Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

я

Колокольчики. ( Записки старого романтика)



Из моей книги "ЦИКЛОТИМИЯ"



Длинь-нь-дин-динь-нь-дин – это звенит колокольчик на ветру.
Мода такая пошла: колокольчик повесишь на балконе, он звенит и душа успокаивается – расслабляешься...
Динь – дин, динннь – диннн...
И еще что-то этот звук напомина... А-а-а. Точно! Ее голос. Голосочек. Да, да... Чуть не помер я от этого голосочка. Рита. Ну полное несоответствие нежного, ангельского голоска - той толстой, с одутловатыми щеками и широкими плечами девятнадцатилетней девушке.
В отца она пошла. Мать – нормальная стройная русская женщина, а отец – огромный двухметровый еврей, с лысиной и гигантским брюхом. В отца – это точно. И руки ее с черными волосиками и нежными пальчиками с тщательно ухоженными наманикюренными ногтями.
Большая лю... Любовь? Разве это была любовь?

На первом курсе я обратил на нее внимание именно из-за пышущих румянцем толстых щек и бесформенной толстозадой фигуры.
Ф-фэ-э-э.
Когда она стала проникать мне в душу – уже не упомню точно, но, похоже, со времени обработки ею моего лучшего друга, когда она приходила вечером на строительство спортзала, который сооружался силами студентов, и приносила нам с ним, дежурившим на стройке, пирожки и варенье к чаю.
Она смотрела на него по-кошачьи, жмурясь и мурлыкая ерунду своим нежным колоколичьим голосочком.
Ко-ло-ко-л-л-л-и-чьим.
Именно.

Flag Counter

Collapse )
я

Мутное солнце



Из моей книги "ЦИКЛОТИМИЯ"



Пасмурно. Вот-вот закаплет.
Серое небо, ненавистный серый цвет. Противно.
Сижу в гостях. Скука.
С балкона вид неплохой, но нет солнца.

Слева вдали горсткой рассыпаны дома Афулы.
Видно, как по прямому отрезку шоссе, называемому в простонародье «Стрелкой» чередой выдавливаются из города машины и ровным строем движутся в южном направлении в сторону перекрестка Мегидо и дальше, к Самарии.
Правее, ближе к горизонту, на горной гряде скопище зданий палестинского Дженина, переходящие с небольшим промежутком в Умм –эль-Фахм. А дальше, за ним опять палестинские территории.

Что за страна у меня?
Два шага влево – Средиземное море, вправо – Сирия, только разбежишься к северу – стоп! там уже Ливан, а на юге, в Эйлате, пялишь глаз одновременно на Иорданию, Саудовскую Аравию и Египет, сидя в Израиле!
Что за страна!? Малышка.

Flag Counter

Collapse )
я

Ульпан. В поисках работы.



Из моей книги "ВОСХОЖДЕНИЕ"



Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Книга Первая. Глава восемнадцатая.

Занятия начались в бомбоубежище в центре Кирьят-Тивона.
Просторный класс вмещал большую группу в двадцать пять человек.
В случае боевой тревоги герметически запиралась мощная стальная дверь, включался кондиционер, и занятия продолжались.

Самой юной в группе была Ирочка, дочь рижского писателя и публициста, который собирался приехать с женой через год, а самым пожилым оказался Давид, который, тем не менее, стал самым способным учеником, на лету хватая премудрости языка и разъясняя остальным конструкцию предложений, переводя на русский язык, поскольку милая и симпатичная преподавательница Нэта знала лишь иврит и английский, а по-русски, кроме «карашо» и «кибенимат», не шпрехала совсем.

Кстати, второе слово было ходовым в стране с давних пор, и даже старый анекдот говорил об этом: пришел новый репатриант (оле-хадаш) устраиваться на работу, его не берут, с горя он ругается «кибенимат», его и спрашивают: как так, ты только приехал, а уже говоришь на чистом иврите?

Контингент собрался смешанный, но, в основном, были люди с высшим образованием: инженеры и врачи, даже один доктор наук-физик.

Вскоре группа заговорила на ломаном иврите, легче пошло общение с местными, было интересно и весело.
До обеда шла учеба, потом прогулки по красавцу Тивону, несмотря на начавшуюся жару и палящее немилосердно солнце, к обеду стоявшее в зените.
Но воздух – чистейший, без признаков дыма и, главное, пыли, так что ботинки, начищенные в начале недели, оставались блестящими к концу ее!

Flag Counter

Collapse )
я

Юбилейное. Стариковское.



