Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

я

Обвиняемый - страх.



Из моей книги:



Путешествие по девяносто восьмой дороге на Голанских Высотах – это совсем не развлечение.
Нет здесь великолепия Кармеля с его лесами, парками, живописными уголками и бесчисленными харчевнями, нет здесь и талмудического оцепенения Цфата и его окрестностей или, скажем, божественного благолепия Иерусалима.
Зато здесь есть другое. Здесь тебя сопровождает странное ощущение мощи прошлого, зыбкости сегодняшнего и неизвестности завтрашнего дня.
Действительно, дух защитников Гамлы в противостоянии с римлянами, танковые сражения в районе Кунейтры и Эль-Рома, тяжелые бои подразделения Голани на Тель-Фахр – с одной стороны, и неуютность, незастроенность Голанского Плато – с другой стороны, говорят о том, что здесь, в этих краях не только не поставлена точка в споре с Сирией, но, наоборот, кружит над тобой некое многоточие со всякими тяжкими запятыми.

Здесь, при отсутствии широкополосных шоссе, можно запросто разогнать тачку до двухсот км в час – и всем будет до фонаря, просто потому что народу здесь живет немного. Редкие кибуцы да мошавы. О Кацрине я не говорю – он все же несколько в стороне.

Flag Counter

Collapse )
я

Тряхнём стариной - 2.



предыдущее здесь:
https://artur-s.livejournal.com/6456575.html

... Игорь Власов с женой-красавицей Люсей.
Эта пара, пожалуй, была самой симпатичной из нашей компании. Внешне и внутренне. Была.
Была.
Они и все другие ушедшие мои друзья и приятели умерли, когда я уже был далеко-далеко от них, тысяч пять, а то и больше, километров.

Впервые я познакомился, ещё на четвёртом курсе, не с Игорем, а с его отцом, доцентом, преподававшим аэродинамику.
Это был небольшого роста, крепко лысоватый, как мне казалось, старик лет сорока пяти-пятидесяти.
И этот змей ну просто впивался глазами и поводил бёдрами в сторону моей тогдашней страсти, которую я боготворил и обожествлял, несмотря на то, что оба этих слова фактически синонимы!

Моя пассия багровела от удовольствия, потому как девятнадцатилетней девочке льстило внимание хоть и замухрышного, но всё же преподавателя, кандидата и доцента.
Я же сидел за соседним столом, сжимая кулаки и бледнея от ревности, и прикидывал, каким карам я подвергну этого старого урода, осмелившегося в моём присутствии распускать слюни в адрес моего обожаемого существа!

Завершилось всё, как и следовало ожидать, прозаически. Сдали мы зачёт этому хлыщу, да и позабыли об инциденте.

Flag Counter

Collapse )
я

Из опубликованного.



Из моей книги "Восхождение"



Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Книга Первая. Глава двадцатая.

Есть работа!

Цви Коэн, саманкаль, то есть заместитель генерального директора и технический директор компании, молодой еще тридцативосьмилетний мужчина, с утра скучал.
Жизнь не казалась ему подарком.
Фиат 127, старый и облезший, как дедушка Реувен, с утра опять чихал и кашлял, но всё же завелся, а проехав почти всю дорогу от Кирьят-Моцкина до улицы Керен-ха-есод уже в Кирьят-Бялике, застрял в ста метрах от места работы и, хоть тресни, так и не поехал дальше, пришлось там его и оставить, и топать пешком.

Зарплату задержали на два дня, а Сами, манкаль (гендиректор) и вроде бы, друг, не дал взаймы, пришлось залезть в минус в банке еще глубже до самого до разрешенного. Короче, всё так себе, надо крепко экономить, а то поездка на неделю в Швейцарию, которую запланировал с симпатичной коллегой по работе из «Лейтмана», материнской фирмы, сорвется. Надо крепко экономить на проектных расходах, особенно на зарплате сотрудников!

