artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Categories:

О зависти, или Паровоз Черепановых.



– А кто сказал, что зависть чёрная или белая? А почему не зелёная? Или красная? Красная зависть – во-первых, как говорится, это красиво. Да?
– Ну, ты скажешь, Дока! Серобуромалиновая зависть. Хе.
– А знаешь ли ты, Друг, что чёрную и белую придумали для отвода глаз. Чтоб не стыдно было говорить: да, я ему завидую. Убил бы, ссс…, но у меня она белая, поэтому я ему улыбнусь и проскриплю: давай, давай, не волнуйся, она у меня белая…
Чушь всё это! Зависть – она всегда одного цвета: чёрная. Со всякими говнистыми оттенками. Но никак не беззлобная. Так-то вот. А ты как мыслишь, Старик?

Вода Кинерета была ровной и гладкой, как кожа любимой женщины.
Ни ветерка.
Мы сидим в наружном кафе мемориала Бейт-Габриэль и курим, запивая никотин кофием зверской силы, который прочищает наши мозги, измученные трудами праведными.
Есть ещё и внутреннее кафе, но там почему-то не работает кондиционер, хотя на улице под тридцать градусов тепла.
Нам нравится здесь бывать.
В нашей стране, с её бешеным ритмом жизни, с её новостями, ежедневной порции которых хватило бы на год каким-нибудь Нидерландам с их вечными тюльпанами, с её шумом и первобытной энергетикой, выплёскивающейся на наши головы, тем не менее, немало таких мест.
И это одно из них.

Душа отдыхает, как говорится.
Зелёная травка, ровно подстриженная, плавно облегает холм, стекающий от здания Мемориала к озеру-морю, гордости израильской, воспетой местными композиторами и поэтами. Одна Номи Шемер чего стоит!
Здесь всегда тишина, уют и покой.

Flag Counter



– А ведь есть такие люди, которые никому не завидуют. – Друг потянулся, хрустнув хрящами. – Вот, к примеру, есть у меня знакомый по кликухе Азачем Копипейстер. Он говорит, что никогда никому не завидовал!
– А зачем? – спрашивает. – Мне ничего не надо. Я доволен. Зачем завидовать? Ну, нету у меня машины. Ну, и что? Зачем машина, если я на работу пешком, с работы пешком? И потом, есть автобус, если что. Пешочком здоровее! Идёшь, мышцы разминаешь, воздухом дышишь. Да и денег на бензин не надо! Вот тут хвастаются: я там побывал, я здесь побывал… А зачем? Есть телевизор! Там всё показывают. И Россию и заграницу. Ужас, что кругом делается! Всюду воры, убийства, жестокость. Нет, мне это не надо. А зачем? Сижу у компьютера, читаю те же новости. Потом делаю копи-пейст и запускаю в какой-нибудь Фейсбук или Живой Журнал. Потом рекламку каких-нибудь памперсов вброшу! И бросаю в копилочку бабки от рекламодателя! Все дела. Пешком хожу – здоровье прибавляю, не мотаюсь по самолётам и поездам – сижу дома без суеты, на работе красота – не надрываюсь, в тихой заводи сижу, на одном месте уже тридцать лет, никого не трогаю и меня не трогают. А потом вечером – шасть в тот же Фейсбук! Или в ЖЖ. Пара часиков – и детишкам на молочишко! Красота! Тихо, мирно, без нервов, спокойно живу.

– Чего вы вдруг затеяли этот разговор про зависть. Ну её к чертям. Хотите, я вам лучше расскажу про паровоз Черепанова?
– Про что, про что? Иди-ка ты, Старый, в баню! Но и там не говори про это – шайками закидают!
– Ну, это вы зря, мужики. Послушайте меня, старого, и поймёте кое-что для своей же пользы. В том числе, и про зависть, чёрную, белую и всякую другую, но по-интеллигентски заретушированную, я бы сказал, завуалированную, кхе-кхе.
Только не перебивайте меня, дайте договорить, и тогда сами поймёте, переведя с моего эзоповского языка на ваш, варварский! Лады?
– Давай, дружище. Не томи, давненько не слышали мы твоих побасёнок!

