Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

я

Балет



Из моей книги "Циклотимия"



Цикл "Встречи - 7"

Странно.
Здесь, в Бейт-Шеане, нет у меня ощущения, что это, в общем-то, руины.
То есть, рухлядь.
Как например, в Риме у этих знаменитых раскопок Форума. Три слоя, до самых печёнок, до волчицы с набрякшими сосками.

Странно.
Вот, вроде, такая же улочка, как в Помпеях, даже пошире и с колоннами, а мысли навевает другие, видятся какие-то древние мистерии, но по-другому. Секрета пока не понял, придется еще помараковать.



Да и Старик примолк что-то, тоже, видать, проняло и витает где-то рядом с Иосифом Флавием или с Бар-Кохбой...

- Вот смотри, - обводит он руками двухтысячелетний амфитеатр, на каменных сиденьях которого мы сидим, - Такой же, вроде, как в Кейсарии и в Биньямине, а есть в нем какой-то дух, что ли, старое и новое, пыль веков и вчерашний концерт с песнями-плясками, музыкой и бликами света на колоннаде...

Черт, на пафос сбиваюсь. Плохо это. Не надо пафоса. Надо утилизировать пафос в какую-нибудь мутную речку современного хлама...

- То есть, снова о бабцах...- в тон ему продолжил я.
- Свихнешся ты, парень, когда-нибудь по этой части. Никого еще бабьё не доводило до хорошего!
- Что это ты завелся, Старик? Рассказал бы лучше очередную байку с уклоном в искусство, благо, обстановка располагает. В храме сидим ведь. Храм искусства как раз!
- Ладно, извини. Ну, слушай, раз просишь.

В Н-ске есть известный театр оперы и балета.



Гигантское сооружение с куполом, тремя ярусами, колоннадой и греческими скульптурами в главном зале, короче, солидный театр, один из крупнейших в стране.

Flag Counter

Collapse )
я

Про грехопадение - 1.




– Детство золотое! Где оно? Увы, как говорили в старину, увы, увы…
Кстати, вам не кажется, что это словечко – просто дурацкое! Птичье какое-то. Утиное. Увы-увы. Тьфу.
– Ты сегодня начнешь наконец-то? Или лучше выпьем по стопарю?
– Всё! Начал. Предварительно выпив стопарь! Лехаим!

Так вот, я и говорю, завидую вам, потому что вы в детстве были балбесами, учились плохо, и потому у вас было время болтаться по улице, водиться со шпаной, пытаться реализовать свои способности к детовоспроизводству и прочее.

Я же, как вам известно, был девственником и круглым отличником! Круглым! То есть, пи-дэ или же два-пи-эр! Именно так означается исключительно круглая окружность без всяких там выбросов в сторону, то есть, экивоков! Пи, умноженное на диаметр или на два радиуса!

Flag Counter

Collapse )
я

Балет



Из моей книги "Циклотимия"



Цикл "Встречи - 7"

Странно.
Здесь, в Бейт-Шеане, нет у меня ощущения, что это, в общем-то, руины.
То есть, рухлядь.
Как например, в Риме у этих знаменитых раскопок Форума. Три слоя, до самых печёнок, до волчицы с набрякшими сосками.

Странно.
Вот, вроде, такая же улочка, как в Помпеях, даже пошире и с колоннами, а мысли навевает другие, видятся какие-то древние мистерии, но по-другому. Секрета пока не понял, придется еще помараковать.



Да и Старик примолк что-то, тоже, видать, проняло и витает где-то рядом с Иосифом Флавием или с Бар-Кохбой...

- Вот смотри, - обводит он руками двухтысячелетний амфитеатр, на каменных сиденьях которого мы сидим, - Такой же, вроде, как в Кейсарии и в Биньямине, а есть в нем какой-то дух, что ли, старое и новое, пыль веков и вчерашний концерт с песнями-плясками, музыкой и бликами света на колоннаде...

Черт, на пафос сбиваюсь. Плохо это. Не надо пафоса. Надо утилизировать пафос в какую-нибудь мутную речку современного хлама...

- То есть, снова о бабцах...- в тон ему продолжил я.
- Свихнешся ты, парень, когда-нибудь по этой части. Никого еще бабьё не доводило до хорошего!
- Что это ты завелся, Старик? Рассказал бы лучше очередную байку с уклоном в искусство, благо, обстановка располагает. В храме сидим ведь. Храм искусства как раз!
- Ладно, извини. Ну, слушай, раз просишь.