Он почесал высокий, правильной формы, лоб, а точнее крепкую залысину, и его круглые карие глаза задумчиво обвели потолок, давно не беленные стены и прошлись по двум рядам кульманов, за которыми уже корпели двое старательных "русских" конструкторов.

Габи, Рон и Миха, конечно же, еще на подходе, не торопятся, а эти уже пашут, только карандаши скрипят! Сабры – они сабры и есть, лентяи, в общем, а "русские" из кожи вон лезут, стараются, боятся, что выгоню!
Цви усмехнулся, самодовольно почесал в паху.
Вот еще одного вчера он пригласил на собеседование, совсем свежий, только что из ульпана, но, судя по корот-хаиму, должен быть толковым, куча патентов, а то, что старый, где-то за сорок, то вон Геннадий отлично пашет, хотя ему далеко за шестьдесят.

Flag Counter

Collapse )
я

Оксана, или Вселенский Разум.



Из моей книги "ПОВЕСТИ, РАССКАЗЫ, ИСТОРИИ"



Я остолбенел, увидев вдруг Зуева в кибуце.
– Арсений Иванович? Ты ли это?
– О! Привет!
– Каким ветром в наши края?
- Живу я здесь. Давно. Ты ведь знаком с моей женой Фирой?
– Конечно. С тех самых незабвенных пор….

Еще бы. Не знать Фиру! Доктор биологических наук, ниспровергатель авторитетов! Гроза дирекции Института АН СССР. Жена вот этого чудика.

Мы сели на лавочку рядом с открытым кибуцным бассейном.
Под голубоватой водой по дну ползал туда-сюда робот для очистки дна. За ним по поверхности воды длинной тонкой змеей крупными кольцами разматывался и петлял провод управления. Робот доходил до стенки, упирался в неё, разворачивался и беззвучно копотил дальше, до следующей стенки.

Flag Counter

Collapse )
я

Из опубликованного.



Из моей книги "Восхождение"



Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Книга Первая. Глава двадцатая.

Есть работа!

Цви Коэн, саманкаль, то есть заместитель генерального директора и технический директор компании, молодой еще тридцативосьмилетний мужчина, с утра скучал.
Жизнь не казалась ему подарком.
Фиат 127, старый и облезший, как дедушка Реувен, с утра опять чихал и кашлял, но всё же завелся, а проехав почти всю дорогу от Кирьят-Моцкина до улицы Керен-ха-есод уже в Кирьят-Бялике, застрял в ста метрах от места работы и, хоть тресни, так и не поехал дальше, пришлось там его и оставить, и топать пешком.

Зарплату задержали на два дня, а Сами, манкаль (гендиректор) и вроде бы, друг, не дал взаймы, пришлось залезть в минус в банке еще глубже до самого до разрешенного. Короче, всё так себе, надо крепко экономить, а то поездка на неделю в Швейцарию, которую запланировал с симпатичной коллегой по работе из «Лейтмана», материнской фирмы, сорвется. Надо крепко экономить на проектных расходах, особенно на зарплате сотрудников!

Он почесал высокий, правильной формы, лоб, а точнее крепкую залысину, и его круглые карие глаза задумчиво обвели потолок, давно не беленные стены и прошлись по двум рядам кульманов, за которыми уже корпели двое старательных "русских" конструкторов.

Габи, Рон и Миха, конечно же, еще на подходе, не торопятся, а эти уже пашут, только карандаши скрипят! Сабры – они сабры и есть, лентяи, в общем, а "русские" из кожи вон лезут, стараются, боятся, что выгоню!
Цви усмехнулся, самодовольно почесал в паху.
Вот еще одного вчера он пригласил на собеседование, совсем свежий, только что из ульпана, но, судя по корот-хаиму, должен быть толковым, куча патентов, а то, что старый, где-то за сорок, то вон Геннадий отлично пашет, хотя ему далеко за шестьдесят.

Flag Counter

Collapse )
я

О генетике, судьбе и характере. Коротко.