- Старик, у меня предложение. Вот ещё пара месяцев, и насколько мне не изменяет память, кое-кому из нас стукнет восемьдесят! Не будем уточнять, кому именно, но насколько мне память не изменяет, это не мне и не Другу… э-э-э-, я прав?
- Допустим. Ну и…
- Вот я и говорю, у меня предложение. Попробуй вкратце, минут на сто, обрисовать твой жизненный путь, не столько личный, человечий, так сказать, а именно творческий. Ты ведь вправе говорить о двух ипостасях своей творческой жизни: инженерная и литературная. Я прав, Друг? Старик ведь для нас с тобой пример правильно прожитой жизни, маяк, так сказать…
- Факт.
- О! Я и говорю…
- Дока. Ну что ты за трепло. Опять юродствуешь…
- Отнюдь! Нет, правда, Дед. Я сейчас серьёзно. Пришло время. Я не шуткую. Я действительно думаю, что ты прожил очень интересную жизнь, и дай-то Бог, ещё проживёшь немало в назидание таким, как мы с Другом. Короче, расскажи, время есть. Место чудное, располагает к душевной беседе … да и просто интересно послушать, как во второй половине двадцатого и в начале двадцать первого веков работала и красиво душевно оттягивалась советская интеллигенция еврейского происхождения на самом гребне слома и краха одной культуры и вливания совсем иной культуры…
- Так. Дока, я так и не пойму, ты опять за своё или серьёзно хочешь…
- Старик, ты его не слушай. Давай тяпнем по маленькой, но крепкой, а потом всё же хотелось бы послушать. Всё же восемьдесят – это не шутка. Попробуй изложить, а мы с трепачом Докой внимательно тебя послушаем, ей-богу.
Как всегда в последние двадцать восемь лет, что мы в Израиле, беседа велась на природе, а именно в небольшом, но уютном ресторанчике на открытом воздухе в крепости города Акко, что в Западной Галилее на самом берегу Средиземного моря. Крепость эта знаменита, во-первых, тем, что её не смог взять сам Наполеон Бонапарт, а во-вторых, тем, что в подземельях этой крепости находятся недавно найденные археологами залы крестоносцев, которым восемьсот лет от роду!




Часть этих залов была найдена случайно одним из узников крепости, которая была британской тюрьмой во времена Британского Мандата в Палестине начала прошлого века, а часть – в 1994-м году, и тоже случайно.
Тут замешана такая крутая история, где перемешались крестоносцы, Византийская и Османская империи, Британия и арабы с евреями и, естественно, Израиль, и мы втроём, старые и верные друзья, выходцы из бывшей советской империи.





Столик наш открыт всем солёным средиземноморским ветрам, и на нём тесно угнездились пара бутылок хорошего вина из погребков Зихрон Якова и закусон в арабском стиле с множеством тарелочек с местными диковинными салатами.
- Ладно, уступаю вашему натиску, братцы.

Flag Counter

Collapse )
я

Из опубликованного.



Из моей книги "Восхождение"



Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Книга Первая. Глава двадцатая.

Есть работа!

Цви Коэн, саманкаль, то есть заместитель генерального директора и технический директор компании, молодой еще тридцативосьмилетний мужчина, с утра скучал.
Жизнь не казалась ему подарком.
Фиат 127, старый и облезший, как дедушка Реувен, с утра опять чихал и кашлял, но всё же завелся, а проехав почти всю дорогу от Кирьят-Моцкина до улицы Керен-ха-есод уже в Кирьят-Бялике, застрял в ста метрах от места работы и, хоть тресни, так и не поехал дальше, пришлось там его и оставить, и топать пешком.

Зарплату задержали на два дня, а Сами, манкаль (гендиректор) и вроде бы, друг, не дал взаймы, пришлось залезть в минус в банке еще глубже до самого до разрешенного. Короче, всё так себе, надо крепко экономить, а то поездка на неделю в Швейцарию, которую запланировал с симпатичной коллегой по работе из «Лейтмана», материнской фирмы, сорвется. Надо крепко экономить на проектных расходах, особенно на зарплате сотрудников!

Он почесал высокий, правильной формы, лоб, а точнее крепкую залысину, и его круглые карие глаза задумчиво обвели потолок, давно не беленные стены и прошлись по двум рядам кульманов, за которыми уже корпели двое старательных "русских" конструкторов.