– Итак, я начинаю!
Народ говорит, что коэффициент полезного действия первых паровозов был не более трёх процентов.
Остальное это шум, рёв, дым и пар. И ещё, конечно, гудок. Это само собой.
Потому что шороху-то надо навести! А как же! Мы, вроде бы, едем! Разойдись, народишко, кто куда!
И с тех пор бытует поговорка: Всё ушло в гудок. Шуму много, а действий мало. Или вообще никаких действий. Ноль. Только трёп. Пустой трёп на ровном месте.
Зачем? Для чего?
Вот и я говорю: у советских интеллигентов это дело было здорово поставлено. И живёт, между прочим, по сей день. На сегодняшнюю секунду, как любила выражаться одна из уважаемых мною подруг.
Но хватит трепаться!
К делу.

Давно не бывал я в Донба… нет, в Сибири. Потом, лет через несколько, приехал.
И сразу по гостям… Туда-сюда, к тому сначала, а к этому потом, и наоборот…
Короче, замордовался по гостям ходить.
И вот, наконец, прибыл к Сухомлиновым.
Отличные, между прочим, ребята.
Он – инженер, начальник цеха на заводе, она – врач, зав. отделением больницы.
Всё чин-чинарём, водка-пиво, шампанское-фрукты. Как надо. Как доктор прописал.
Потом разговоры, разговоры и разговоры.
Вспомнили Вьетнам. Они были там три года по его работе, лет двадцать тому назад. Вспомнили, конечно, в разрезе Израиля, а как же.
Мол, не только вы, ну то есть, мы, заграничные, а мы тоже, мол, бывали за кордоном и привезли оттуда "Москвича". Новой по тогдашнему времени модели.

Вот сидим мы в их двухкомнатной хрущёвке, которая не распашонкой, а с проходным салоном, то есть, со смежными конурками, и беседуем за жизнь.

– Ну, и как вы там поживаете, в Израиле? – спрашивает Валентин невзначай. Вижу, он напрягся и в кучку собрался. Думает, начнём мы сейчас хвастаться и щёки напыживать. Конечно, все так ведут себя, которые из-за бугра…

Я это дело просёк и сходу сел на тормоза.
– Давай, Валя, выпьем по маленькой, а потом расскажу.
Выпили. Вижу, он чуток размяк.
– Хорошо, – говорю – живём. Грех жаловаться. Поначалу были трудности с языком, с работой, с жильём, а потом всё устаканилось.
– Ну, а подробнее можешь? – это он уже слегка успокоился. Видит, что я не пру напролом и не вздымаю грудь от счастья. – Ну, например, где работаешь, сколько получаешь? А то я в последнее время тут аж долларов семьсот огребаю. Да.

Рассказал я. На психику не давил, но и не темнил шибко.
Скис он чуток. Но хорохорится.
– А вот живёшь где? Что за хата?
Я рассказываю. Тоже сдержанно стараюсь.
– Ничего себе! – Валентин насторожился. – Два этажа? На вас двоих? Зачем это? И потом это же дорого. Наверное?
Я ответил, что это нормально и денег хватает, учитывая рассрочку по выплатам и неплохую зарплату. А детки живут отдельно.

Снова выпили.
Перешли на другие темы. Забыли, вроде бы.
Ан, нет!
Ушёл Валя в спаленку, копошился там минут десять и вышел. В руках куча бумаг.
– Вот, – говорит. – Тоже хочу похвастаться!
– Что это?
– А это планировка моего дома!
– Какого дома?
– Так не только тебе в своём Израиле жить красиво в двухуровневой квартире, а и мы не лыком шиты да не пальцем деланы! Вот, смотри!

