Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

я

Туман в Галилее.



– Я тогда искал работу – начал Друг свой рассказ. – Нашёл по объявлению в приложении к газете.

Кибуц N в Галилее.
И поехал.
За десяток километров до Кармиеля надо свернуть направо и по узкой дорожке переть практически до упора.
Дорога петляет исключительно по горам и исключительно мимо арабских посёлков, деревушек и прочих пунктов.
Здесь, в Галилее пятьдесят на пятьдесят: евреи и арабы.
Но в этом уголке, куда меня занесло, десять на девяносто, мне показалось. Маленькие кибуцы, семей на пятнадцать – двадцать.
А остальное – сплошь потомки Ишмаэля, наша родня, море народу.

– Как вы тут живёте? – спрашиваю у шефини.

Эдной её звать, шефиню.
Толковая дама, скажу я тебе!
Страшна лицом, как божий суд, но добра душой.
Дока, таких женщин мало!
Ну, то есть, такого сочетания, чтобы и страшненькая и умненькая и душой добренькая. В основном, злые они, страшилки которые. На весь мир злятся. Но эта нет.

Flag Counter

Collapse )
я

Повар



Из моей книги "Циклотимия"



Интересные люди - 7. Цикл.

Два с половиной часа от египетского Шарм-аш-Шейха на север – и вот она, Нуэба!
Оазис в пустыне, желтые пески и зелень насаждений – ну точно, как наше, израильское, ан, однако, тут все ебипетское: и Красное море, и песок, и строения, и обслуга.
Мы с Давидом сидим в местной курортной забегаловке, питаемся, чем Аллах послал, разглядываем публику и болтаем.
Главное внимание уделяем, само собой, женскому полу, но иногда взгляд задерживается на мужиках, в которых пытаемся выявить отношение к нам, гостям-врагам. Соседям по карте и по истории.

- Вон, глянь, - мотнул головой Давид в сторону высокого, сухощавого пожилого повара во всем белом, - до оторопи похож на Павла из Богодухова, я тебе не рассказывал, случайно?
- Нет, кто таков? - удивился я, заливая кетчупом местную шаварму.

- О, это интересно! Ты, Дока, наверняка не знаешь, что под Харьковом есть городок Богодухов, где я...

Flag Counter

Collapse )
я

Иначе нельзя!




– Старик, расскажи, как же в твоём почтенном возрасте ты смог освоиться в израильском хай-теке?
– А ты, Дока, для начала подвинь-ка ближе ко мне вон ту тарелочку с хумусом и вон ту баночку с тхиной! Я же должен собраться с мыслями для ответа, а известно, что и в тхине и в хумусе много растительного белка, который лично мне очень помогает освежить в памяти давно прошедшее, то есть, попросту говоря, плюсквамперфект!
– Да, дед, память у тебя лихая! – рассмеялся Друг. – Помнишь немецкий!

– Да, дети мои. Я на память пока что не жалуюсь, честно говоря. То, что было не со мной, помню, как пелось в одной известной песне, а не только то, что было со мной.
Ладно.
Гляньте лучше на пейзаж!

Эту веранду ресторанчика в Бейт-Габриэле мы давно и прочно освоили за последний десяток-другой лет.
Во-первых, здесь можно неплохо позавтракать.
Во-вторых, и это главное, отсюда открывается такой вид на озеро Кинерет и дальние окрестности, что пальчики оближешь.
Справа в дымке древняя Тверия разбросала по холмам свои домики и разные древние раскопки времён Римской империи.

Слева не дошедшее ещё до зенита солнце яркими бликами отсвечивает в окнах автомашин, спускающихся по петляющей между холмами ленте шоссе.
Шоссе это пролегло через половину Галилеи, дошло до Пории, находящейся чуть выше уровня Мирового океана, а затем, через какой-то километр–два пересекает этот уровень и спускается ниже него прямо к нам, к берегу озера.

– Хорошо сидим, между прочим, – говорю, – но ты не увиливай от ответа, интересно же, как это ты, в твоём почтенном...

– Знаешь ли ты, Дока, что ты очень даже вредный мужичонка! Чего ты цепляешься к моему возрасту? Я ещё не стар. Я в каком-то смысле супер-стар! Если ты понимаешь, о чём я...
– Не-не-не! Я не о женщинах спрашиваю! Ты конечно ого-го, но я о другом интересуюсь. Расскажи, не томи!
– Ладно. Раз просишь. А ты, Друг, не против? Нет.

