Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

я

Стресс по заказу.



– Далеко не каждый может выдержать мощную стрессовую нагрузку на мозг.
– К чему это ты, Старик?
– А вот к чему.

Люди в большинстве своём безмозглы.
То есть, народ, в основном, дуболомный, туповатый или вовсе тупой, с манной кашей вместо мозга.
Очень большой процент населения вообще соответствует анекдотическому определению головы, как кости! Кость – чего там может болеть? Не верите? Граждане! Это медицинский факт. И не спорьте со мной!

– Мы и не спорим, Старый. Ты чего так завёлся? – Друг внимательно посмотрел на нашего приятеля и подлил ему в рюмку.
– Во-первых, я не завёлся. Я спокоен, как Кадаффи с Саддамом сейчас. Во-вторых, вспомнилось кое-что.
– Во! Это другое дело. Давай! Мы слушаем, затаив в зобу дыхалку. Я прав, Дока?
– Товарисч. Об чём лай? Даём Старому слово?

Flag Counter

Collapse )
я

Конференция.




Научно-практическая конференция «Промышленная робототехника" проходила в актовом зале университета.
Огромные окна, высокий лепной потолок, гигантская люстра – придавали ощущение торжественности и даже где-то величественности события.
Может быть, это ощущение возникало потому, что сама тема поднималась впервые на таком уровне и с участием таких видных ученых и инженеров.
Это, пожалуй, было событием не только городского, но и регионального уровня.

Вообще-то, город Энск уже долгие годы славился высоким уровнем своей науки - недаром именно в пригороде Энска пару десятилетий назад был создан Академгородок, прославившийся уже на весь мир.

Но попытка перенести научные разработки такой сложности и новизны, каковыми считаются робототехнические комплексы, в производство требовала, прежде всего, выявления талантливых и хорошо подготовленных специалистов.
Для этого и проводились подобного рода конференции.
В президиуме сидели видные ученые из ведущих институтов Москвы, Ленинграда, Риги, главные инженеры крупных заводов страны.

Доклад о надежности систем роботизированных комплексов на базе оригинальных разработок делал начальник отдела местного авиационного завода, худощавый рыжий мужчина средних лет с испитым багровым лицом и страшно потевший.
Скомканным в руке платком он беспрерывно тер лицо, шею и даже вторую руку, с трудом выговаривая сложные термины.
Видно было, что текст он читает впервые, а, принимая во внимание то, как после особо трудных пассажей он инстинктивно вскидывал глаза в сторону одного из кресел второго ряда, нетрудно было предположить, что там и сидит автор злополучного текста, напичканного мудреной терминологией.

Flag Counter

Collapse )
я

Взлёт!



Из моей книги "ВОСХОЖДЕНИЕ"

Предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/125755.html?nc=8
И здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?nc=57



Глава двадцать пятая.

Взлёт.

В Москве Давид, имевший большой опыт командировок, на этот раз заранее зарезервировал гостиницу родного министерства, неподалеку от места работы.
А местом работы на десять дней был Калининский проспект, а точнее, одна из двадцатичетырехэтажек, где располагалось министерство.

Все эти десять дней он носился между институтом стандартов, находящимся в пяти остановках метро от Калининского проспекта, Всесоюзным проектным институтом, находящимся в трех остановках автобуса от того же проспекта, и между этажами самого министерства, так как чиновники, чьи подписи он собирал, сидели на разных этажах, обедали в разное время и вопросы задавали самые разные: от сугубо - технических до сколько платят в Энске за проезд в автобусе, и какой размер северного коэффициента и почему?

Надо отдать должное этим ребятам: они не лезли в глубь проекта, они не копали, не искали блох, они и по-крупному не все поняли, о чем проект, а на недоуменное восклицание Давида:
– Как же так, хоть посмотрите, на что миллион даете, обидно ведь! – один клерк заметил: – Не из своего кармана даем, а из государственного, а государство у нас богатое! Вот Сибирью теперь прирастает!
Один деловой мужик попался – начальник технического управления министерства со знаковой фамилией Граббильщиков!

Когда Давид впервые попал к нему в кабинет, то сильно удивился: такой большой начальник, а кабинетик маленький в два окна и три стола, за двумя из которых сидели сильно пожилые дамы и что-то жевали, а самого начальника он поначалу и не увидел: тот, нагнувшись, искал документ в высокой, метра полтора, горе бумаг, забивших все пространство от его стула до окна!