И он стал с упоением рассказывать и показывать, какая красивая у него будет квартира. Вот второй этаж. Тут, смотри, спальни аж две штуки, ванна с душем, кухня и прочее. А на первом, вот видишь, салон и тут ещё комната и вот здесь…

– Погоди чуток, – тормознул я его. – Это что вообще такое, что за дом, откуда? Я рад за вас. Где он, такой красавец? И когда переезжаете?

И стал Валентин рассказывать, правда, сумбурновато, что есть у него друг. Богатый человек. Этот друг миллионами ворочает только так. У него у самого и денег куры не клюют, и два дома, один здесь, другой там. И вот рядом с домом, который здесь, он хочет для Валентина построить вот этот самый дом! Просто за дружбу. Уж очень он его уважает и обещает построить ему за свои деньги…

– Стоп, стоп, стоп! – я не понял и попросил разъяснить. – Есть друг. Который сильно уважает. И который за свои бабки, в честь большого уважения, хочет возвести вот эти хоромы. Тебе. Я правильно понял?
– Ну да. Правильно.
– А это ещё не дом, но уже планировка. Картинка. Да?
– Ну да. С этого и начинается. Это же проект. Почти готовый. А что?
– Да нет. Всё путём, как говорится… Ну, и когда?
– Что когда?
– Вселение.
– Вот построит он, тогда я и вселюсь.
– За так?
– Странный ты человек, ей-богу. Да. За так. У вас там, в Израиле такого не бывает? Ха. А у нас в новой России бывает. Друг – он завсегда поможет!
Мы уже всю родню пригласили на новоселье. Когда будет. Все нас уже поздравили.
И ты приезжай!
Я сейчас частенько песенку мурлыкаю:
Друг всегда предложить готов
Место в лодке и круг…

– Да. Хорошая песенка. Но я рекомендую тебе слушать песни на иностранных языках, в которых ты ни в зуб ногой!
– Почему?
– Да потому что большинство песен вообще напичканы бессмыслицей. Но если на русском языке – ты поймёшь и расстроишься. А на непонятном языке ты слушаешь только мелодию. И если она спокойная, типа "… друг всегда предложить готов…", то ты расслабишься, не понимая чепухи! Только от музыки, если, конечно, это не рок, не рэп и прочие нехорошие слова… А здесь, где понимаешь слова, ты можешь расстроиться от невыполненных, например, обещаний. Я не о данном случае, а вообще. Как говорится, так сказать…

Побазарили ещё немного и разошлись.
Мы уехали. Они остались. А за суетой я этот разговор забыл.

Прошло с тех пор лет десять. Если не больше.
Недавно узнал.
Хватил Валентина кондратий. Слегка. Не совсем. Но на работу в свой цех костыляет на палочке.

Живут они по старому адресу. В двухкомнатной хрущёвке.
Что да как – неудобно спрашивать.
Но они с женой так и остались романтиками.
Кажется.
Не знаю точно.
Неудобно было спрашивать.
А люди они замечательные. Это точно.
И не всегда у них всё в гудок идёт. Просто, видать, школа такая у нас, у бывших советских.
Погудеть хочется…J
А где тут зависть, спросите? Да я тоже так думаю.
Не зависть это была, а просто паровоз.
Который Черепанова. С гудком.

– Да, Старик, повеселил, ничего не скажешь! Болтология – это наше всё. И кпд соответствующий. Ага, Черепановский паровоз… А вот я хочу убить вас документами! Вчера скинул и-мейлы на бумагу, чтобы сегодня вас повеселить.
Приготовились?
– Давай, не томи. Чего ты там приготовил?
– А вот послушайте. Итак.

1.Первое письмо от него пришло в марте:

"Давай обсудим вариант нашей встречи в этом году. 1. Первый вариант – мы покупаем путевки в Н-ске и намечаем место встречи с тобой. 2. Второй вариант. Мы могли бы, к примеру, прибыть в Израиль в период 15 сентября – 4 октября. Если бы ты позволил остановиться у тебя на несколько дней, чтобы мы могли радиально совершить с твоей базы несколько экскурсий, как-то в Хайфу, Тель-Авив, Иерусалим, возможно на Мертвое море, было бы здорово. Далее мы уехали бы в Эйлат на недельку - дней на десять. Мог бы ты заранее купить нам все эти экскурсии и путевки (расчет немедленно при встрече)? Не присоединитесь ли Вы к нам? Сколько это нам будет стоить? Покумекай, пожалуйста, и посоветуй как еще можно поступить?"

