Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

я

Первый прыжок



- Я не рассказывал тебе про свой первый прыжок?
Нет?
Тогда ты много потерял.
Время у нас есть, слушай.
Это был прыжок с парашютом с самолета АН-2.
Маленький самолетик. Биплан такой.

А прыжок через боковую дверь.
Но начну чуть поподробнее, чтобы ты ощутил кайф, правда, если ты его словишь, а то перерассказ всегда хуже натуральных ощущений.

Так вот.
Было мне тогда девятнадцать и был я юным студентиком, шибко влюбленным в одну сокурсницу, которая брала меня тем, что постоянно подкалывала, издеваясь и играя большими карими глазищами.

Звала она меня Кисой и, видя, что я млею, бледнея и краснея, подтравливала меня еще хлеще.
То есть, по всем канонам романтической любви, я сатанел все глубже и все возвышеннее!
Да, да, дружище, было и такое в моей биографии...

И вот как-то она мне говорит этак небрежно, позевывая через плечо:
- Завтра пойду записываться на курсы парашютистов в аэроклуб. Там несколько занятий, а потом прыжки, - зевнула ненатурально и ушла, оставив за собой шлейф тонких духов, от которых у меня нижний аппендикс торчал, как у волка на морозе.

Ясное дело, что я тут же поскакал записываться, хотя очко играло траурные марши.
И вот настал день прыжка.
Выстроили нас в шеренгу для осмотра.
Подходит ко мне инструктор.
- Ты бы ещё в домашних шлёпанцах пришёл прыгать...Выйди из строя! Кто дублёр этого..? В кедах припёрся!
Ноги переломаешь при приземлении! Кто дублёр?

Я чуть не сдох от ужаса.
Ну как же?
Мне же надо крутым предстать перед Любовью. А как же!
- Товарищ инструктор, ну пожалуйста! Я сейчас домой слетаю, это пара минут! Переобуюсь! Надену лыжные ботинки! Ну, пожалуйста!
Чуть не заплакал, ага.
Ну нельзя же не прыгать...из-за такой ерунды.
Видит, что я сейчас в обморок перекинусь, и говорит:
- Валяй, одна нога здесь, а дру...
Но я уже не слышу!
Стремглав, не чуя под собой... и так далее.
Вернулся, в прыжке переобувшись, как говорится.

Flag Counter

Collapse )
я

Что-то вдруг вспомнилось за рюмкой чаю...



20-го января сего года произошёл у меня юбилей: 30 (тридцать) лет на родине моих предков! И столько же, как я убрался из пшикнувшего вдруг СССР-а, распавшегося на составные части, конфликтующие и по сегодня между собой. Ну, кто бы мог подумать в те времена, что Россия с Украиной... два братских, так сказать, как говорится... народа... Или вот Грузия...С Белоруссией какие-то непонятки...Про Литву, Латвию и Эстонию вообще молчу, они, вроде бы, в Европе сейчас и в НАТО, кажется...

Ну! Кто бы мог подумать тогда?
Тридцать лет тому назад...


Короче.
Помню каждый день...

И этих дней не смолкнет слава. Ну, хотя бы в моей памяти.

14 января 1991года.

После двух дней жоской-жоской пианки по поводу дня рождения жены и нашего отбытия в полную неизвестность, ассоциировавшуюся тогда с краем света, концом света и другими аналогичными категориями, мы прибыли на вокзал, где на первом пути уже ожидал нас поезд "Сибиряк" Новосибирск-Москва.
Дело было утром.
Провожавшие: Мария Михайловна, Валера, Рита, Юра, Наташа, ещё Наташа, ещё Наташа, Ира, Игорь, ещё Игорь, Люся, Оля и Артур с Лилей.
Напутствия:
- Приедешь туда, приделай моторчики к апельсинам и гони их сюда! (Валера)
- Счастливого пути! (Все)
Общее настроение (прочитано в глазах провожающих):
– Пусть земля вам будет пухом!
– Куда вы попёрлись-то?
– Больше не свидимся, эх.
– А вдруг повезёт, всё не Сибирь…

Багаж: четыре спортивные сумки с исподним, нательным и постельным.
Деньги: 300 зелёных баксов на двоих.
Всё.
Поехали в Израиль на ПМЖ.