С ужасом он понял, что если не помочь товарищу в розыске своего заказ - наряда, то можно будет уезжать из Москвы, не солоно хлебавши!
Но тот, извернувшись, вытащил из самой середины бумажной башни искомое, присланное, как и требовалось, заблаговременно, и сообщил, что он внимательно изучил материал, одобрил его, но вот тут, здесь и вот там хочет получить разъяснения со стороны разработчика.

Просьба была немедленно удовлетворена, и урчащий от удовольствия Давид с очередной визой кинулся искать кабинет замминистра, чтобы получить последний и решающий штрих к заветному миллиону, но был остановлен осанистой фигурой главного инженера завода товарища Баркова!
– Привет, НииКЭ! – подозрительно любезно, с широкой улыбкой поздоровался товарищ. – Ты собрался к замминистра?
– Привет, а что?
– К такому большому начальству надо ходить с подкреплением!
– Ты, что ли, подкреплением будешь? Твоя виза ведь стоит уже на документе! Но если очень просишь, могу взять с собой!
Барков обиделся.
– Что значит прошу? Тебе помощь нужна, он же зверь, я-то его хорошо знаю!
– Спасибо за предложение помощи, но я думаю сам справиться!
– Как знаешь.

Flag Counter

Collapse )
я

Кретин




Имею слабость – люблю Хамат–Гадер. Ну, вот хоть убей! Люблю – и всё!

Для тех, кто не в курсе.
На границе с Иорданией, недалеко от границы с Сирией есть израильский курорт с термальными водами температурой 42 градуса, бьющими с глубины два километра.
Тут же – крокодиловая ферма и можно любоваться десятками этих зверушек, вяло возлежащих в воде и около, с полураскрытыми полуметровыми хлеборезками.

Развалины древних римских бань красиво вписываются в изрезанный горный ландшафт, навевая томные мысли о вечном и о быстротечности нашей жизни, особенно если учесть игривую идею о том, что дурные крокодилы могут втихую выбраться из питомника и начать резвиться рядышком с культурно отдыхающими трудящимися.

Здесь недавно организован SPA, есть рестораны с таиландской и местной кухней.
Хорошо тут погреться в теплой водичке где-нибудь в декабре-январе, пожрать чего-нибудь оригинальненького и потрепаться с друзьями.

- Вон, смотрите, - лениво зевнув, сказал вдруг Старик, - во-о-он плетется кадр.

Он аккуратно указал глазами на мужичка, сильно обиженного природой.
Короткие ноги при нормальном туловище, крупная голова и непропорционально короткие руки с какими-то кривыми пальцами.

- Ну, чего ты попёр на несчастного? – вступился за мужичка Друг, - ну, бывает. Может он – жертва аборта или еще что-то в этом духе? А ты...

- Не скажи! – хитро ухмыльнулся Старик, - знаем мы этих жертв...

- Ясно, - вступил я в разговор, - давай, Старикашко, гони историю, а то сомлеем мы после бутылочки, сиамской жратвы и изобилия аккуратных девичьих туловищ, так развязно прогуливающихся возле нас и бросающих недвусмысленные взгляды на нашу троицу!

Flag Counter

Collapse )
я

Сближение.



Из моей книги:




Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Глава тридцатая.

Следующего дежурства Светлана ждала с нетерпением.
Вообще-то, дежурство - это не сахар: после смены, которая начиналась в девять утра и заканчивалась в три часа дня, дежурный врач продолжал работать с трех до девяти утра следующего дня, а там снова до трех часов, то есть получалось: сутки плюс шесть часов!
А если учесть, что это кардиология, да если это дежурство в блоке, да если прикорнуть удавалось максимум три – четыре часа с перерывами на крики больных: ой, умираю! ой! болит! - то и вовсе не мёд, а вред здоровью, но это - такая работа, такая любимая работа, лучше которой нечего и искать!

