe

  • Казино

    Девяностая дорога начинается на границе с Ливаном у Метулы и идёт на юг вдоль западного берега Кинерета до самого Эйлата, то приближаясь к…

  • Женщина-загадка.

    Но сначала про Лондон. Про командировку в этот город. Командировочные дела я провернул тогда быстро. Оставалась пара дней, и я решил поскитаться по…

  • Эх. Молодость...

    – Короче, Старик, давай поговорим за жизнь. За твою, к примеру. – Не понял. Какого дьявола… – Погоди, не кипятись! Из нас троих, сидящих за этим…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments