Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

я

Женщина-загадка.



Но сначала про Лондон.
Про командировку в этот город.
Командировочные дела я провернул тогда быстро.
Оставалась пара дней, и я решил поскитаться по Лондону. А почему нет? Город-то хороший.

От делать нечего подался по магазинам, которых куча на Оксфорд-стрит: "Гап", "Некст", "Принципалс" – это по мужской части, по женской - все то же, плюс "Морган" и "Мисс Селфридж".
Да, муть все это и суета сует.

Затем уже были восковые герои Мадам Тюссо, а потом все равно попадаю на Оксфорд-стрит.
Левостороннее движение, двухэтажные автобусы, черные, якобы допотопные, такси. И вдруг – едет фиакр, а в нем сухощавый джентльмен в цилиндре, белых перчатках, мама моя! – девятнадцатый век.
Все на него ноль внимания, а я рот приоткрыл – ох, едрена феня, мол!
В это время почувствовал удар по плечу:
– Закрой рот, Дока!
– Мишка! Сколько лет, сколько зим!

Что да как, где, да почему…
Не виделись мы с ним давненько. А потому присели на часок неподалеку.
Потом дали тур по пабам в районе Сохо. В пабах пили пиво и смотрели футбол.
Это всё за один день. Ужас, как я это выдержал…

– Старость, едрена вошь, старость. Сколько тебе, Мишка?
– Да всё уже, скоро каюк. Тридцать четыре.
– А я и того старше.
– Беда с этим возрастом. Кстати, посмотри, как тебе вон та?… – и он глазами показал в сторону проходящей мимо нас женщины.
– Симпатичная. А что?

Flag Counter

Collapse )
я

Доктор Лиза



В тесном кафе на главной магазинной улице острова Санторини мы сидели за одним столиком с интересной парой.
Эти пожилые люди были, как и мы, умотаны жутким пеклом августовского Средиземноморья, сжигающего, казалось, всё живое, что двигалось, стояло, охало от жары на узких улочках, забитых, подобно всем другим местам скопления туристов со всего мира, магазинами и магазинчиками, кафе и кафешками, столами и столиками с разложенными товарами прямо на улице, вьющейся на самой вершине этого необыкновенного островка.

Когда-то, тысячелетия тому назад, здесь посреди моря торчало жерло вулкана, решившего вдруг извергнуться.
Сказано – сделано! Извергся.
Разнесло всё вокруг.
Дым и тьма дошли аж до Африки, где, говорят, и стали одной из казней египетских, чтобы отпустил фараон народ мой из рабства.
И этот взрыв вулкана распополамил остров Санторини так, что выгрыз мощной дугой его скалы, благодаря чему мы и пришвартовались поутру в красивейшей бухте, откуда наверх, в городок Фира можно добраться либо по узкой серпантинной тропе на ишаках, либо пешком по той же тропе, вляпываясь в ишачий помёт, либо на фуникулёре, от верхней станции которого до кафе, где мы присели отдохнуть – рукой подать.


– Жарковато, чёрт побери! – завязал я разговор. – Пожалуй, у нас сейчас не так.

– А вы откуда? – спросил пожилой господин, вытирая пот с высокого лба.
– Израильтяне мы. Из Хайфы. А вы откуда?
– Так мы тоже оттуда. Только из Кирьят-Тивона.
– Соседи, значит. Очень приятно. Это моя жена Света. А я Дока.
– Алекс. Жена Лиза. Будем знакомы. Жарко, да.

Flag Counter

Collapse )
я

Сын американской мамы



Про саму маму я писать не буду.
Во-первых, я её в глаза не видел. Во-вторых, она умерла.
Чего о ней писать?

А вот о её сыне напишу.
Хороший, добрый мужик. Учился мало, но от рождения добрый и тихий. Таких осталось немного, потому что вымерли. И он, кстати, скоро умрёт.
Вот об этом и речь.