Нетерпение объяснялось просто: в обычные дни не очень поконтактируешь с интересным человеком, некогда, а уж очень хотелось встретиться!
Она ловила себя на том, что старалась чаще проходить мимо его палаты, посмотреть, что он делает, как выглядит.
Прическу делала дольше, макияж - тщательнее, одежду выбирала понарядней.
Вскоре она поняла: влюбилась, и от этого становилось радостней, но вместе с тем и тревожней.
У него семья, сын, у нее тоже самое; хотя, уговаривала она себя, ну что это за семьи такие - без любви, одни лишь проблемы да неприятности.
И вообще, что это за мысли, корила она себя, о чем это вы, девушка? сын ведь уже взрослый, куда уж нам, тяни лямку! Но мужчина больно хорош, просто находка для меня, оправдывалась она своим мыслям, симпатичный, мужественный и в то же время душевный, тонкий, деликатный. И видно, что специалист, да еще такой, увлеченный делом!

А, кстати, чего это он ноет про проклятый завод, ведь у него дела там, вроде бы, неплохи: работа интересная, изобретения разные и вообще - новая техника на авиазаводе! это же престижно, черт побери. Надо спросить у него, что за проблемы?

- Что же вас не устраивает на работе, и нет ли других причин для срыва, о котором мы с вами говорили еще на первом обходе? Я сожалею, но все дальнейшие обходы в силу недостаточности времени не дают мне полную картину вашего заболевания.

Flag Counter

Collapse )
я

Снова Человек в светло-голубом плаще



Из моей книги:



Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Глава двадцать восьмая

Первую свою машину Давид купил в рассрочку на два года, работая у Цви Коэна, чем довел его почти что до инфаркта.
Почти все деньги для первого взноса он занял у родни, чем ввел их тоже в состояние ступора:

- Ты сначала квартиру купи! – кричали они, - а то сразу машину! Красиво жить хочешь? Вот мы...
И рассказывали, как они сначала жили в палатках...

- Да вы поймите, я чувствую, что недолго проработаю на этом месте! Я буду искать новую работу, а она может оказаться вдали от дома, и надо будет ездить, не привязываясь к автобусам. Неужели не ясно?
Родня с ворчанием отставала от него.

Но зато, когда он купил свой первый Фиат, - каждую пятницу и субботу со Светланой они утюжили эту маленькую страну, оказавшуюся не такой уж маленькой!
Иерусалим, Тель-Авив, Хайфа, Галилея, Голаны, Мертвое море – все было изборождено вдоль и поперек уже в течение первого полугодия.
Конечно, в первую очередь исследовался Север. Плоская равнина центра страны их не привлекала – достаточно долго они жили на территории Западно-Сибирской низменности!

Flag Counter

Collapse )
я

О генетике, судьбе и характере.



- Вот скажи мне, Дока, как другу ... Я тебе друг или как? Ты не думай, я ещё не пьян... Эта тёмно-коричневая жидкость ещё покрывает дно вот этой бутыли...э-э-э-э...или... ой... уже нет?
- Ой, конечно... то есть, друг, конечно... А что?
- Вот я и говорю... Допустим… допустим, ты с приятелем полез вечерком по сугробам к окнам женской бани... Допустим. Ты бы полез?
- Не понял. А на хрена?
- Поясняю на личном примере. Допустим, тебе с корешом на двоих двадцать шесть – двадцать восемь лет...э-э-э-э... Делим всё это пополам...так-с, что у нас выходит? Да-да. По тринадцать – четырнадцать лет… Ага. Какой вывод ты делаешь, Дока?
- Ну какой тут вывод... Два недомерка пубертатного возраста... В связи с обалдением от анонизма... э-э-э-э...у меня ход мыслей правильный?
- Факт. Железный ход. Как поступь Железного Феликса... Только вперёд – ни шагу назад!
- Во-во! Толковый ты парень! Ухватил, что называется, коня за вымя... Ага. Так вот. Только вперёд! А он что, дурак? Приятель мой. Когда нас застукал милиционер за этим благородным делом, он, дурак, полез прятаться в котельную тут же под банными окнами! Ну не дурак ли? Я-то рванул прямо навстречу этому мусорку, тот опешил и сдал назад – молодой, помню, парнишка был этот мусор, я рванул мимо него к забору, перемахнул через него – невысокий заборчик был, и дал дёру!
А приятеля моего блюститель нравственности, мать его, за шкирку вытащил и поволок в кутузку. Я потом шёл за ними по пятам до самого отделения милиции. Солидарность, ёлка-палка! Друга в беде не бросаем! А как же! Потом, правда, дружка отпустили, но мамкам нашим сообщили. Выволочку мы схлопотали, естественно, дорогу к окнам бани забыли...Но я не об этом.
- А о чём?
- Я о реакции наших организмов, как говорится. Вот смотри. Дружок струсил и попытался затыриться, да? А я попёр буром на милиционера, энергично и резко. Чем принудил его оторопеть. Чем я и воспользовался. Понимаешь?
- Пока что не очень.
- Так дело простое. Генетика создала меня шустрым бойцом, а его не шустрым и не бойцом. Вот отсюда наши разные реакции на реальную опасность. Усёк теперь?
- Да причём тут... хотя погоди... надо сообразить... Кстати, мы что-то стали нормально беседовать. Без пьянских тормозов. Без заиканий. С чего бы это?

