Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

я

О зависти, или Паровоз Черепановых.



– А кто сказал, что зависть чёрная или белая? А почему не зелёная? Или красная? Красная зависть – во-первых, как говорится, это красиво. Да?
– Ну, ты скажешь, Дока! Серобуромалиновая зависть. Хе.
– А знаешь ли ты, Друг, что чёрную и белую придумали для отвода глаз. Чтоб не стыдно было говорить: да, я ему завидую. Убил бы, ссс…, но у меня она белая, поэтому я ему улыбнусь и проскриплю: давай, давай, не волнуйся, она у меня белая…
Чушь всё это! Зависть – она всегда одного цвета: чёрная. Со всякими говнистыми оттенками. Но никак не беззлобная. Так-то вот. А ты как мыслишь, Старик?

Вода Кинерета была ровной и гладкой, как кожа любимой женщины.
Ни ветерка.
Мы сидим в наружном кафе мемориала Бейт-Габриэль и курим, запивая никотин кофием зверской силы, который прочищает наши мозги, измученные трудами праведными.
Есть ещё и внутреннее кафе, но там почему-то не работает кондиционер, хотя на улице под тридцать градусов тепла.
Нам нравится здесь бывать.
В нашей стране, с её бешеным ритмом жизни, с её новостями, ежедневной порции которых хватило бы на год каким-нибудь Нидерландам с их вечными тюльпанами, с её шумом и первобытной энергетикой, выплёскивающейся на наши головы, тем не менее, немало таких мест.
И это одно из них.

Душа отдыхает, как говорится.
Зелёная травка, ровно подстриженная, плавно облегает холм, стекающий от здания Мемориала к озеру-морю, гордости израильской, воспетой местными композиторами и поэтами. Одна Номи Шемер чего стоит!
Здесь всегда тишина, уют и покой.

Flag Counter

Collapse )
я

А вы кишку глотали?



Говорит мне сосед-аргентинец (я недавно о нём вам рассказывал):
- А ты в поликлинике живот не проверял?
- Нет, - говорю, - пока что бог миловал. А что такое?
- Боюсь, страшно, там надо какой-то зонд или как его там - глотать. И они будут смотреть, почему он у меня болит.

Вы помните, я рассказывал, что сосед ещё плохо изъясняется на иврите, и то, что я вам сейчас передал - это шедевральная грамотность, а уж как он мне это экал и мекал и показывал руками - это отдельная песня. Ну да ладно.

Я ему и говорю:
- Я тут недавно рассказ написал. Хочешь, я тебе его коротко перескажу? Как раз про живот!
- Перескажи.
И я стал пересказывать, переводя его на иврит по памяти, хохоча до слёз от ...

Но что же это я?
Вам-то не надо на иврит переводить! Вы и по-русски поймёте.

Flag Counter

Collapse )
я

Корсиканские скалы



В Барселону мы прибыли ранним утром.
Круиз продолжается.
Только теперь с корабля на бал, как говорится: ножками, ножками!

Чем мне вообще нравятся эти круизы – так тем, что ночью плывёшь себе в своей каюте, а утром прибываешь на новое место и дефилируешь по нему, утюжишь новые города и страны, параллели и меридианы, так сказать.
Красота и великолепие!

Ночью память перемалывает впечатления от предыдущего города, а наутро ты впитываешь новые, не менее прекрасные, картинки и закладываешь их в ячейки своей памяти!

Вот, например, только вчера я рассекал Ниццу с её шикарнейшими улицами, грандиозными отелями классической архитектуры, потом, не моргая следил за умиротворяющими видами Лазурного Берега, которые плавно перемещались в окне автобуса, предоставленного круизчанам для посещения наяву мест, засевших в памяти только из школьных уроков географии, как-то: Монако, Монте-Карло, куда мы и заглянули ненадолго…

От Ниццы до княжества Монако – двадцать с лишком километров Лазурного Берега с шикарными песочными пляжами и огромным количеством яхт.
Обрывистые берега с виллами наверху сменяются пляжами регулярно и создают картинку, от которой дух захватывает.