В Н-ске есть известный театр оперы и балета.



Гигантское сооружение с куполом, тремя ярусами, колоннадой и греческими скульптурами в главном зале, короче, солидный театр, один из крупнейших в стране.

Flag Counter

Collapse )
я

Балет, или как я однажды встречал Новый Год

Из моей книги "Циклотимия"



Цикл "Встречи - 7"

Странно.
Здесь, в Бейт-Шеане, нет у меня ощущения, что это, в общем-то, руины.
То есть, рухлядь.
Как например, в Риме у этих знаменитых раскопок Форума. Три слоя, до самых печёнок, до волчицы с набрякшими сосками.

Странно.
Вот, вроде, такая же улочка, как в Помпеях, даже пошире и с колоннами, а мысли навевает другие, видятся какие-то древние мистерии, но по-другому. Секрета пока не понял, придется еще помараковать.



Да и Старик примолк что-то, тоже, видать, проняло и витает где-то рядом с Иосифом Флавием или с Бар-Кохбой...

- Вот смотри, - обводит он руками двухтысячелетний амфитеатр, на каменных сиденьях которого мы сидим, - Такой же, вроде, как в Кейсарии и в Биньямине, а есть в нем какой-то дух, что ли, старое и новое, пыль веков и вчерашний концерт с песнями-плясками, музыкой и бликами света на колоннаде...

Черт, на пафос сбиваюсь. Плохо это. Не надо пафоса. Надо утилизировать пафос в какую-нибудь мутную речку современного хлама...

- То есть, снова о бабцах...- в тон ему продолжил я.
- Свихнешся ты, парень, когда-нибудь по этой части. Никого еще бабьё не доводило до хорошего!
- Что это ты завелся, Старик? Рассказал бы лучше очередную байку с уклоном в искусство, благо, обстановка располагает. В храме сидим ведь. Храм искусства как раз!
- Ладно, извини. Ну, слушай, раз просишь.

В Н-ске есть известный театр оперы и балета.



Гигантское сооружение с куполом, тремя ярусами, колоннадой и греческими скульптурами в главном зале, короче, солидный театр, один из крупнейших в стране.

Flag Counter

Collapse )
я

Курт Воннегут даёт советы



Письма Курта Воннегута, легендарного американского писателя XX века, — это очень интересное чтение для тех, кто хочет извлечь полезные советы о креативности, творчестве и жизни.

Не следуйте за толпой
Не всегда то, что делают все, — самое лучшее. Поступайте так, как считаете правильным, без оглядки на общество и моду.

Кто-то должен был посоветовать мне не вступать в студенческие общества, а вместо этого проводить время с независимыми личностями, коих тогда было немного. Я бы вырос быстрее. Кто-то должен был сказать мне, что напиваться, пусть это и было модно, — опасно и глупо. И сказать, что нужно забыть о высшем образовании, а вместо этого пойти работать в газету. Это было именно то, что делали самые многообещающие и целеустремлённые молодые писатели моего времени. Сегодня, конечно, вы не сможете получить работу в газете, если не закончили университет, и это очень плохо.

Гните свою линию



Невозможно достичь величия в искусстве, работая в одиночестве: творцы работают в команде с единомышленниками. Это даёт человеку огромное количество смелости, чтобы внести свой вклад в культуру. Такая работа даёт ему боевой и командный дух, возможности нескольких умов и — может быть, самое важное — уверенность в своей точке зрения. Я убеждён, что нельзя добиться успеха в искусстве, будучи мягким, всем сочувствующим и принимающим во внимание все точки зрения.

Айзек Азимов однажды упомянул, что самая важная вещь для плодотворности писателя — это уверенность в себе.

Collapse )
я

Нога балерины - 3

предыдущее здесь: https://artur-s.livejournal.com/6317225.html

Майя с Родионом пригласили нас с Ириной на этот спектакль, купили билеты в первый ряд партера (очень дорогие), заехали за нами, и мы вчетвером вошли через подъезд №6 — директорский вход, в него впускают лишь избранных. Как только мы вошли в холл, сразу натолкнулись на министра культуры Фурцеву. Она тепло улыбнулась Майе:

— Майя Михайловна, рада вас видеть! Как Ваше здоровье?

Майя подвела меня в ней:

— Это мой спаситель, он поставил меня на ноги.

Фурцева заинтересованно смерила меня взглядом, пожала руку:

— Спасибо, что спасли гордость нашего советского балета.