Flag Counter

Collapse )
я

Сближение



Из моей книги "Восхождение"



Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Глава тридцатая.

Следующего дежурства Светлана ждала с нетерпением.
Вообще-то, дежурство - это не сахар: после смены, которая начиналась в девять утра и заканчивалась в три часа дня, дежурный врач продолжал работать с трех до девяти утра следующего дня, а там снова до трех часов, то есть получалось: сутки плюс шесть часов!
А если учесть, что это кардиология, да если это дежурство в блоке, да если прикорнуть удавалось максимум три – четыре часа с перерывами на крики больных: ой, умираю! ой! болит! то и вовсе не мёд, а вред здоровью, но это - такая работа, такая любимая работа, лучше которой нечего и искать!

Нетерпение объяснялось просто: в обычные дни не очень поконтактируешь с интересным человеком, некогда, а уж очень хотелось встретиться!
Она ловила себя на том, что старалась чаще проходить мимо его палаты, посмотреть, что он делает, как выглядит.
Прическу делала дольше, макияж - тщательнее, одежду выбирала понарядней.
Вскоре она поняла: влюбилась, и от этого становилось радостней, но вместе с тем и тревожней.

У него семья, сын, у неё тоже самое; хотя, уговаривала она себя, ну что это за семьи такие - без любви, одни лишь проблемы да неприятности.
И вообще, что это за мысли, корила она себя, о чем это вы, девушка? сын ведь уже взрослый, куда уж нам, тяни лямку!
Но мужчина больно хорош, просто находка для меня, оправдывалась она своим мыслям, симпатичный, мужественный и в то же время душевный, тонкий, деликатный.
И видно, что специалист, да ещё такой, увлеченный делом!

А, кстати, чего это он ноет про проклятый завод, ведь у него дела там, вроде бы, неплохи: работа интересная, изобретения разные и вообще - новая техника на авиазаводе! это же престижно, черт побери.
Надо спросить у него, что за проблемы?

- Что же вас не устраивает на работе, и нет ли других причин для срыва, о котором мы с вами говорили еще на первом обходе?
Я сожалею, но все дальнейшие обходы в силу недостаточности времени не дают мне полную картину вашего заболевания.

Flag Counter

Collapse )
я

Из напечатанного.



Из моей книги "Восхождение"



Все главы книги читать здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?nc=57

Глава шестнадцатая.

Первым делом – самолеты, ну а девушки…


Ясно было, что Света решилась на разрыв с Давидом. Она чувствовала, что ей не удастся оторвать его от семьи. Слишком врос он в болото! Плохо ему, болеет, мучается, но нет сил вырваться из стереотипа.
Нет у него сил. А ей надоело подталкивать, объяснять, в конце концов, он взрослый человек! Она твёрдо решила отдалиться от него и жить только ради сына. Так живут многие женщины – проживу и я! А он пусть ищет себя дальше, авось разберётся, тем более, у него, вроде бы, перемены уже пошли – что-то там про новую работу сказал.… Да, ну, дай бог, дай бог.

А перемены, и в самом деле, пошли!
На той самой конференции по робототехнике к нему подошёл высокий симпатичный человек, представился замдиректора института, сказал, что доклад Давида заинтересовал его и пригласил в институт на собеседование.
Собеседование вёл сначала он сам, а затем повёл Давида к директору, который и предложил создать отдел с тематикой, предложенной Давидом.
Гибкие производственные системы – это было ново, свежо, актуально и успехов добились к тому времени только Япония и США.

Flag Counter

Collapse )