Всю свою жизнь, а это шестьдесят лет, он прожил в кибуце. Только сходил в армию на четыре года.
Вернулся из армии, стал искать работу.
Ему и говорят:
– Слушай, тут есть работёнка несложная на заводишке, туда-сюда сходить, подкрутить, завернуть – всего-то делов. Но работать надо по ночам. В ночную смену. Потому что никто не хочет. Потому что все хотят ночью спать. Ленивые потому как. А ты у нас молодой, красивый, добрый и правильный. Ты как, согласен?
Он зарделся от похвалы и сказал, что согласен.
И начал работать. По ночам.
И проработал так тридцать лет.
По ночам.
А днём спал.

Flag Counter

Collapse )
я

Эй, моряк! Ты где-то долго плавал...



– Так сколько лет ты проплавал, Эли?
– Двадцать три. А потом выкинули на пенсию. Похож я на пенсионера?
– Не очень.

Эли – здоровый мужичище сорока девяти лет, под два метра ростом, с буденновскими усищами и могучими бицепсами, сокрушённо вздохнул и отхлебнул из чашечки кофе.
Его майка взмокла от пота.

Он только что отложил в сторону молоток, которым гулко колотил по какой-то деревяшке, вгоняя её в скамейку - долгострой, сооружение которой длится уже третий день.

– Понимаешь, Дока, эти сволочи не дали мне ещё поработать хотя бы два года, тогда и пенсия была бы побольше. А всё почему? Образования, сказали, нет у тебя. Сейчас нам нужны образованные моряки, говорят.
Тьфу.
Какое образование надо ещё, чтобы палубу драить да девок портить в Мельбурне да в Кейптауне?

– Ого! Ты и в Кейптауне побывал?
– Конечно! Где я только ни побывал!
В Монтевидео был? Был.
В Сан-Пауло был? Был.
В Рио-де Жанейро был? Был.
В Бомбее побывал? Побывал.
Спроси лучше, где я не был?
По всему миру поплавал.

Flag Counter

Collapse )
я

Женщина - всегда загадка



Но сначала про Лондон.
Про первую свою командировку в этот город лет пятнадцать-двадцать тому назад.
Командировочные дела я провернул тогда быстро. Оставалась пара дней, и я решил поскитаться по Лондону.
А почему нет? Город-то хороший.

Сначала двинул на метро.
Docklands Light Railway – красивая надземная линия. Мне сверху видно все – ты так и знай!
Потом линии Виктория и Пикадилли, потом Джабили Лайн, аж умотался.
Все сравнивал да сравнивал с виденными мною метро в других городах.
Так себе – это лондонское.
Но время убивается хорошо.

От делать нечего подался по магазинам, которых куча на Оксфорд-стрит :"Гап", "Некст", "Принципалс" – это по мужской части, по женской - все то же, плюс "Морган" и "Мисс Селфридж".

Flag Counter

Collapse )
я

Сближение.



Из моей книги:




Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Глава тридцатая.

Следующего дежурства Светлана ждала с нетерпением.
Вообще-то, дежурство - это не сахар: после смены, которая начиналась в девять утра и заканчивалась в три часа дня, дежурный врач продолжал работать с трех до девяти утра следующего дня, а там снова до трех часов, то есть получалось: сутки плюс шесть часов!
А если учесть, что это кардиология, да если это дежурство в блоке, да если прикорнуть удавалось максимум три – четыре часа с перерывами на крики больных: ой, умираю! ой! болит! - то и вовсе не мёд, а вред здоровью, но это - такая работа, такая любимая работа, лучше которой нечего и искать!