Порт в Ницце – в виде большого прямоугольника, прижатого большей стороной прямо к улице.
То есть от борта нашего корабля до проезжей части улицы метров двадцать пять, не более.
Идут пешеходы, мчатся машины, на другой стороне дороги стоят дома, счастливые граждане мирового курорта курсируют по своим делам, привычно поглядывая на пассажиров нашего корабля.

Город красив и богат – это видно сходу и по архитектуре и по шикарным яхтам, сотнями стоящими здесь же, в порту, и по магазинам с вздутыми ценами.

Flag Counter

Collapse )
я

Над глубокими водами Неккара





Название города Гейдельберга, как родины шиллеровского романтизма, засело в моей голове чуть ли не со школьных лет.
Затем к этому аморфному определению стали добавляться новые, уже более четкие, штрихи. Знаменитый университет, Макс Планк, Кирхгоф, фехтовальные поединки, любители их – бурши, вино рекой. Имена философов Гегеля и Фейербаха намертво были схвачены в моем воображении в связи с этим городом. Но все это в куче, навалом, вперемешку с другой мудреной информацией, а потому бесформенно и беспорядочно.

А от Людвигсхафена-Маннгейма до Гейдельберга, между тем, можно добраться хоть автобусом, хоть электричкой, хоть машиной – близко.
Что и было реализовано после завершения командировочных дел.

Итак.
Кратенькая справка для тех, кто еще не побывал здесь.
Гейдельберг для немцев - все равно, что Оксфорд для англичан. В 1386 году здесь был основан один из старейших в Европе университетов. Именно тут Мартин Лютер защищал свои тезисы.
Гейдельберг относится к одному из немногих крупных немецких городов с сохранившимися старыми городскими постройками, которые не были затронуты бомбардировками во время Второй мировой войны.
Пока что хватит.

Flag Counter

Collapse )
я

Непалка



– Дальма, откуда ты?
– Из Катманду.
– Это Непал?
– Да.
– Ты неплохо говоришь на иврите. Сколько лет ты в стране?
– Три года. Я и другие языки знаю.
– Какие?
– Мы, парбатии, говорим на непали. А ещё знаю индийский, майтхили, бходжпури, авадхи, английский, немного французский, арабский…
– Это кроме своего, непальского? А откуда арабский?
– Я и сейчас подрабатываю у арабов из Нацерета. Они хорошие люди и платят хорошо.
– А сколько ты получаешь в день?
– Сто шекелей. Двадцать шесть долларов.
– Ну, это не много…
– А знаете, сколько зарабатывают в Непале? Три тысячи непальских рупий в месяц. А сто долларов – это полторы тысячи… Здесь, в Израиле я зарабатываю за два дня вместо месяца там, у нас.
Я работала и в Лалитпуре и в Панаути, не только в Катманду, и везде платили мало.
– А сколько тебе лет?
– Двадцать восемь.
– Ты одна приехала сюда? Где твоя семья?
– Я здесь с сестрой. Она работает в Тель-Авиве. А остальная семья в Катманду. Они не могут нас кормить. Мы с сестрой зарабатываем и посылаем туда деньги. Там ещё восемь моих братьев и сестёр. Они молятся за нас с сестрой богине Кумари.

Flag Counter

Collapse )
я

Ханита и Алтай



Из моей книги:



Из цикла "ВТОРАЯ ЛИВАНСКАЯ ВОЙНА"

- Да-с. Скучно здесь. Ни машин, ни людей, как поется в известной песне.
Старик сплюнул.

- Не порть экологию, - сделал ему замечание Друг. – Вон, Дока где-то выкопал, что с одним поцелуем передается полтора миллиона микробов.
А сколько в твоей слюне?

Мы огляделись, не выходя из машины.
Подъём сюда из посёлка Шломи был симпатично-серпантинистым.
И мы ошибочно полагали, что в конце подъёма увидим нечто завораживающе-красивое.
Все же – край Земли Израильской! Граница с Ливаном.

Историческое место семидесятилетней давности, одна из построек периода Хома-у-Мигдаль, когда по никем не отмененному турецкому закону во времена Британского Мандата любое строение, подведенное под крышу, сносить было запрещено, и здесь был основан кибуц Ханита, чтобы обозначить границу Израиля с Ливаном.

