Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

я

Разговор с Олегарио и Шимоном о географии



– Я говорил с мэром об этом, но он или дурак или не понимает меня…– сказал мой сосед Олегарио.

Я его тоже плохо понимаю, этого моего соседа.
Олегарио с женой Глорией и тремя пацанами репатриировался в Израиль относительно недавно из Аргентины.
Лет шесть, не более.

Из Буэнос-Айреса, где он и родился лет пятьдесят пять-пятьдесят семь назад.
Он действительно не успел освоиться с ивритом и говорил с натугой, долго подбирая слова, в отличие от Шимона, второго моего соседа, марокканского еврея, живущего здесь уже долго и прекрасно владеющего языком страны, куда его привезли родители двенадцатилетним парнишкой.

Flag Counter

Collapse )
я

КОНСТАНТИН ПАУСТОВСКИЙ. СКАЗ О РИЖСКОМ ГЕТТО И О СОВЕСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ.





«Сила человеческой совести все же так велика, что никогда нельзя окончательно терять в нее веру.»



Много лет держала я в памяти этот рассказ. Жила с ним. Прочитала его в далеком детстве, затем место события и разные подробности преломились в памяти, но сам рассказ не отпускал меня никогда.



Мне всегда казалось, что я читала эту историю в книге Арона Вергелиса, переведенной с идиш на русский и что события происходили в Минском гетто.

Хотя думаю иногда, в каком бы гетто это не произошло, в Рижском или Минском, не столь существенно… Счастье, что были такие всплески душевной щедрости у людей. Иначе сегодня нас было бы меньше… И жаль, что неизвестно, получил ли герой этого рассказа статус Праведника Мира.

Но я рада, что теперь истина восстановилась и не нужно пересказывать этот эпизод по памяти.

Collapse )
я

Разговор с Олегарио и Шимоном о географии.




– Я говорил с мэром об этом, но он или дурак или не понимает меня…– сказал мой сосед Олегарио.

Я его тоже плохо понимаю, этого моего соседа.
Олегарио с женой Глорией и тремя пацанами репатриировался в Израиль относительно недавно из Аргентины.
Лет шесть, не более.

Из Буэнос-Айреса, где он и родился лет пятьдесят пять-пятьдесят семь назад.
Он действительно не успел освоиться с ивритом и говорил с натугой, долго подбирая слова, в отличие от Шимона, второго моего соседа, марокканского еврея, живущего здесь уже долго и прекрасно владеющего языком страны, куда его привезли родители двенадцатилетним парнишкой.

Flag Counter

Collapse )