Нетерпение объяснялось просто: в обычные дни не очень поконтактируешь с интересным человеком, некогда, а уж очень хотелось встретиться!
Она ловила себя на том, что старалась чаще проходить мимо его палаты, посмотреть, что он делает, как выглядит.
Прическу делала дольше, макияж - тщательнее, одежду выбирала понарядней.
Вскоре она поняла: влюбилась, и от этого становилось радостней, но вместе с тем и тревожней.
У него семья, сын, у нее тоже самое; хотя, уговаривала она себя, ну что это за семьи такие - без любви, одни лишь проблемы да неприятности.
И вообще, что это за мысли, корила она себя, о чем это вы, девушка? сын ведь уже взрослый, куда уж нам, тяни лямку! Но мужчина больно хорош, просто находка для меня, оправдывалась она своим мыслям, симпатичный, мужественный и в то же время душевный, тонкий, деликатный. И видно, что специалист, да еще такой, увлеченный делом!

А, кстати, чего это он ноет про проклятый завод, ведь у него дела там, вроде бы, неплохи: работа интересная, изобретения разные и вообще - новая техника на авиазаводе! это же престижно, черт побери. Надо спросить у него, что за проблемы?

- Что же вас не устраивает на работе, и нет ли других причин для срыва, о котором мы с вами говорили еще на первом обходе? Я сожалею, но все дальнейшие обходы в силу недостаточности времени не дают мне полную картину вашего заболевания.

Flag Counter

Collapse )
я

Это любовь?



Положи мя яко печать на сердце твоём,
Яко печать на мышце твоей:
Зане крепка яко смерть любовь,
Жестока яко смерть ревность:
Стрелы её – стрелы огненные.
Песнь Песней.


Три случая.


Первый.

Шестидесятилетний мошавник застрелил жену и застрелился сам по договорённости с ней. Детям они оставили письмо: в связи с засухой они прогорели на миллион долларов. Взять деньги негде, а отдавать надо. Иначе суд.

Второй.

Жена больна раком. Последняя стадия. Не захотела умирать долго и больно и страшно. Муж застрелил её и застрелился сам. Сыну позвонил отец и попрощался по телефону: - Через час нас не станет. Прощай. Я не хочу жить без мамы.

Третий.

Парень после армии. Двадцать три года. Приревновал свою девушку к соседу. Убил её из пистолета: он работал охранником в супермаркете. Соседа ранил. Сам застрелился.


Теперь вопрос на засыпку.

Вы оправдываете действия?

Flag Counter
я

О медитации, аутотренинге и инкарнации.



Из моей книги "Восхождение"



Книга Первая. Глава десятая.

Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

... Второй момент заключался в том, что в той же Белокурихе я проходил сеансы аутотренинга с медитацией у тамошнего зав. отделением, пожилого, поджарого доктора, который был здоров как бык, потому что каждое утро вставал спозаранку и до работы успевал пешком делать до десяти километров каждый божий день! И эти сеансы мне здорово помогли, вероятно, вместе с мумие, разведенным на спирту, такой вывод я сделал тогда.

И помню, что дело доходило то ли до галлюцинаций, то ли до состояний, которым я в те времена не нашел разумного объяснения. Но недавно я достал конспекты лекций этого доктора и вычитал там интересные вещи, очень подходившие к тому, что я увидел в Гурьевском бору!

А в лекциях доктора было много информации по этому вопросу:
«...Медитация базируется на отключении от материального мира и перехода в духовный... Техника медитации основана на повторении про себя своей мантры, что позволяет вступить в контакт с Единым Полем Сознания...
Мантра - это озвученное духовное начало, астральное имя, в частности, особое сочетание звуков... В состоянии медитации совершаются астральные путешествия: можно перемещаться в своем тонком теле, пока грубое тело пребывает в трансе... Можно побывать в прошлом и в будущем, контактировать с прошлыми и будущими цивилизациями, встречаться со своими космическими наставниками. Происходит расширение сознания, постижение и осмысление тайн мудрости древних и раскрытие своей Божественной Духовной Сущности...
...Более того, медиумы способны к реинкарнации, то есть, к погружению в предыдущую жизнь. Реинкарнация означает трансмиграцию нематериальной бессмертной души из одного тела в другое. Она не является вечным циклом рождения и смерти. Она может быть остановлена возвышением нашего сознания на духовную платформу вне материальных условий, включающих действенность рождения и смерти...
Медитация - это глубокая концентрация на абстрактных идеях и размышления только о них... При достижении определенной глубины медитации приходит удивительное состояние слияния с чем-либо великим, прозрения огромной истины с ощущением переноса себя в другой мир, другое измерение... При этом все вокруг становится нереальным, странным, и деревья, и лес, и зима, и лето...»