Flag Counter

Collapse )
я

Азиопа. Города, где я бывал...







Коротко о главном...))

Израиль.
1. Иерусалим. 2. Бейт-Лехем (Вифлеем). 3. Тель-Авив. 4. Тверия. 5. Цфат. 6. Хайфа. 7. Ащдод. 8. Ашкелон. 9. Беер-Шева. 10. Эйлат. 11. Кирьят-Шмона. 12. Кармиель. 13. Кацрин. 14. Гамла. 15. Тель-Хай. 16. Рош-Пина.17. Афула. 18. Нацерет (Назарет). 19. Мигдаль-а-Эмек. 20. Кирьят-Тивон. 21. Акко. 22. Кирьят-Бялик. 23. Кирьят-Моцкин. 24. Кирьят-Ата. 25. Наария. 26. Бейт-Шеан. 27. Кейсария. 28. Йехуд. 29. Кфар-Саба. 31. Хадера. 32. Ришон-ле-Цион. 33. Йокнеам. 34. Яффо. 35.Нетания. 36. Метула 37. Эйн-Геди….
Более мелкие не ввёл в список. Наверняка, что-то упустил.

Италия.
1.Неаполь. 2. Сорренто. 3. Анакапри. 4. Рим. 5. Тиволи. 6. Флоренция. 7. Пиза. 8. Сиена. 9. Верона. 10. Венеция. 11. Сан-Джаминиано.
Более мелкие не ввёл в список. Наверняка, что-то упустил.

Остров Санторини
1.Фира.

Франция.
1. Париж. 2. Ницца (Лазурный берег). 3. Замки в долине Луары.

Остров Корсика
1. Аяччо. 2. Корте. 3. Бастиа.

Монако.
1. Монте-Карло.

Flag Counter

Collapse )
я

Миллионеры - 3, или Безработный грузин и инженер-израильтянин.



предыдущее здесь:
https://artur-s.livejournal.com/6473130.html

Безработный миллионер.

– Навеял ты мне, Старик, однако... Вспомнил я тут кое-кого...
Было это в девяностом году.
Поехали мы с жинкой в Боржоми. Попить водичку, расслабиться. Я, грешным делом, вообще люблю Грузию. Народ раскованный, эмоциональный, на нас похожий. И, конечно, красотища! Море Чёрное, волны плещут о берег скалистый, как поётся в каком-то романсе... Был я там несколько раз, и все впечатления по сей день живы.
И даже раздрай и развал девяностых годов не отбил у меня эту любовь к Грузии!
А разруха была тогда ещё какая!
Обычно ведь в Грузии вина навалом, жратвы полно и прочее, но на этот раз всё было по-другому.
Расстрел демонстрации в Тбилиси, кажется, в восемьдесят девятом, полупустые прилавки в винном магазине в центре города – это ошеломило!
Ладно.
Приезжаем в Боржоми.
Если вы там не были...
– Я был, – прервал я Друга, – смотри, не ври!
– А я как раз собирался именно туда, водички хлебнуть из первоисточника, – Старик тоже вставился.
– Ну, вот и славненько, – продолжил рассказ Друг.
Путёвочка у нас с женой была в местный пансионат, так что жильё искать не пришлось. А вот со жратвой был тогда полный караул. Каши всякие на воде, пара кусочков то ли свиньи, то ли курятины, не поймёшь-разберёшь, и чай. Всё! Сходили пару раз, да и бросили. Стали искать забегаловки в округе.
А и там караул!
В кафешках шашлык – не шашлык, чахохбили – не чахохбили, в общем, полная гамарджопа!

