Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

я

Беглец. Повесть. - 1.



Из моей книги "Повести, рассказы, истории"




Ещё запыхавшись от бега вверх по лестнице на третий этаж, он подошёл к краю.
Плоская крыша дома не была огорожена – дом новый, не успели.

Посмотрел вниз – стало жутко.
Тошнота, отступившая, было, во время подъёма, снова подошла к горлу.
На правой руке, чуть выше локтя он заметил капли запёкшейся крови и серо-красные капельки.

– Это её мозги. Надо было всё же сменить рубашку, – вяло подумал он.
Посмотрел вокруг.

Желтоватые двухэтажные домики обступали огороженный дощатым забором двор, где валялись бетонные плиты, кучи строительного мусора и сложенный штабелями красный кирпич.
Дальше, за домами, виднелось море.
Хайфа спускалась к нему ступенчато.

Был полдень.
Море уходило к горизонту голубым полотном.
В отблесках солнца полотно блестело, переливаясь и слепя глаза.

– Всё, жизнь кончилась, – прошептал он, и сделал ещё один, предпоследний, шаг.
Страха не было.
Было желание поскорее кончить с этим.
– С чем с этим? С такой жизнью, будь она проклята!

И за секунду до последнего, теперь уже, шага в бездну эта жизнь...



Flag Counter

Collapse )
я

О технике работы над книгами



Давние мои друзья-френды знают, что я - автор семи книг, некоторые из которых опубликованы в том числе и здесь, в Живом Журнале.
Сам процесс создания книги у каждого автора строго индивидуален и отличается друг от друга почти по всем параметрам.
Лично я первые две книги начинал писать на листочках, на обрывках бумаги то дома, то на отдыхе где-нибудь на природе, иногда приходили мысли и строки на работе или даже чуть ли не во сне...

Потом, с переходом к компьютерной системе, начал набирать на клавиатуре одним пальцем, долго и нудно, свои опусы, потом...
Короче, процесс творческий, причудливый, но приятный.

Особенно приятно держать в руке первый экземпляр своей книги, вертеть в руке и даже нюхать типографские запахи!:))
Если ты задумал издать своё детище небольшим тиражом и без особых изысков, то задача упрощается. Делаешь макет книжки, находишь близлежащую типографию, и за несколько часов работы тамошних спецов получаешь готовый, так сказать, продукт.
Но хочется ведь сделать свою, родимую книжку на высшем уровне, перфект, как говорится!

А вот это уже связано с техникой, которая называется УСЛУГИ ТИПОГРАФИИ.

Вот мне понравился этот сайт качественным и серьёзным подходом к поставленной задаче, то есть, к "перфекту".
Откройте ссылку и обратите внимание на описанную поэтапность работы, чёткие указания и предметные подсказки по всем этапам с указанием тонких нюансов создания книги.

Кстати, обратите внимание на то, что я говорю только об издании именно книг - это то, что меня лично интересует, а ведь здесь говорится о журналах, брошюрах, каталогах и даже визитках - мало ли кому из вас чего захочется издать, верно?

Мне кажется, что пользоваться услугами онлайн-типографии очень удобно.
Во-первых, можно делать книжки любыми, даже самыми малыми тиражами.
Вы ведь не будете заказывать сразу миллионный тираж, надо же проверить, кому интересен ваш нелёгкий труд?
Дальше.
Дизайн книги очень важен. А тут как раз широкий выбор шаблонов, макетов и прочих дизайнерских заморочек!

Интерактивность создания книги - очень ценное свойство всей этой системы, так как есть возможность корректирования.
Немаловажно и то, что стоимость всего процесса создания книги оптимальна благодаря автоматизации.
Рекомендую внимательно изучить изложенное в предлагаемом сайте и максимально использовать при создании своих книг!

Успехов, мои уважаемые френды-писатели!
я

Леди Макбет



Из моей книги "Циклотимия"



Кажется, - ну столько раз мы бывали в Акко! – что тут может быть нового и интересного? а вот – тянет сюда.
Нет, не в современный город, городишко, можно сказать, не выдающийся, маленький, типический для Севера, а именно в Старый Город, в крепость!
Хороша крепость, ничего не скажешь!



В прошлом году на Мальте я первым делом сравнил мальтийскую цитадель с аккской, хотя та, конечно, покруче будет. Но те же мощные, высоченные стены, отвесно падающие в море, те же бойницы, тот же камень, те же выбоины в нем, оставшиеся от нескончаемых следов ушедших в глубины истории повозок, копыт лошадей и сотен тысяч подошв средневековых сапог. Как там поётся?
Вы слышите: грохочут сапоги
И птицы ошалелые кричат?…

А птицы, в основном, чайки и альбатросы, и сейчас кричат, кружа над волнами Средиземного моря, разбивающимися о могучие и неприступные стены, выдержавшие натиск войск Наполеона, напрасно штурмовавшего эту крепость…

Мы бродим по мощеным и асфальтированным улочкам, превращенным в большой торговый центр с десятками магазинчиков, в которых аккские арабы торгуют пряностями, бижутерией, ремесленными изделиями, украшениями и прочей мелкой ерундой.