- Вот скажи мне, Дока, как другу ... Я тебе друг или как? Ты не думай, я ещё не пьян... Эта тёмно-коричневая жидкость ещё покрывает дно вот этой бутыли...э-э-э-э...или... ой... уже нет?
- Ой, конечно... то есть, друг, конечно... А что?
- Вот я и говорю... Допустим… допустим, ты с приятелем полез вечерком по сугробам к окнам женской бани... Допустим. Ты бы полез?
- Не понял. А на хрена?
- Поясняю на личном примере. Допустим, тебе с корешом на двоих двадцать шесть – двадцать восемь лет...э-э-э-э... Делим всё это пополам...так-с, что у нас выходит? Да-да. По тринадцать – четырнадцать лет… Ага. Какой вывод ты делаешь, Дока?
- Ну какой тут вывод... Два недомерка пубертатного возраста... В связи с обалдением от анонизма... э-э-э-э...у меня ход мыслей правильный?
- Факт. Железный ход. Как поступь Железного Феликса... Только вперёд – ни шагу назад!
- Во-во! Толковый ты парень! Ухватил, что называется, коня за вымя... Ага. Так вот. Только вперёд! А он что, дурак? Приятель мой. Когда нас застукал милиционер за этим благородным делом, он, дурак, полез прятаться в котельную тут же под банными окнами! Ну не дурак ли? Я-то рванул прямо навстречу этому мусорку, тот опешил и сдал назад – молодой, помню, парнишка был этот мусор, я рванул мимо него к забору, перемахнул через него – невысокий заборчик был, и дал дёру!
А приятеля моего блюститель нравственности, мать его, за шкирку вытащил и поволок в кутузку. Я потом шёл за ними по пятам до самого отделения милиции. Солидарность, ёлка-палка! Друга в беде не бросаем! А как же! Потом, правда, дружка отпустили, но мамкам нашим сообщили. Выволочку мы схлопотали, естественно, дорогу к окнам бани забыли...Но я не об этом.
- А о чём?
- Я о реакции наших организмов, как говорится. Вот смотри. Дружок струсил и попытался затыриться, да? А я попёр буром на милиционера, энергично и резко. Чем принудил его оторопеть. Чем я и воспользовался. Понимаешь?
- Пока что не очень.
- Так дело простое. Генетика создала меня шустрым бойцом, а его не шустрым и не бойцом. Вот отсюда наши разные реакции на реальную опасность. Усёк теперь?
- Да причём тут... хотя погоди... надо сообразить... Кстати, мы что-то стали нормально беседовать. Без пьянских тормозов. Без заиканий. С чего бы это? Надо сообразить ещё.

Flag Counter

Collapse )
я

Обвиняемый - страх.



Из моей книги "ЦИКЛОТИМИЯ"



ЦИКЛ УЖАСТИКИ

Путешествие по девяносто восьмой дороге на Голанских Высотах – это совсем не развлечение.
Нет здесь великолепия Кармеля с его лесами, парками, живописными уголками и бесчисленными харчевнями, нет здесь и талмудического оцепенения Цфата и его окрестностей или, скажем, божественного благолепия Иерусалима.
Зато здесь есть другое.
Здесь тебя сопровождает странное ощущение мощи прошлого, зыбкости сегодняшнего и неизвестности завтрашнего дня.
Действительно, дух защитников Гамлы в противостоянии с римлянами, танковые сражения в районе Кунейтры и Эль-Рома, тяжелые бои подразделения Голани на Тель-Фахр – с одной стороны, и неуютность, незастроенность Голанского Плато – с другой стороны, говорят о том, что здесь, в этих краях не только не поставлена точка в споре с Сирией, но, наоборот, кружит над тобой некое многоточие со всякими тяжкими запятыми.

Здесь, при отсутствии широкополосных шоссе, можно запросто разогнать тачку до двухсот км в час – и всем будет до фонаря, просто потому что народу здесь живет немного.
Редкие кибуцы да мошавы.