Но вокруг – красотища, конечно, словами не описать и не выразить! Почти, как у нас в Галилее...
Хм. Смеюсь, конечно. Потому что там выше, почти километр над уровнем моря, долина реки Куры и всё это между склонами Месхетского и Триалетского хребтов Малого Кавказа, которые достигают двух – двух с половиной километров в высоту! Место – сказка! Скажи, Дока?
– Подтверждаю. И даже вношу справку. Кура протекает прямо в середине Боржомского ущелья вместе с правыми притоками Борджомулой и Гуджаретисуками… выговорил все-таки! Причём они прорезают сам курорт тоже посредине. Там ещё красивый парк с соснами и елями, буком, дубом, пихтой...
– Во-во-во! Об этом самом парке и речь!
Сидим мы как-то раз в этом парке, любуемся окружающей красотой, я жене говорю:
– Вот в Израиле на следующий год будет примерно такая красота, кроме этих шашлыков, до сих пор не могу из зубов жилы выковырять...

Flag Counter

Collapse )
я

Доктор Лиза



Из моей книги



В тесном кафе на главной магазинной улице острова Санторини мы сидели за одним столиком с интересной парой.
Эти пожилые люди были, как и мы, умотаны жутким пеклом августовского Средиземноморья, сжигающего, казалось, всё живое, что двигалось, стояло, охало от жары на узких улочках, забитых, подобно всем другим местам скопления туристов со всего мира, магазинами и магазинчиками, кафе и кафешками, столами и столиками с разложенными товарами прямо на улице, вьющейся на самой вершине этого необыкновенного островка.

Когда-то, тысячелетия тому назад, здесь посреди моря торчало жерло вулкана, решившего вдруг извергнуться. Сказано – сделано! Извергся.
Разнесло всё вокруг.
Дым и тьма дошли аж до Африки, где, говорят, и стали одной из казней египетских, чтобы отпустил фараон народ мой из рабства.
И этот взрыв вулкана распополамил остров Санторини так, что выгрыз мощной дугой его скалы, благодаря чему мы и пришвартовались поутру в красивейшей бухте, откуда наверх, в городок Фира можно добраться либо по узкой серпантинной тропе на ишаках, либо пешком по той же тропе, вляпываясь в ишачий помёт, либо на фуникулёре, от верхней станции которого до кафе, где мы присели отдохнуть – рукой подать.



– Жарковато, чёрт побери! – завязал я разговор. – Пожалуй, у нас сейчас не так.
– А вы откуда? – спросил пожилой господин, вытирая пот с высокого лба.
– Израильтяне мы. Из Хайфы. А вы откуда?
– Так мы тоже оттуда. Только из Кирьят-Тивона.
– Соседи, значит. Очень приятно. Это моя жена Света. А я Дока.
– Алекс. Жена Лиза. Будем знакомы. Жарко, да.

Flag Counter

Collapse )
я

Разговор с сыном




предыдущее здесь:
https://artur-s.livejournal.com/6424534.html

... Большинство наших разработок мы запатентовали.
И занимался оформлением патентов только я.
Пришлось даже закончить специальный Институт патентоведения.

Это дело нешуточное – патент на изобретение!
Это сейчас нанимают адвокатов, они за приличные деньги оформляют все бумаги, а в те давние времена, когда я был в твоём возрасте, я делал всё это сам!

Вот тебе пример, насколько сложно это дело!
Ты слышал про швейную машинку Зингер? Так вот, формула изобретения звучала так: "иголка, работающая ушком вперёд"! Всё!
Это самая гениальная формула патента из всех, которые я знаю!
Ставь такую иголку на любой швейный агрегат, хоть супер-пупер сложный, но если там игла работает ушком вперёд – будь добр, отслюнявь кучу денег фирме Зингер, запатентовавшей это техническое решение!
Так-то!

У меня и диплом в патентном институте назывался: "Формула изобретения".
Пришлось мне не только работать над этими самыми формулами, но и частенько ездить в Москву, в ВНИИГПЭ – институт патентной экспертизы и ругаться, и доказывать, и сражаться с ними, потому что им легче было отказать в выдаче авторского свидетельства на изобретение, чем брать на себя ответственность! Каждая заявка проверялась сначала мной, а потом и работниками этого института на предмет того, что ни в СССР, ни в Штатах, ни в Германии, Англии, Франции, Японии и Швейцарии – проверка шла по этим семи странам – нет ничего подобного! Короче, мороки было много, но было и громадное моральное удовлетворение, когда через год-два или пять лет заветное авторское свидетельство приходило на твоё имя!

Flag Counter

Collapse )