По затемненным закоулкам, тупикам, внезапно распахивающимся площадям, мимо причудливо и неожиданно появляющимся тут и там каменных ступеней, ведущих вверх, в квартиры живущих здесь арабских семей, развешивающих стираное белье прямо у нас над головами, на балкончиках стареньких каменных построек.
Или вдруг вдали возникает какой-то храм, а рядом толкутся люди у магазинчиков, лавочек в поисках сувениров или тех же арабских пряностей.



- Ну просто театр! – воскликнул Друг, - декорации к спектаклям о средних веках!
- Пожалуй, ты прав, - поддержал его Старик, - театр, а люди в нем актеры…
- И актрисы, - вставился я, аккуратно указывая глазами на идущую навстречу молодую арабку с пышным бюстом, блестящими карими глазами и прекрасной матовой кожей лица.
- Кстати, об актрисах. Не было ли в вашей, друзья мои, коллекции актрис?.. По вашему дружному молчанию я понял, что эта жутковатая чаша вас, друзья мои, миновала.
- Отчего же жутковатая? – спросил я вкрадчиво, отчетливо понимая, что мы напарываемся на очередное приключение нашего шустрого Старика и, соответственно, на его очередной рассказ.

- Да. Было дело. Но давайте тогда сядем вон в том кабачке наверху, примем по сто капель вина фирмы Кармель в качестве успокоительного.
- А что, так худо было? – со смешком спросил Друг.

Flag Counter

Collapse )
я

Богодухов - 2.



Главы, не вошедшие в первую редакцию книги "Восхождение"

предыдущее здесь
https://artur-s.livejournal.com/6454538.html

Этот инцидент повлек за собой массу последствий, самым приятным из которых были отлучки друзей в Харьков.
Давид вовлек в предприятие еще и Гену, и поток заказов на проекты расширился, что давало возможность энским младшим лейтенантам практически еженедельно с разрешения самого начальника курсов мотаться в большой город и оттягиваться там на всю катушку, включая посещение питейных заведений и даже амурные приключения!

Мелкие заказы от преподавателей, типа помощи в решении конкретных задач и небольших консультаций, честно оплачивались незадачливыми начальниками-студентами.

Они устраивали походы в вышеописанную пивную, где, в отличие от некоторых ханыг-майоров, всё реализовалось посредством крепкой украинской горилки с перцем, зашлифовываемой для восстановления уставших клеток серого вещества головного мозга великолепным пенящимся свежим бочковым пивом, вкупе с горилкой вызывавшим небольшую отрыжку, но последняя успешно преодолевалась молодыми, мощными организмами приятелей!

Flag Counter

Collapse )
я

Первая любовь



Если ехать от Нацерета в сторону Хайфы, и завернуть направо в Рамат-Ишай, а потом на развилке свернуть налево, то попадёшь в ресторанчик "Лимузин", где подают замечательного приготовления мясо.

– А всегда ли, Дока, если заворачиваешь налево, попадаешь на приличное мясо? – спросил Друг, тщательно пережёвывая здоровенный кусок телятины, приготовленной именно замечательно, под всякими соусами и подливками.
– Фу, как грубо, – ответил я, не переставая орудовать ножом и вилкой. – Почему ты грязно ругаешься в присутствии самого Старика?
– Ладно, – с набитым ртом откликнулся Старик. – Сегодня я добрый. Пусть грубит. Хотя я бы на его месте рассказал за таким шикарным обедом что-нибудь полезное в сочетании с приятным, а может быть, даже поучительным и где-то с философским уклоном!
– Можешь, Друг? Я ведь знаю, что можешь! Извлеки из анналов…
– Откуда, откуда?
– Ну вот, опять ты пытаешься пошлить… Нет, правда. Давай, двинь нам что-нибудь о чистом и безгрешном. Например, о любви, но без этих твоих заносов и прочих штук, тесезеть… О самой первой твоей любви, к примеру.
– Ладно, – неожиданно быстро сказал Друг. – Подняли бокалы! За первую и абсолютно безгрешную любовь, но с вариациями и уклонами в сторону философических размышлений!
Итак.
Её звали Алей.

Flag Counter

Collapse )
я

Двое



(Рассказ оче-видца и уше-слышца.)

Странное у меня к нему отношение.
С одной стороны… С другой стороны…
Но судите сами.
Я не возражаю, когда женятся между собой двоюродные брат с сестрой. Кто я такой, чтобы возражать? Не Бох, не Цар и не Херой. Но мне это противно, я извиняюсь.
Да нет, я всё понимаю, в галуте евреи должны были сохранять генофонд… я понимаю. Теоретически. Но когда это вижу в натуре, меня тошнит. Странно это и не по себе. Бррр…
Это раз.

– Я не борец, – говорит он мне.
Да, я вижу. Не борец. Движения вкрадчивы. Интеллигентность налицо. И на лице. Приятная улыбка. Тихий голос с интонациями. В соответствии с моментом.
Там был коммунистом.
– Ну, а как же? Я же был зам. Главного редактора. А как же? Иначе нельзя.