Другая фигура в холле был Дымшиц — заместитель председателя Совета министров, единственный член правительства еврей. Он приветливо кинулся к Майе — они встречались на правительственных приёмах. Майя опять представила меня теми же словами. Был там композитор Тихон Хренников с женой, первый секретарь Союза композиторов. Это наши с Ириной старые друзья, они рекомендовали меня Плисецкой.

Его жена Клара воскликнула:

— Я была права, когда рекомендовала вам Володю. Лучше него доктора нет.

Майя согласно кивала головой, держала за руку и прижималась плечом. Я чувствовал себя перехваленным, и мне было неловко. Но благодарные пациенты часто превозносят своих излечителей (зато если врач не помог… тогда хуже него нет никого).

Общество вокруг было знатное, все дамы одеты в дорогие норковые и песцовые манто, только моя Ирина в лёгкой шубке из барашка. (Мне было обидно за Ирину, и я поклялся себе, что когда-нибудь тоже куплю ей дорогую шубку, но осуществить это я смог только после многих лет в Америке).

В антракте мы с Майей и Родионом прогуливались по фойе второго этажа. Там была элита столицы — министры, послы, артисты и другие сильные мира сего. Появление Плисецкой среди зрителей вызвало сдвижение фланирующей толпы и шорох восклицаний «Глядите — Плисецкая!». Все взоры обратились на неё, многие знали её и подходили здороваться, и она всем представляла меня:

— Это профессор Голяховский, мой спаситель (профессором я ещё не был, это она меня произвела).

Когда показываешься в обществе вместе со знаменитостью — луч славы отражённо падает на тебя. Это совсем непросто переносить, я стеснялся. И в тот момент я увидел в толпе своего директора академика Волкова. Он давно был зол на меня, что я не спросил его разрешения лечить Плисецкую. А мне оставался всего месяц до защиты диссертации, и, зная интриги в институте против меня и его влияние, я волновался — не отзовётся ли это на результате голосования? Директор направился к нам, я быстро шепнул Майе:

— Волков идёт, выручай, чтобы он на меня не злился из-за тебя.

Майя встретила Волкова с артистической любезностью, слегка свысока, как королева, произнесла:

— Я очень-очень благодарна Володе. Хорошо, что у вас есть такой замечательный доктор.

Он сразу смягчился, заулыбался в мою сторону.

— Конечно, конечно, Майя Михайловна, я его очень ценю. Приходите на его защиту.

Только этого ещё не хватало, подумал я. Если бы она появилась на заседании Учёного совета, это могло только обозлить моих недоброжелателей. Но, кажется, Майя смогла положительно настроить моего директора.

Во втором акте мы опять уселись смотреть головокружительные прыжки Квазимодо и очарование танцев Эсмеральды.

Collapse )
я

Нога балерины - 2

предыдущее здесь: https://artur-s.livejournal.com/6316842.html

Я поделился с Плисецкой:

— Какая ужасная зависимость! Почему я должен его спрашивать? Я ведь лечу вас не в институте, а дома.

Она воскликнула:

— Зависть! Пошлите его на …! — в выражениях она не стеснялась. — Вы думаете мне не завидуют и не распускают грязные слухи? Совсем недавно, в 1967 году, сразу после шестидневной войны и победы Израиля над арабскими странами, в газете «Правда» поставили без моего разрешения моё имя под письмом протеста против Израиля. Там стояли подписи всех известных евреев, учёных и работников искусства, — нас выставляли на мировой позор. Все евреи втайне гордились победой Израиля, но говорить об этом вслух боялись. А после той фальшивой подписи на меня сразу обрушился шквал сплетен.

Я спросил:

— А если бы вы запротестовали против этого, неужели власти могли сделать что-либо с вами, такой знаменитой?

— Всё могли! Они не дали бы мне танцевать, сломали бы мою жизнь, стёрли бы меня в порошок. Я для них такое же говно, как все.

Но сплетни сослуживцев не помешали мне лечить её по-своему. Из-за большого преклонения перед ней я всегда был готов к ней приезжать. Стоял морозный и снежный январь, мой «Жигулёнок» стыл под шубой снега. Но машина Плисецкой, с шофёром, всегда была у меня на подхвате, и это облегчало нагрузку. Я бывал у неё ежедневно по два, а то и три раза, для её успокоения. Больному всегда нужно внимание и ободрение. А Плисецкая нуждалась в этом в три раза больше, чем кто либо.