О Кацрине я не говорю – он все же несколько в стороне. Я толкую о дороге, идущей вблизи границы, вблизи зоны размежевания с Сирией.
Красные флажки не демонтированных почему то минных полей, иногда размываемых весенними паводками.
Заброшенная людьми группка одноэтажных домов в зияющих насквозь огромных дырах стен, пробитых танковыми снарядами.
Штукатурка этих домиков, испещренная рваными пулеметными очередями.
Все это создает впечатление, что еще не решен вопрос, чья эта земля и кто здесь хозяин.
Но главное, когда едешь здесь – это понимание того, что земля перемешана с кровью людей, с еврейской кровью. Тяжело и больно представлять, как из двадцати пяти бойцов подразделения Голани, штурмующих три ряда проволочных заграждений сирийцев, только четверо выжили, причем один из них лег на проволоку, а по его телу пробежали товарищи, атакующие врага. В сводках тех лет было сказано, что «с захватом высоты Тель-Фахр рухнула вся линия сирийских укреплений». И это был лишь один из эпизодов Шестидневной войны.

Flag Counter

Collapse )
я

Стресс по заказу - 1.





– Далеко не каждый может выдержать мощную стрессовую нагрузку на мозг.
– К чему это ты, Старик?
– А вот к чему.

Люди в большинстве своём безмозглы.
То есть, народ, в основном, дуболомный, туповатый или вовсе тупой, с манной кашей вместо мозга.
Очень большой процент населения вообще соответствует анекдотическому определению головы, как кости! Кость – чего там может болеть? Не верите? Граждане! Это медицинский факт. И не спорьте со мной!

– Мы и не спорим, Старый. Ты чего так завёлся? – Друг внимательно посмотрел на нашего приятеля и подлил ему в рюмку.
– Во-первых, я не завёлся. Я спокоен, как Кадаффи с Саддамом сейчас. Во-вторых, вспомнилось кое-что.
– Во! Это другое дело. Давай! Мы слушаем, затаив в зобу дыхалку. Я прав, Дока?
– Товарисч. Об чём лай? Даём Старому слово?
- Факт!

– А вспомнилось мне, друзья, как я поступал в аспирантуру МВТУ.
Это действительно, Высшее. И имени Баумана. Бауманка. Лучший технический вуз почившего в бозе Союза! Лучший! Не уверен, что сейчас там нельзя купить диплом за деньги или сделать докторскую за хороший баблос, но тогда...
Короче.
Поступаю в аспирантуру. Сдаю экзамены. А точнее, экзамен по специальности.
Дело было поутру.
Розовел восход...

– Ал-лё! Ба-ла-клава! Эй! Давай по делу! – я одёрнул Старика. Знал, что он зацепит интересную тему. У него иначе не бывает.

– Да. Розовел. Помню потому, что я воспринял тогда это, как знак провала. Получил задание. Сел. И понял, что я не отвечу на вопросы! Я сам от ужаса стал не то, что розовый, а пунцовый.

Flag Counter

Collapse )
я

Оксана, или Вселенский Разум.



Из моей книги "ПОВЕСТИ, РАССКАЗЫ, ИСТОРИИ"



Я остолбенел, увидев вдруг Зуева в кибуце.
– Арсений Иванович? Ты ли это?
– О! Привет!
– Каким ветром в наши края?
- Живу я здесь. Давно. Ты ведь знаком с моей женой Фирой?
– Конечно. С тех самых незабвенных пор….

Еще бы. Не знать Фиру! Доктор биологических наук, ниспровергатель авторитетов! Гроза дирекции Института АН СССР. Жена вот этого чудика.

Мы сели на лавочку рядом с открытым кибуцным бассейном.
Под голубоватой водой по дну ползал туда-сюда робот для очистки дна. За ним по поверхности воды длинной тонкой змеей крупными кольцами разматывался и петлял провод управления. Робот доходил до стенки, упирался в неё, разворачивался и беззвучно копотил дальше, до следующей стенки.

Flag Counter

Collapse )