Flag Counter

Collapse )
я

Сближение



Из моей книги "Восхождение"



Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Глава тридцатая.

Следующего дежурства Светлана ждала с нетерпением.
Вообще-то, дежурство - это не сахар: после смены, которая начиналась в девять утра и заканчивалась в три часа дня, дежурный врач продолжал работать с трех до девяти утра следующего дня, а там снова до трех часов, то есть получалось: сутки плюс шесть часов!
А если учесть, что это кардиология, да если это дежурство в блоке, да если прикорнуть удавалось максимум три – четыре часа с перерывами на крики больных: ой, умираю! ой! болит! то и вовсе не мёд, а вред здоровью, но это - такая работа, такая любимая работа, лучше которой нечего и искать!

Нетерпение объяснялось просто: в обычные дни не очень поконтактируешь с интересным человеком, некогда, а уж очень хотелось встретиться!
Она ловила себя на том, что старалась чаще проходить мимо его палаты, посмотреть, что он делает, как выглядит.
Прическу делала дольше, макияж - тщательнее, одежду выбирала понарядней.
Вскоре она поняла: влюбилась, и от этого становилось радостней, но вместе с тем и тревожней.

У него семья, сын, у неё тоже самое; хотя, уговаривала она себя, ну что это за семьи такие - без любви, одни лишь проблемы да неприятности.
И вообще, что это за мысли, корила она себя, о чем это вы, девушка? сын ведь уже взрослый, куда уж нам, тяни лямку!
Но мужчина больно хорош, просто находка для меня, оправдывалась она своим мыслям, симпатичный, мужественный и в то же время душевный, тонкий, деликатный.
И видно, что специалист, да ещё такой, увлеченный делом!

А, кстати, чего это он ноет про проклятый завод, ведь у него дела там, вроде бы, неплохи: работа интересная, изобретения разные и вообще - новая техника на авиазаводе! это же престижно, черт побери.
Надо спросить у него, что за проблемы?

- Что же вас не устраивает на работе, и нет ли других причин для срыва, о котором мы с вами говорили еще на первом обходе?
Я сожалею, но все дальнейшие обходы в силу недостаточности времени не дают мне полную картину вашего заболевания.

Flag Counter

Collapse )
я

Наваждение

Из моей книги "Восхождение"



Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Книга Первая. Глава тридцать первая.

Наваждение.


- С Лерой я познакомился в институте, но первые два курса не обращал на нее внимания, потому что веселая, необычная для скромного тихого мальчика-отличника, студенческая жизнь захватила меня целиком.
Я нашел новых друзей, с которыми, кстати, мы и сейчас продолжаем дружить, были и легкие флирты на вечеринках, в общем, как у всех.
Но что-то случилось на третьем курсе, когда постепенно, исподволь, Лера вошла в мою жизнь, как говорится, захватила мое сердце, душу - и это без всяких потуг с ее стороны.

Это была довольно толстая девушка с большими карими глазами и неординарным умом. Полуеврейка, хотя по матери она писалась русской и страшно хотела избавиться от еврейского синдрома! Но внешность, типично семитская, мешала и мешает ей всю жизнь.

К слову сказать, ваши глаза, доктор, чуть-чуть напоминают ее, хотя у вас они немного чернее и намного приятней, можете принять это за комплимент.
- Спасибо, продолжайте, не отвлекайтесь, - Светлана чуть порозовела от удовольствия.

Flag Counter

Collapse )