Но вот нога перестала болеть, я с удовлетворением видел, что отёк спал, цвет кожного покрова восстанавливался, на месте хлопьев замороженной кожи формировался новый слой, замещая умерший. Теперь я сам уверился в излечении внешнего вида ноги и убедительным тоном рассказывал ей, что происходит, вселял веру в улучшение.

Из-за гипсовой лонгеты она была прикована к постели, её мышцы слабели. Я привёз ей костыли и показвал, как ими пользоваться. Она попыталась неумело прыгать на одной ноге, опираясь на костыли, я поддерживал её, чтобы не упала. Видеть Плисецкую на костылях — это было ужасное зрелище. Ей нужен был walker (ходилка), для упора на руки, какие были в больницах во всём мире. Но в Советской России их не производили.

Я учил её делать разные упражнения, чтобы не ослабли обе ноги. И вот парадокс: она перетанцевала десятки разных балетов, наизусть помнила все сложнейшие движения, но никак не могла запомнить самые простые упражнения. Смотрела на меня внимательно, переспрашивала:

— Это вот так?

— Не совсем так. Лучше делайте так.

— А сколько раз?

— Делайте каждый час по десять движений.

— Ой, как это сложно запоминать!

Только я уезжал домой, она звонила:

— Вы сказали мне сгибать ногу в колене десять раз каждый час. Можно делать больше и чаще?

— Нет, нельзя — ваши мышцы ещё слабы, им нужна постепенная нагрузка.

— Но нога — это же мой инструмент. Для бухгалтера это неважно, а мне нужна полностью здоровая нога, и как можно скорей. Ну, пожалуйста, я хочу скорей.

— Майя Михайловна, слушайтесь меня.

Чтобы она следовала моим указаниям, я должен был подчинить себе её волю. А Плисецкой подчиняться ой как нелегко — натуре богатой, бурной и избалованной. Она была настоящая львица во всём. Но часто видя меня рядом, она ко мне привыкала, как львица привыкает к дрессировщику.

* * *

Иногда, после перевязок и упражнений, я оставался сидеть возле её кровати и мы беседовали на отвлечённые темы — о жизни и искусстве. Как-то раз она задумчиво сказала:

— Я иногда думаю: какие великие люди были в нашем Большом театре: Шаляпин, Нежданова, Собинов. Какие про них рассказывают интересные истории.

Я слушал и думал: а ты сама? Ведь и про тебя будут рассказывать интересные истории, ты тоже великая.

Она была очень живой рассказчик, я поражался остроте и меткости её мыслей и рассказов. В её натуре была богатая палитра эмоциональности — говорила она так же эмоционально как и танцвала.

Collapse )
я

Про грехопадение - 1.



– Детство золотое! Где оно? Увы, как говорили в старину, увы, увы…
Кстати, вам не кажется, что это словечко – просто дурацкое! Птичье какое-то. Утиное. Увы-увы. Тьфу.
– Ты сегодня начнешь наконец-то? Или лучше выпьем по стопарю?
– Всё! Начал. Предварительно выпив стопарь! Лехаим!

Так вот, я и говорю, завидую вам, потому что вы в детстве были балбесами, учились плохо, и потому у вас было время болтаться по улице, водиться со шпаной, пытаться реализовать свои способности к детовоспроизводству и прочее.

Я же, как вам известно, был девственником и круглым отличником! Круглым! То есть, пи-дэ или же два-пи-эр! Именно так означается исключительно круглая окружность без всяких там выбросов в сторону, то есть, экивоков! Пи, умноженное на диаметр или на два радиуса!

Flag Counter

Collapse )
я

Бешеные лошадки Crazy Horse у нас



Уже ровно 65 лет легендарное французское кабаре Crazy Horse, которое наряду с Елисейскими полями и Эйфелевой башней считается одним из главных символов Парижа, предлагает публике восхитительный коктейль из света, звука, головокружительного танца и красоты женского тела. До 2001 года представления кабаре можно было увидеть только в Париже, на зарубежные гастроли танцовщицы Crazy Horse выезжают только последние 15 лет. В Тель-Авиве Crazy Horse выступят с программой «Forever Crazy» («Безумны навсегда»), состоящей из лучших классических номеров кабаре и новых оригинальных постановок блестящего французского хореографа Филиппа Декуфле, прославившегося, в частности, постановкой открытия Олимпийских игр в Альбервилле и представления «Цирка Дю Солей».