Примечание:

М.М., Юра, Валера, Игорь Н., Люся – ушли в лучший из миров.

Прошло ровно тридцать лет.

15 января 1991 года.

Подъезжая к станции, у меня слетела шляпа (А.П. Чехов).
Не доезжая пару часов до Свердловска, меня свалил приступ почечной колики. Первый и, надеюсь, тьфу-тьфу, последний раз в жизни.
Предложение проводника и начальника поезда: в Свердловске – в больницу! Связались с городом, там готовы выслать скорую к поезду! Они же не знали, что едут беспаспортные бомжи.

Дикие боли и кошмар в башке: через пару дней вылет из Союза, гражданства советского уже нет, а другого ещё нет, бомж, фактически, теперь не успеть на самолёт и прочее и прочее из этой серии…

Жена врач, а потому, исключив диагноз аппендицита и ещё чего-то, поняла, что к чему, и приложив к низу живота грелку, приказала превозмочь боль и прыгать на одной ножке, чтобы камень проскочил! Опасно, но может сработать!

Flag Counter

Collapse )
я

С Новым Годом, или Тридцать лет без гондураса. Часть Вторая.



Предыдущее здесь: https://artur-s.livejournal.com/6498410.html

Из моей книги:



Глава девятая.
Москва - Будапешт - Тель-Авив


В аэропорту Шереметьево дети были мрачны и неразговорчивы. Давид старался выглядеть бодрячком, подтрунивал над ними, хотя сердце ныло: может, не увидимся больше?
Светлана тоже держалась, хотя слезы душили и ее.

И вот, обняли, поцеловали детей, взрослых уже ребят, но выглядевших сейчас так жалко, так одиноко, что на минуту захотелось бросить все и...
Пограничник показал жестом: проходите, не задерживайте остальных! Еще несколько шагов, обернулись, помахали детям руками и скрылись за углом.

Всё!
Прощай, Союз!
Они были уже за его границей!

Ещё в консульстве выяснилось, что из трех самолетов, подготовленных к перелету Москва – Будапешт - Тель-Авив, полетит один, да и тот заполненный наполовину.
Народ струхнул.
На войну ехать было страшновато.

В самолете было буднично, обычный рейс, деловая обстановка, но внутри, в себе Давид чувствовал полное опустошение: не хотелось говорить, думать и анализировать.
Что нас ждет?
Отрезана дорога назад, вот мы со Светой, да еще четыре сумки с барахлом.

Flag Counter

Collapse )
я

Москва-Будапешт-Тель-Авив.




Из моей книги "ВОСХОЖДЕНИЕ"



Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Книга Первая. Глава девятая.

В аэропорту Шереметьево дети были мрачны и неразговорчивы.
Давид старался выглядеть бодрячком, подтрунивал над ними, хотя сердце ныло: может, не увидимся больше?
Светлана тоже держалась, хотя слезы душили и ее.

И вот, обняли, поцеловали детей, взрослых уже ребят, но выглядевших сейчас так жалко, так одиноко, что на минуту захотелось бросить все и...

Пограничник показал жестом: проходите, не задерживайте остальных!
Еще несколько шагов, обернулись, помахали детям руками и скрылись за углом.

Всё!
Прощай, Союз!
Они были уже за его границей!

Еще в консульстве выяснилось, что из трех самолетов, подготовленных к перелету Москва – Будапешт - Тель-Авив, полетит один, да и тот заполненный наполовину.
Народ струхнул.
На войну ехать было страшновато.

В самолете было буднично, обычный рейс, деловая обстановка, но внутри, в себе Давид чувствовал полное опустошение: не хотелось говорить, думать и анализировать.

Что нас ждет? Отрезана дорога назад, вот мы со Светой, да еще четыре сумки с барахлом.
Это весь мой мир на сегодня!
Вокруг сидят чужие люди, странные, строгие лица, даже дети малые сидят притихшие, словно понимая: рубеж пройден!