Flag Counter

Collapse )
я

Повар



Из моей книги "Циклотимия"



Интересные люди - 7. Цикл.

Два с половиной часа от египетского Шарм-аш-Шейха на север – и вот она, Нуэба!
Оазис в пустыне, желтые пески и зелень насаждений – ну точно, как наше, израильское, ан, однако, тут все ебипетское: и Красное море, и песок, и строения, и обслуга.
Мы с Давидом сидим в местной курортной забегаловке, питаемся, чем Аллах послал, разглядываем публику и болтаем.
Главное внимание уделяем, само собой, женскому полу, но иногда взгляд задерживается на мужиках, в которых пытаемся выявить отношение к нам, гостям-врагам. Соседям по карте и по истории.

- Вон, глянь, - мотнул головой Давид в сторону высокого, сухощавого пожилого повара во всем белом, - до оторопи похож на Павла из Богодухова, я тебе не рассказывал, случайно?
- Нет, кто таков? - удивился я, заливая кетчупом местную шаварму.

- О, это интересно! Ты, Дока, наверняка не знаешь, что под Харьковом есть городок Богодухов, где я...

Flag Counter

Collapse )
я

Пружина и палка, или Держать удар!





- Вот смотри.
Допустим, та же пружина. Она просто сжимается при каждом ударе, фигурально выражаясь. Копит, так сказать, энергию, да?
А потом ка-а-ак разожмётся!
И сметет ударяющего к чертям собачьим!
А та же палка что? Держит, держит, держит удары. А потом просто ломается. Палка - она же ведь не гибкая. Ломкая.

- Подожди, Дока. Ты к чему эту муть нам сейчас несёшь? Ты пей, пей и успокойся!
- Да так. Вспомнил кое-что.
- Ну так не тяни резину и выдай на гора. Я правильно рассуждаю, Друг?
- Ты, Старик, всегда прав! Кто спорит? Но иногда лев. О как!

Мы болтаем в ожидании официанта в скромной друзской забегаловке Дальят-а-Кармеля.
Здесь подают острые специи и всякие-разные приправы к питам с хумусом, к зелени и всякой другой закуске, которые хорошо идут под лёгкое винцо или наоборот, под что-то потяжелее.

Бываем здесь частенько по дороге к хайфскому университету, небоскрёб которого на горе Кармель просматривается чуть ли не со всего севера страны, во всяком случае в радиусе километров тридцать-сорок точно.

- Короче, ты о чём, Дока? Выкладывай, не томи.

- Так я ж всё о своём, о наболевшем.

Flag Counter

Collapse )
я

Миллионеры - 1.




Немец.

– Не в деньгах счастье... – Старик сплюнул с веранды вниз, в густую зелень китайской розы, усыпанную крупными цветами-колокольчиками.
– Не скажи – вяло пробормотал Друг, жуя салат.
– Во-первых, не брызгай! – сказал я, глядя в сторону плевка, – а во-вторых, с чего бы это?

Вообще-то в такую погоду нормальные люди сидят в домах, включив кондиционеры на полную катушку.
Уже второй день, как жуткий хамсин заволок всё вокруг плотным туманом из мелкодисперсной пыли, то ли из Саудовской Аравии, то ли из Сахары, и мало того, что нечем было дышать в его пекле, где-то свыше тридцати пяти градусов, но и ни черта не было видно на расстоянии ста метров.

Мы же расселись в такой чертовщине только лишь по настоянию Старика, пообещавшему интересные байки обязательно вне помещения, "на открытом воздухе", как он выразился.
Почему и зачем – таких вопросов мы с Другом давно уже не задаём Старику, учитывая его почтенный возраст и свойства характера, потому что по опыту знаем, что ответ будет один: – Так надо, урроды!

Сидим мы на втором этаже дома в гостях у Друга.
На веранде, как уже было сказано. Она же балкон. Квадрат двадцать пять метров. Весь в зелени, начиная от пальмы в кадке и до всяких гераней и других зелёных насаждений.
Серо-жёлтый налёт хамсинной пыли на листьях. Осознание того, что такой же налёт и на наших лёгких внутри организма заставляет меня время от времени понукать:
– Ну вот, теперь всё же можно и к столу! У хозяина в салоне на столе всё готово...
– Погоди, Дока, не гони лошадей. Здесь тепло.
– Но ведь...
– Что ты, как девица на сносях, ох да ах? Ну, песочек на зубах, ну, дыхалка сипит, но ты же офицер, какой-никакой! А потом, мы же сидим в гостях у миллионщика! Вон, какой домина! Вилла!
– Да ладно тебе! – взвыл Друг, – Какая, в задницу, вилла? Какой миллионщик? Хочешь, я расскажу вам про миллионеров? Настоящих? Только пошли вовнутрь! Дышать же нечем!