Этому шоу уже аплодировали в Бонне, Женеве, Каннах, Монреале, Квебеке, Мадриде, Киеве, Гонконге и многих других центрах культуры Европы, Азии и Америки. Оно задумано и поставлено как посвящение и дань памяти художнику-авангардисту Алану Бернардену – отцу-основателю самого скандального представления в мире. Свою идею Бернарден объяснял просто: зрители не должны приходить смотреть на конкретную звезду, ведь в их распоряжении целое шоу! Поэтому каждая участница шоу — жемчужина, обладающая не только природной статью и грацией, но и профессиональной подготовкой гимнастки или танцовщицы.

Ведущее свою историю с 1951 года кабаре Crazy Horse славится не только самыми красивыми девушками со всего мира, но и безупречными визуальными эффектами. Представление состоит из череды разнообразных шикарных номеров, участницы которых одеты буквально только в свет, и зрителям часто сложно понять, где проходит грань между обнаженной кожей, тенью и сложнейшим световым шоу.

За все время существования шоу в труппе Crazy Horse выступали свыше 800 танцовщиц. В настоящее время в кабаре работает 50 девушек из 15 стран мира, все они имеют классическое хореографическое образование.

Чуть больше двух недель осталось до начала уникальных для нашей богоспасаемой страны гастролей знаменитого парижского эротического варьете Crazy Horse. Известные всему миру «Бешеные лошадки», очевидно, несколько опасались приезжать в Израиль, наслышавшись о строгости здешних нравов. Но вот — свершилось!
Одевают танцовщиц лучшие кутюрье Франции. А вернее — раздевают. И то, что признанные мастера на них оставляют, волнует мужские сердца гораздо, гораздо больше откровенной наготы. Практически обнаженные прекрасные девушки «одеты» лишь светом, который струится по их телам манящими, волшебными переливами.
Девушкам из Crazy Horse рукоплескали Сальвадор Дали и Памела Андерсон, Жан-Поль Готье и Стивен Спилберг, Элвис Пресли и Элизабет Тейлор, Стинг и Джон Кеннеди, Кайли Миноуг и Мадонна, Кристина Агилера и Шэрон Стоун, Педро Альмодовар и Михаил Барышников… Теперь — наша очередь!



источник
я

Самые красивые фонтаны Израиля




В Израиле находится множество фонтанов – маленькие и огромные, яркие, исторические, но все они являются настоящим произведением искусства.

ISRAEL21 составил список фонтанов, которые обязательно стоит увидеть.

Музыкальный фонтан, Эйлат



Крупнейший фонтан в Израиле расположен на юге страны в курортном городе Эйлате. Его площадь 1500 метров, 350 струй подсвечиваются 400 разноцветными LED-огнями и бьют на высоту 30 метров.

Фонтан открыт в 2015 году, и с тех пор каждый вторник, четверг, пятницу и субботу вечером в 20:30 и 21:30 начинается шестиминутное аудиовизуальное шоу.

Фонтан «Огонь и вода», Тель-Авив



Установленный в 1986 году, он стал достопримечательностью Тель-Авива. Кинетические красочные скульптуры были подарены городу израильским художником Яковом Агамом.

Фонтан брызжет огнем и водой под музыку четыре раза в день – в 11 утра, в 13 часов, в 19 и 21 час вечера.

Фонтан «Глобус», Беэр-Шева



Несмотря на то что Беэр-Шева расположена в пустыне, здесь имеется более 30 открытых водных объектов, в том числе фонтаны, водопады и общественные бассейны. Городская администрация предлагает индивидуальные вечерние экскурсии по местным фонтанам.

Фонтан «Глобус» находится напротив медицинского центра «Сорока». В середине фонтана вращается глобус, который по вечерам подсвечивается красочными огнями.

Фонтан Тедди, Иерусалим



Открывшийся в 2013 году поющий фонтан стал излюбленным местом местных жителей и иностранцев. Днем в струях воды играют дети, а по вечерам каждые полчаса зрители любуются светомузыкальным шоу.

Фонтан назван в честь легендарного мэра Иерусалима Тедди Коллека.

Художественный фонтан, Нетания



Муниципалитет недавно обновил главную площадь города, установив там фонтан, который днем дарит свежесть, а вечером поражает красочным шоу. В его центре находится огромный металлический шар, разбрызгивающий воду. Скрытый водный экран, расположенный чуть выше шара, отображает разноцветные световые лучи, фигуры и изображения.

stmegi.com

источник