Я ответил на все вопросы. Покумекал. Посоветовал.

2. Через 10 дней.

" Мы все планируем свои действия. Надо принимать решение, чтобы купить билеты уже сейчас. Принципиально все зависит от того, можно ли остановиться у тебя на два-три дня? Ответь на этот вопрос. Я понимаю, что это тебя стеснит и это определенные неудобства.. Если скажешь, что нам лучше рассчитывать на гостиницу – никаких с моей стороны претензий и, тем более, обиды не будет. Можешь ли ты свозить нас в Хайфу (без ночевки) и в другие близлежащие окрестности твоего города с возвращением каждый раз на базу?. Далее мы бы отбыли автобусом в сторону Иерусалима и далее в Эйлат. Там мы планируем пробыть дней 5-7. "

Я ответил, что не стеснит. Давай, говорю. Валяй. Всё в норме.

3. Через 2 недели

Высылаю тебе мой график проведения времени в стране обетованной. С благодарностью приму критику и замечания, а также корректировку затрат. В сухом остатке должно быть одобрям или не одобрям

График путешествия в Израиль в сентябре (ориентировочно с 15 сент.)
Дни пребывания
Город,маршрут Вид транспорта Колич.дней Стоимость$ на одного чел. Примечание

1. Перелет Н-ск -Москва-Тель-Авив-Москва-Н-ск Авиа 1
G7 Из Москвы Эль-Ал 700
1. Переезд Бен-Гурион -Назарет Маршрутное такси - 70 102 км
2. Поездка в Хайфу Ты 35 км
3. Поездка в район Кинерет Ты
4. Экскурсия в Иерусалим-с возвращением в Назарет автобус 1 45
5. Переезд Назарет-Мертвое море Маршрутное такси 180
250км
6. Ночевка на Мертвом Море, отель Gardens 1 75
6. Переезд в Эйлат авто. 180 220 км
7-13 Отдых в Эйлате Отель Yam Suf Ambassodor 7 60х7=420
Экскурсия в Петру 150
13. Переезд отель-аэропорт 15
13. Перелет Эйлат-Тель-Авив авиа 90 354 км
13. Переезд Аэропорт Бен-Гурион до отеля Center 30
14. Проживание в отеле Center Тель-Авива 2 85х2=170
14. Экскурсия по Тель-Авиву 40
15. Переезд от отеля до аэропорта Бен-Гурион 30
15. Движение в сторону дома

Суточные расходы 16х30=500
Страховка 1200 руб

$ 2695 х 29 = 78155руб.+ страховка=79355 руб.


После такой серьёзной бумаги я впрягся и на рысях стал всерьёз готовиться к визиту друга с женой, был в двух турагенствах, договорился о ценах, близких к приведённым в план-графике, уточнил с ними маршруты и прочее и прочее и прочее, что заняло несколько дней.
Но это же в предвкушении встречи со студенческим другом, корешом и серьёзным человеком, доктором наук и завлабом!

Через полмесяца.

4. " Извини. Денег нет. Поездка в этом году отменяется."

И всё ушло в гудок!
Я знаю, что ничего сверхестественного там не произошло. Все живы, здоровы.
К чему все эти просьбы проплатить заранее?
Зачем этот дивный шум? И Дым? И Пар?

Для красоты слога?
И мы, дескать, не лыком шиты?
Денег нет?
Тогда нахера этот дивный график?
Кстати, так до сих пор и жду его...

– Да, привык советский человек к красивым лозунгам. – Старик хохотнул. – Отвыкнуть никак не получается.
И ещё мне вся эта история напомнила.
Хрущёв обещал как-то, что к восьмидесятому году все советские люди будут жить при коммунизме. Красивые лозунги были на эту тему. Развешивались они повсюду. Прикрывая ветхие постройки. Въелось это в мозг миллионов.
Не выковыряешь!