Flag Counter

Collapse )
я

О Мухраке, клиньях и ерунде.



Из моей книги:



- Сегодня у меня отличное настроение, а потому буду вас накачивать лекциями по любому вопросу! Кстати, есть предложение. Дока, крутани руль влево! Давайте завернем на Мухраку!

Мы ехали, отобедав шашлычков в друзской деревне Дальят –эль-Кармель. Ясное дело, что не в сухую отобедали, а хорошо заполировав мяско алкогольными напитками разной степени крепости. Мне, как водителю, пришлось, правда, почти воздержаться, но Старик принял хорошую дозу, а потому говорил громко и с большим выражением!

- Вот знаете ли вы, коллеги, где мы едем? По горе Кармель, скажете вы, и будете правы! Но что такое Кармель – вы знаете? Это буквально «Божий виноградник». Вот ведь что характерно! Или, скажем Мухрака. Что сие значит? Да, да, Дока, вот по этой дороге и до упора!

Действительно, съехав с шоссе влево, мы вскоре добрались до стоянки автомобилей и двинули уже пешими к возвышавшемуся впереди сооружению. А Старик качал лекцию не умолкая, взбудораженный хмелем.

- Так вот. Мухрака – на арабском означает Огненное место, известное всем, а теперь и вам, как место жертвоприношения Элиягу, то есть, Ильи-пророка!

Теперь пара цифр, ибо что за лекция без цифр! 27 километров от Хайфы, 13 километров от Мегидо, высота места – 482 метра от уровня моря. Каково! Вот память! Особенно, когда я в ударе! А бился-то здесь Илюха с женщиной! Изабель, дочь царя Гидона и жена царя Израиля Ахава. Что там они не поделили – уже покрыто мраком, но факт – Бог ниспослал огонь на алтарь Ильи, доказав правоту пророка. А теперь гляньте туда, внутрь этой церквушки. Видите алтарь? Он самый! Из двенадцати камней – по числу колен Израилевых! А само это здание – не что иное, как монастырь ордена кармелитов!



Flag Counter

Collapse )
я

Мы рождены, чтоб байку сделать былью.



- А сейчас, дети мои, я буду учить вас уму-разуму, - сказал Старик со смешком.
Но для начала порезонёрствую по-стариковски. Знаете ли вы, что большинство анекдотов основаны на реальной нашей человечьей действительности? Наверняка вы в курсе. Но я расскажу вам историю, произошедшую со мной буквально на днях.

Наша троица, как обычно, засела в некоем кабачке на окраине пригорода Хайфы под названием Кирьят Бялик. Это не кабачок так называется, а пригород. А Бялик - это еврейский литератор, выдающийся еврейский поэт начала двадцатого века, который освободил поэтический язык от штампов и канонов, сообщив своему стилю небывалую до тех пор гибкость, как пишется в энциклопедиях. Я добавлю от себя к этому определению гибкость бяликовского мозга, обусловившую и гибкость стиля. Поскольку о гибкости и моё повествование.

- Так вот, про мою историю, - начал Старик.

Flag Counter

Collapse )
я

На той же Мухраке. Глазами женщины.

предыдущее здесь:
https://artur-s.livejournal.com/6397464.html

- Что меня занесло на эту гору?
Сидела бы дома, белья полно стирать, да и глажки уже скопилось...
Вовка, сволочь, хоть бы помог! Так нет же, опять пиво пойдет пить после работы со своими засраными дружками.
Ох, как мне это надоело...
Верочке надо платьишко купить новое, порвала в садике...
Да.
Красивый вид отсюда!
Правда, красотища. Вон там вдали...
Что там, кстати? А, тут на асфальте стрелки есть...
Ага. Там гора Тавор, там Гильбоа...
Кстати, тогда на Гильбоа Вовка зацепился за дерево, дурак!
Засмотрелся на эту горбатую Нинку, тварь. Ну что в ней хорошего, в Нинке-то этой? Тьфу. Правда, блузка была тогда шикарная.
Надо было спросить, где она ее оторвала, по-моему, я видела ее в Гранд Каньоне в Хайфе.

Flag Counter

Collapse )