Да, я понимаю. Да. Дада. Дадада. Я понимаю.
Ну, а я был Главным Конструктором. Подо мной были сотни людей. Но я отказался вступать в партию ещё на исходе комсомольского возраста.
Да, да. Я понимаю. Там же был журнал. И газета какая-то. Республиканская. В этом… В Узбекистане. Или Киргизстане. Да. Я понимаю. Нельзя иначе. Впрочем…. Ну, ладно, проехали. Подташнивает от раздумий.

Flag Counter

Collapse )
я

Колокольчики. ( Записки старого романтика)



Из моей книги "ЦИКЛОТИМИЯ"



Длинь-нь-дин-динь-нь-дин – это звенит колокольчик на ветру.
Мода такая пошла: колокольчик повесишь на балконе, он звенит и душа успокаивается – расслабляешься...
Динь – дин, динннь – диннн...
И еще что-то этот звук напомина... А-а-а. Точно! Ее голос. Голосочек. Да, да... Чуть не помер я от этого голосочка. Рита. Ну полное несоответствие нежного, ангельского голоска - той толстой, с одутловатыми щеками и широкими плечами девятнадцатилетней девушке.
В отца она пошла. Мать – нормальная стройная русская женщина, а отец – огромный двухметровый еврей, с лысиной и гигантским брюхом. В отца – это точно. И руки ее с черными волосиками и нежными пальчиками с тщательно ухоженными наманикюренными ногтями.
Большая лю... Любовь? Разве это была любовь?

На первом курсе я обратил на нее внимание именно из-за пышущих румянцем толстых щек и бесформенной толстозадой фигуры.
Ф-фэ-э-э.
Когда она стала проникать мне в душу – уже не упомню точно, но, похоже, со времени обработки ею моего лучшего друга, когда она приходила вечером на строительство спортзала, который сооружался силами студентов, и приносила нам с ним, дежурившим на стройке, пирожки и варенье к чаю.
Она смотрела на него по-кошачьи, жмурясь и мурлыкая ерунду своим нежным колоколичьим голосочком.
Ко-ло-ко-л-л-л-и-чьим.
Именно.

Flag Counter

Collapse )
я

Мутное солнце



Из моей книги "ЦИКЛОТИМИЯ"



Пасмурно. Вот-вот закаплет.
Серое небо, ненавистный серый цвет. Противно.
Сижу в гостях. Скука.
С балкона вид неплохой, но нет солнца.

Слева вдали горсткой рассыпаны дома Афулы.
Видно, как по прямому отрезку шоссе, называемому в простонародье «Стрелкой» чередой выдавливаются из города машины и ровным строем движутся в южном направлении в сторону перекрестка Мегидо и дальше, к Самарии.
Правее, ближе к горизонту, на горной гряде скопище зданий палестинского Дженина, переходящие с небольшим промежутком в Умм –эль-Фахм. А дальше, за ним опять палестинские территории.

Что за страна у меня?
Два шага влево – Средиземное море, вправо – Сирия, только разбежишься к северу – стоп! там уже Ливан, а на юге, в Эйлате, пялишь глаз одновременно на Иорданию, Саудовскую Аравию и Египет, сидя в Израиле!
Что за страна!? Малышка.

Flag Counter

Collapse )
я

Ульпан. В поисках работы.



Из моей книги "ВОСХОЖДЕНИЕ"



Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Книга Первая. Глава восемнадцатая.

Занятия начались в бомбоубежище в центре Кирьят-Тивона.
Просторный класс вмещал большую группу в двадцать пять человек.
В случае боевой тревоги герметически запиралась мощная стальная дверь, включался кондиционер, и занятия продолжались.

Самой юной в группе была Ирочка, дочь рижского писателя и публициста, который собирался приехать с женой через год, а самым пожилым оказался Давид, который, тем не менее, стал самым способным учеником, на лету хватая премудрости языка и разъясняя остальным конструкцию предложений, переводя на русский язык, поскольку милая и симпатичная преподавательница Нэта знала лишь иврит и английский, а по-русски, кроме «карашо» и «кибенимат», не шпрехала совсем.

Кстати, второе слово было ходовым в стране с давних пор, и даже старый анекдот говорил об этом: пришел новый репатриант (оле-хадаш) устраиваться на работу, его не берут, с горя он ругается «кибенимат», его и спрашивают: как так, ты только приехал, а уже говоришь на чистом иврите?

Контингент собрался смешанный, но, в основном, были люди с высшим образованием: инженеры и врачи, даже один доктор наук-физик.

Вскоре группа заговорила на ломаном иврите, легче пошло общение с местными, было интересно и весело.
До обеда шла учеба, потом прогулки по красавцу Тивону, несмотря на начавшуюся жару и палящее немилосердно солнце, к обеду стоявшее в зените.
Но воздух – чистейший, без признаков дыма и, главное, пыли, так что ботинки, начищенные в начале недели, оставались блестящими к концу ее!

Flag Counter

Collapse )