Габи, Рон и Миха, конечно же, еще на подходе, не торопятся, а эти уже пашут, только карандаши скрипят! Сабры – они сабры и есть, лентяи, в общем, а "русские" из кожи вон лезут, стараются, боятся, что выгоню!
Цви усмехнулся, самодовольно почесал в паху.
Вот еще одного вчера он пригласил на собеседование, совсем свежий, только что из ульпана, но, судя по корот-хаиму, должен быть толковым, куча патентов, а то, что старый, где-то за сорок, то вон Геннадий отлично пашет, хотя ему далеко за шестьдесят.

Flag Counter

Collapse )
я

Эй, моряк! Ты что-то долго плавал...



Из моей книги "Повести, рассказы, истории"




– Так сколько лет ты проплавал, Эли?
– Двадцать три. А потом выкинули на пенсию. Похож я на пенсионера?
– Не очень.

Эли – здоровый мужичище сорока девяти лет, под два метра ростом, с буденновскими усищами и могучими бицепсами, сокрушённо вздохнул и отхлебнул из чашечки кофе.
Его майка взмокла от пота.

Он только что отложил в сторону молоток, которым гулко колотил по какой-то деревяшке, вгоняя её в скамейку - долгострой, сооружение которой длилось уже третий день.

– Понимаешь, Дока, эти сволочи не дали мне ещё поработать хотя бы два года, тогда и пенсия была бы побольше. А всё почему? Образования, сказали, нет у тебя. Сейчас нам нужны образованные моряки, говорят.
Тьфу.
Какое образование надо ещё, чтобы палубу драить да девок портить в Мельбурне да в Кейптауне?

– Ого! Ты и в Кейптауне побывал?
– Конечно! Где я только ни побывал!
В Монтевидео был? Был.
В Сан-Пауло был? Был.
В Рио-де Жанейро был? Был.
В Бомбее побывал? Побывал.
Спроси лучше, где я не был?
По всему миру поплавал.

Flag Counter

Collapse )
я

Пять ночей



Мои давние друзья-френды из Живого Журнала и Фейсбука знают, что я балуюсь графоманством уже лет двадцать.
Есть у меня книжки, опубликованные в бумажном формате и в электронном.
Так вот как раз последний и вывел меня на различные издательства и на интернет-магазины электронных книг.
Особенно привлекателен для меня ЛитРес – самая большая библиотека книг в электронном формате.
Там я зачастую нахожу интересные книги, одну из которых я и хочу вам порекомендовать для прочтения.

Вот здесь: книга "Пять ночей"



Написана она от имени некоего редактора Новикова Александра, человека с непростой судьбой и как говорится в женских романах, с извилистыми жизненными коллизиями.
Лично я, будучи по специальности и по профессии инженером, то есть, сухарём, как говорится, пишу простыми рублеными фразами, то есть, скажем так, без особых изысков и «литературностей».

А в этой книге я налетел (и мне это понравилось!) на стиль профессионального филолога и тонко чувствующего слово писателя, на что прошу обратить внимание читающей публики!
Лихое описание редакционных будней.
Специфика подаваемых новостей, происшествий, светской хроники и прочего, прочего подана интересно и даже поучительно.
Кстати, интервью со стриптизёршей слегка напомнило куски из купринской «Ямы»…

Современный, без предрассудков и прикрас, язык, далёкий от классическо-толстовско-бунинского великолепия, смачно приправленный ядрёным интеллектуально-студенческо-пролетарским сленгом, лично у меня вызывающий восхищение и предназначенный для той среды, где «процесс перманентного апгрейда стал смыслом жизни» и «обтекаемые дефиниции сменяются более выразительными пассажами».

А потом вдруг щемящее взгляд и слух описание краха журналистской карьеры и переход в редакторский кабинет...
И любовь... К стриптизёрше...
И смерть.
«...Наступает момент, когда ты как бы оказываешься в пустоте. Ни дорог, ни перекрёстков, никаких следов. Куда идти? Зачем? Да и сил никаких нет. Одиночество, неизбежность, нет страха, нет желаний, нет воли двинуться с места. Горизонт очерчивает только прошлое, будто жизнь уже прожита, и ты по инерции катишься к последнему дню. Ты пытаешься быть весёлым, ныряешь в стакан, глумишься над коллегами, искусственно раздувая собственную значимость. Оглядываться не хочется. Там то, что ты пытался забыть, завалить грудой беззаботных воспоминаний. У каждого живут свои скелеты в шкафу. Одни прячешь от всех, другие прячешь от себя…»
Ребята.
Советую прочитать эту книгу.
Мне понравилось!

Жанр книги: современная проза, короткий любовный роман, юмор и сатира
Книга написана на основе реальной истории, с элементами художественного вымысла. Некоторые моменты, пришлось сглаживать, потому что читатель вряд ли в это поверил бы.