Красивые слова, а за ними пшик.
Обидно!
Особенно, когда касается твоих друзей.

– Я вам тоже хочу рассказать парочку случаев про такой же гудок и про малый кпд! – я посмотрел на гладь Кинерета, там слегка пошли волны, видать, ветерок набрал силу.

– Сначала напомню то, что уже как-то рассказывал. Про НИИКЭ. Про выставку в Москве, где нам был отведён почти целый павильон "Электротехника".

Если помните мой рассказ об этом случае, дело было в июле, стояла дикая жара и в одном из роботов, играющих в шахматы между собой, сгорел транзистор. Робот осатанел и стал вращаться с вытянутой рукой длиною в пару метров вокруг своей оси! Вся комиссия, во главе с министром, прибывшим в павильон, полегла на пол, отползая из опасной зоны.
Так вот.

Суть моего рассказа об этой выставке в том, что в течение полугода весь наш институт стоял на ушах, готовясь к этому действу!
В гудок и шум этого черепановского паровоза ушла работа ведущих отделов института.
Можете прикинуть материальный ущерб, который был причинён государству этой показухой, учитывая, что минимальное число сотрудников в отделе – сорок человек, а отделов участвовало ого-го как много!
После этого позорища начальство выкинуло из кресла руководителя отдела робототехники некоего М. и передало его отдел мне, грешному, в добавок к моему, любимому. И стал я шефом всей робототехники в НИИКЭ. И попытался работать не на гудок, а всеобщей пользы для, но не успел. Сначала развалился институт, а потом и вся держава.

А всё почему?
Трёп, а-ля-ля, переходящие в пустой звук, а точнее, в гудок. Чиста паровоз! Черепановский.

А теперь перехожу к совсем недавним событиям из того же цикла.
Приехала к нам знакомая жены. Сто лет они не виделись! Воспоминания студенческих лет, охи, ахи, а помнишь? А ты помнишь? А я ему тогда сказала нет! А этому – тоже нет… Короче, слёзы с плачем и смех со слезой… Ушедшая молодость.

А потом началось…
– А вы знаете, я была в Швеции четыре раза! И Стокгольм, и этот, как его, Гётеборг, и Трондхайм, но нет, это в Норвегии, там я была три раза. И потом, в восемьдесят не помню точно каком году, я делала круиз вокруг Европы как раз из Стокгольма, или из Осло, кажется… Какая красота! Помню, заходим в Гибралтар, слева Африка, нет, она справа, а слева, помню, Португалия, нет, справа Марокко, а слева Испания…

Мы заслушались, конечно.
Молодец, красиво излагает. Только немного путано. Но всё равно молодец. Я люблю таких людей. Увлекающихся.

– А потом в этом круизе мы попадаем в Рим! Ах, Колизей! Ах, Помпей! Ох, арка этого… как его? да, а потом мы были в Помпеях. А? Нет, не была. А в Венеции да! Какая красота! Боже мой! Красотища! А теперь вот решила в Израиль. Да. Тут и Верка в Ашдоде и Нинка в Цфате и ты, то есть, вы тоже здесь!
– Да, у меня план такой: Иерусалим сначала! Я у батюшки благословение получила! Говорю ему: я, батюшка, на святые места настроилась, благословите! Он и благословил. А потом, конечно, хочу в Тель-Авив, на Мёртвое море и в Эйлат. А вы меня в Хайфу подбросите? И по Северу? И на Кинерет! И в Хаммат-Гадер! Ой, спасибо! Век буду благодарна! Вот вам алтайский мёд привезла и конфеты наши! Научились помаленьку! Тоже не лыком шиты! Правда, всё остальное… Вот у нас в подъезде таджики мангал поставили, шашлыки из баранины жарят. Вонища на весь квартал, да и в подъезд не зайти: они же кругом сидят! И по-русски ни бельмеса!
Поэтому я своим студентам говорю: учитесь и учитесь! Покатайтесь по миру, посмотрите, как люди живут! Не живите, как в помойке!