Flag Counter

Collapse )
я

Шок



Из моей книги "Циклотимия"



Из Цикла ШОК

ШОК - 3.

В чём мудрость жизни?
В том, что она состоит из трех частей: прошлого, настоящего и будущего.
В чём прелесть будущего?
В том, что оно неизвестно и непредсказуемо.
В чём радость настоящего? В том, что мы живы, дышим, любим.
В чём счастье прошлого? В том, что оно, слава Богу, прошло.

Об этом мы философствовали по пути в Иехиам.
Свернув от Нагарии на восток по восемьдесят девятому шоссе, мы добрались до перекрестка Кабри и через примерно восемь километров двинулись в сторону кибуца Гатон.
Перед кибуцем дорога уходит в сторону крепости Джедин.
Нам туда.



Эта крепость крестоносцев, построенная в одиннадцатом веке как сторожевое укрепление на пути из Акко в Ливан, была разрушена в тринадцатом веке так же, как и замок Монфор. Но в восемнадцатом веке один бедуинский вождь отстроил на развалинах замок с башнями и рвами вокруг и получился хороший туристический центр, на верхней площадке которого мы и присели перекусить местными яствами.

Flag Counter

Collapse )
я

Юбилейное. Личное. Частное. - 3.



предыдущее здесь: https://artur-s.livejournal.com/6405548.html

Этих дней не смолкнет слава – 3.

18 января 1991 года.

Сели в самолёт, заполненный на две трети, да и те собраны с трёх рейсов, и полетели.

Пролетая приблизительно над границей Союза, вспомнил Жванецкого: "Пролетая над Череповцом, посылаю всех…", и понял, что живой классик прав.

Над Будапештом глянул вниз.
Точно, Буда отдельно, Пешт отдельно. Между ними Дунай.
Как говорится, Буда, Пешт, Дунай, гуляш и Токай.
Настроение так себе.
Непонятное.

Вышли из самолёта, погрузились на автобусы и влились в огромную автобусную вереницу, везущую таких же бомжей куда-то.

Прибыли в пересыльный пункт – распределитель.
И когда шли огромной толпой, таща на себе свои шмотки, обратил внимание на угрюмые лица всех в этой толпе.
Шли в неизвестность, которая слегка пугала.
Ведь все поняли, что перешли черту!

Flag Counter

Collapse )
я

Шок

Из моей книги "Циклотимия"



Из Цикла ШОК

ШОК - 3.

В чём мудрость жизни?
В том, что она состоит из трех частей: прошлого, настоящего и будущего.
В чём прелесть будущего?
В том, что оно неизвестно и непредсказуемо.
В чём радость настоящего? В том, что мы живы, дышим, любим.
В чём счастье прошлого? В том, что оно, слава Богу, прошло.

Об этом мы философствовали по пути в Иехиам.
Свернув от Нагарии на восток по восемьдесят девятому шоссе, мы добрались до перекрестка Кабри и через примерно восемь километров двинулись в сторону кибуца Гатон.
Перед кибуцем дорога уходит в сторону крепости Джедин.
Нам туда.

Эта крепость крестоносцев, построенная в одиннадцатом веке как сторожевое укрепление на пути из Акко в Ливан, была разрушена в трнадцатом веке так же, как и замок Монфор. Но в восемнадцатом веке один бедуинский вождь отстроил на развалинах замок с башнями и рвами вокруг и получился хороший туристический центр, на верхней площадке которого мы и присели перекусить местными яствами.







Collapse )
я

Начались юбилейные даты...- 2



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/6066799.html

Предисловие.