Кстати, если понравится, после прочтения книги можете оставить свой отзыв на litres.ru
я

Из опубликованного.



Из моей книги "Восхождение"



Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Книга Первая. Глава двадцатая.

Есть работа!

Цви Коэн, саманкаль, то есть заместитель генерального директора и технический директор компании, молодой еще тридцативосьмилетний мужчина, с утра скучал.
Жизнь не казалась ему подарком.
Фиат 127, старый и облезший, как дедушка Реувен, с утра опять чихал и кашлял, но всё же завелся, а проехав почти всю дорогу от Кирьят-Моцкина до улицы Керен-ха-есод уже в Кирьят-Бялике, застрял в ста метрах от места работы и, хоть тресни, так и не поехал дальше, пришлось там его и оставить, и топать пешком.

Зарплату задержали на два дня, а Сами, манкаль (гендиректор) и вроде бы, друг, не дал взаймы, пришлось залезть в минус в банке еще глубже до самого до разрешенного. Короче, всё так себе, надо крепко экономить, а то поездка на неделю в Швейцарию, которую запланировал с симпатичной коллегой по работе из «Лейтмана», материнской фирмы, сорвется. Надо крепко экономить на проектных расходах, особенно на зарплате сотрудников!

Он почесал высокий, правильной формы, лоб, а точнее крепкую залысину, и его круглые карие глаза задумчиво обвели потолок, давно не беленные стены и прошлись по двум рядам кульманов, за которыми уже корпели двое старательных "русских" конструкторов.

Габи, Рон и Миха, конечно же, еще на подходе, не торопятся, а эти уже пашут, только карандаши скрипят! Сабры – они сабры и есть, лентяи, в общем, а "русские" из кожи вон лезут, стараются, боятся, что выгоню!
Цви усмехнулся, самодовольно почесал в паху.
Вот еще одного вчера он пригласил на собеседование, совсем свежий, только что из ульпана, но, судя по корот-хаиму, должен быть толковым, куча патентов, а то, что старый, где-то за сорок, то вон Геннадий отлично пашет, хотя ему далеко за шестьдесят.

Flag Counter

Collapse )
я

Вот такой вот эксперимент....



Если не выспишься,то лезет в голову всякое...
Вот свежий пример.
Некоторые френды спрашивают меня, почему я не перевожу свои стихи и рассказы на английский или на иврит?
Отвечаю.
Провёл я эксперимент с переводом через Гугль-переводчик.
Смотрите, что получилось:

Марш авиаторов

Всё выше и выше и выше
Стремим мы полёт наших птиц
И в каждом пропеллере дышит
Спокойствие наших границ.

Перевожу на английский через Гугль:

Higher and higher and higher
We fly our birds
And in every propeller breathes
The tranquility of our borders.

С этого же (!!) перевода перевожу обратно на русский:

Все выше и выше и выше
Мы летаем на наших птицах
И в каждом пропеллере дышит
Спокойствие наших границ.

Теперь тем же макаром перевожу на иврит:

גבוה יותר ויותר גבוה יותר
אנחנו טסים הציפורים שלנו
ובכל אחד מדחף נושם
שלוות גבולותינו.

И снова с иврита на русский:

Выше и выше
Мы летаем наши птица
И каждый пропеллер дыхание
Мир наших границ.

Классно, а?

Flag Counter

Collapse )
я

Человек в светло-голубом плаще




Из моей книги "Восхождение"



Книга Первая.
Главы 4 и 7.


Встреча.

- Давид, ведь ты чуть не умер, - сказала дежурная врач, молодая симпатичная и очень знакомая с виду. Правда, сейчас, через месяц с лишним, кризис миновал, но это очень опасно - то, что с тобой произошло. Старайся не допускать этого больше. Кстати, что это за нервные перегрузки? Откуда, отчего это у тебя?
- Доктор, как Вас зовут?
- Зови меня Ольга.
- Вы не обидитесь, если я спрошу Вас кое о чем... не совсем, как бы это помягче?...
- Спрашивай, спрашивай, не смущайся...

- Где-то, на втором курсе института мы дружили с девочками из медицинского. Это было престижно - парни из политеха и девочки из меда! На одной вечеринке я познакомился с девушкой, маленькой, черноглазой. После изрядного выпивона мы с ней целовались в ванной комнате. Потом я ее повалил в ванну, где была куча белья. Оказалось, что белье замочено в воде, и моя подружка ушла под воду с этим чертовым бельем! Доктор, это были Вы?
- А ты что же, только что узнал меня?

Flag Counter

Collapse )