– А ты где преподаёшь? Какие студенты? Ты заканчивала педагогический, я уже забыла…
– Да. Я преподаю английский. В институте, даже в двух. Поэтому у меня нет проблем с языком в разных странах, где я бываю. Правда, последние путешествия были давно уже, где-то в восьмидесятых …
– Так тогда в капстраны пускали только партийных.
– Ну да, тогда я была партийной…
– А сейчас?
– Видите ли, ребята…
– Да ладно уж, можешь не уточнять. Каждый живёт, как он хочет…
– Как он может. Вот в чём проблема. Все мы из того, советского мира. Не все живут, как хотят. Далеко не все! Что, мне нужны эти костры в подъезде на этой Затулинке, окраине сибирского города, далёкого не только от всего мира, но даже и от центра своей страны. То ли китайское будущее у этого города, то ли ещё какое… Кто знает? Всё время говорят о врагах, то ли американцы нас, то ли китайцы… На кой чёрт этому Ермаку с этим Грозным нужна была эта Сибирь?... Морозы и слякоть десять месяцев в году… Дремучесть какая-то.
– Ну, так ты же побывала и в Швеции и в Норвегии. Тоже северные страны, а вон как живут! Не тужат.
– Да, ты скажешь… Европа – она Европа и есть!
– А чего ты тогда сидишь там, где тебе не нравится? Семья большая? Не пускают?

– Так я же одна. Ни мужа, ни детей. Жили мы с мамой в деревяшке на Кропоткинском жилмассиве, потом дом снесли и дали нам на двоих хрущёбу – двушку на выселках. Я раньше и не слышала, что есть такой Затулинский жилмассив. А вон как получилось – уже лет тридцать, как живу там… Мама давно умерла. Я одна. Кавалеры были, да сплыли. Каждому ведь что надо? Ясное дело. Только одного. Да ещё и вкалывай, корми его да пои!... Ну, нет уж! Я лучше одна как-нибудь… Работаю, коплю, зарплата-то не ахти, иногда и не доедаю, но денежку откладываю вот на такие поездки по миру.
А что делать, если у нас всё не так, да не этак? Всё гонимся то за Европой, то за Америкой, в догонялки играем… А догнать никак не можем! И начинаем их хаять. Виноград зелёный оказывается всё время… Всё у них сдираем под копирку, и их же поливаем помоями! Дурной мы народ.

– Это ты зря! Вот ты, например. Мир хочешь посмотреть, не закрываешься в своей скорлупе и не мычишь оттуда, что всё хорошо и тебе ни черта не надо! А то есть такие, знаешь: работа-дом-работа. Летом огород, где всё время кверху жопой. И никуда из этого замкнутого круга не могут вырваться. Да и желания у таких людей нет. Либо водку хлещут, либо телевизор смотрят, либо совмещают два эти удовольствия! Здоровый, животный образ жизни! И всё им вокруг фиолетово!

– Вот я и пытаюсь своим студентам это объяснить…
– А они что?
– А они не верят. Хотя слушают, раскрыв рты. А потом между собой ухмыляются. Вроде того, что давай, давай, рассказывай, а сама-то непристроенная, живёшь на выселках, да оттягиваешься по заграницам по самой дешёвке, экономя на жратве, да на тряпках с допотопных времён…ой, что-то я по пьяни не то говорю, извините, это что у вас такое? Коньяк, что ли? А икорка вкусная, давно я не баловалась, что и говорить, студенты где-то правы, конечно…
Но я ни о чём не жалею! Мир повидать – это же здорово! Вот, помню, в Париже…