Ровно 26 лет прошло с 14-го января 1991-го года, когда мы с женой сели в поезд Новосибирск-Москва.
16-го прибыли в столицу и тут узнали, что первые саддамовские "Скады" упали на Израиль.
Поэтому мы вылетели в Будапешт не 17-го, а 18-го января, поскольку из трёх рейсов пошёл только один, да и то наполовину пустой: много людей с детьми и стариками просто побоялись лететь в войну. Они репатриировались на несколько месяцев позже.
Обо всём, что предшествовало отъезду из тогда ещё Советского Союза, я много писал здесь в ЖЖ и в своих книгах.
Некоторые тексты я с удовольствием вспоминаю и предлагаю тем, кому это интересно.


Flag Counter

Collapse )
я

Поджигателей ловят при помощи летательных аппаратов ВВС.





Пресс-служба армии обороны Израиля опубликовала видеосъемку, на которой показана облава на поджигателей. Действия полиции координируются сверху через летательный аппарат военно-воздушных сил.

Оператор сообщает полицейским, как выглядит поджигатель в гористой местности под Иерусалимом, описывает рюкзак у него на спине и сообщает, в какую сторону тот двигается.

К настоящему моменту под арестом находятся более десяти подозреваемых в поджогах.



источник
я

Операция "Мокед"



Начало войны

Египетские планы о начале войны 27 мая стали известны разведке Израиля в конце мая и были на столе у Министра иностранных дел Израиля уже 25 мая.
Он их в свою очередь передал США, те – СССР и посол СССР в Египте посетил Насера, передав ему несогласие советского правительства с атакой 27 мая, объясняя это тем, что Израилю уже известна точная дата.
Таким образом Египту пришлось отменить запланированную на 27 число атаку.

В Израиле царило противоречие между политическими и военными кругами.
2 июня военные просили разрешение немедленно атаковать арабов, но израильский премьер Леви Эшколь (род. В 1895 в Киевской губернии) был осторожен и распустил всех на шаббат по домам, назначив следующее заседание правительства 4 июня, воскресенье (первый рабочий день недели в Израиле).
Тем не менее, 3-го июня, перед началом шаббата, Леви Эшколь собрал узкое совещание, на нем присутствовали всего 5 ключевых персон и было решено о превентивной атаке, но не ранее 5-го июня, чтобы успеть совершить несколько обманных действий.
3-го июня министр обороны Моше Даян дал пресс-конференцию, на которой сказал, что уже поздно говорить о военных действиях, т.к. пролив надежно перекрыт египтянами.
В тот же день все газеты напряженного мира обошли фотографии тысяч израильских солдат на пляжах страны, которых отпустили в увольнительную.

В воскресенье 4-го правительство Израиля собралось в полном составе, провело 7-часовое заседание и проголосовало за.
“Правительство приняло решение прибегнуть к военным действиям, целью которых является освобождение от кольца, все плотнее сжимающегося вокруг Израиля…”.
За – проголосовали 18 министров, воздержались – двое из левой партии Мапам. Один из них процитировал Бен-Гуриона: “Никогда Израиль не выйдет на войну без союзников”.

– Пусть Бен-Гурион пойдет и найдет нам союзников, но я не уверен, что мы к тому времени будем живы, – резко прервал скептика Даян.

Блицкриг

Операция “Мокед”

5 июня 1967 года в 7.45 утра большая часть боевых самолетов ВВС Израиля – 185 (18 остались на земле) нанесли сокрушительный удар по аэродромам сначала Египта, а затем Сирии, Иордании и Ирака.
Все аэродромы Египта были поражены практически одновременно и эти первые часы и решили дальнейший исход войны.

Корни операции “Мокед” уходят в 1962 год, когда командующий ВВС Эзер Вейцман поручил главе оперативного отдела разработать план атаки военных аэродромов арабских стран.


Вейцман — командующий ВВС Израиля

Оперативники ВВС решили, что наиболее эффективна будет атака взлетных полос аэродромов, которая оставит уцелевшие самолеты без возможности к взлету, а тех, которые уже в воздухе — без возможности посадки.

Это представляло изменение подхода, царившего в израильских ВВС на то время, согласно которому надо было уничтожать сами самолеты и командно-диспетчерские пункты.
Т.к. взлетные полосы были сделаны из бетона, то исследователи рассматривали разные возможности и проводили опыты.

Collapse )