– Да, да. Особенно рядом с Эйфелевой башенкой. Толпы негров впаривают всем подряд каких-то бабочек на колёсиках, тащатся с уговорами за тобой, а не берёшь – злобно шипят вслед! Европа красива, слов нет, но она уже скисла и расквасилась. Скоро вся Европа будет молиться в мечетях, поверь моему слову. Ладно, ты не расстраивайся! Ты успела повидать полмира, то, что даже во снах не привидится обычному российскому совку с его рабской ментальностью. Там издавна привыкли строить воздушные замки, вместо реального мира сидеть, перечитывая на десять раз давно исчезнувших вместе со своим временем Толстых и Достоевских.
Вместо того, чтобы идти в ногу со временем, учиться, стараться не отстать, они закрываются в свои конурки, поливая всё вокруг грязью и злобной завистью. Неумехи, осколки прошлого. Сидят в прошлом, не видя настоящего, вытекающего меж пальцев.

Одно только успокаивает. Всё же там, на фоне всеобщего торгашества, есть молодые ребята с мозгами, энергией и мотивацией, которым не всё равно, какой будет их страна в будущем. Они рвутся вперёд, учатся и бог даст, не позволят в который раз уже просрать такую большую страну!
Беда в том только, что мы, лично мы, таких не знаем. Слышали.
А пока что, только болтовня, биение пяткой в грудь, мы великие, страна великая, тот великий, этот звезда, та тоже звезда, кругом звёзды… эх.

Гудок – он и есть гудок. Наш паровоз вперёд лети! Только паровоз-то Черепановский. Три процента кпд. Не больше.

Вот так и поговорили.
Два мира – два кефира. И два зефира тоже.
Потом мы повезли её в Хаммат-Гадер.
– Ой, неужели это я здесь, не верю! Ох, это правда, что я в двух метрах от Иордании сейчас? Вот эта колючая проволока – это правда граница? С Иорда-а-анией? Фантастика. Не верю, что это я здесь…

Потом она уехала путешествовать по стране и звонила из каждого города. Восторги. Ах, Мёртвое море! Ох, Эйн-Геди! Ой, Эйлат! Уф, риф коралловый! А вон там Египет, а там уже Саудовская Аравия! Боже мой! Неужели я попала в такие места?...

А потом ей домой.
На Затулинку. С таджикскими товарищами в вонючем подъезде.
Хорошая баба, ребята, скажу я вам.
А вот что-то не сложилось.
Мир повидала, а возвращаться надо на родину.
К мангалам в подъезде…
Обидно.
Но это твоя родина, дочка. Это если перефразировать того папу-червяка…

Закат, между тем, догорал, как говорили классики.
Ночь вступала в свои права.
Тоже избитый штамп.
Дались мне эти Толстые с Достоевскими…

Скажу просто. Было красиво, тихо, тепло, как между ладонями… тьфу, это же вроде, Чехов. Тоже классик. Великий украинский поэт, как говорил Некто...

Кстати.


Не такая она уж безобидная и смешная эта зависть.
Начинается она тихой, так сказать, сапой.
У кого-то медленно и постепенно, а у кого-то мгновенно и категорически.
У него Мерседес, а у меня Жигули. С чего бы это? Учились вместе, по бабам ходили в молодости вместе, пили по-чёрному вместе. Так с чего же он уже Генеральный, а я... я... всё ещё... А-а-а-а, у него наверняка там... волосатая лапа...ага! точно! Ну и что с того, что он доктор каких-то там наук и ещё чего-то там... А зато у меня... у меня...
И пошло-поехало.
И эта зависть почти немедленно перетекает в злобу, а потом в ненависть! Порой, в лютую ненависть! С соответствующими вначале лёгкими завываниями на ухо друзьям-подружкам, потом более громкими криками-оскорблениями в соцсетях, потом ярыми призывами к действиям! Всеобъемлющим! Немедленным! Жестоким! Вплоть до....!

Знакомо?
Вот именно...
Так что не надо никому завидовать.
Не можешь? Не умеешь? - сиди и молчи в тряпочку.
Умеешь лучше? - докажи себе и другим! Делами. Действиями. Достойно. Не унижая себя. Не позоря своё имя.

Не завидуй!
Tags: мои рассказы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments