Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

я

Эй, моряк! Ты где-то долго плавал...



– Так сколько лет ты проплавал, Эли?
– Двадцать три. А потом выкинули на пенсию. Похож я на пенсионера?
– Не очень.

Эли – здоровый мужичище сорока девяти лет, под два метра ростом, с буденновскими усищами и могучими бицепсами, сокрушённо вздохнул и отхлебнул из чашечки кофе.
Его майка взмокла от пота.

Он только что отложил в сторону молоток, которым гулко колотил по какой-то деревяшке, вгоняя её в скамейку - долгострой, сооружение которой длится уже третий день.

– Понимаешь, Дока, эти сволочи не дали мне ещё поработать хотя бы два года, тогда и пенсия была бы побольше. А всё почему? Образования, сказали, нет у тебя. Сейчас нам нужны образованные моряки, говорят.
Тьфу.
Какое образование надо ещё, чтобы палубу драить да девок портить в Мельбурне да в Кейптауне?

– Ого! Ты и в Кейптауне побывал?
– Конечно! Где я только ни побывал!
В Монтевидео был? Был.
В Сан-Пауло был? Был.
В Рио-де Жанейро был? Был.
В Бомбее побывал? Побывал.
Спроси лучше, где я не был?
По всему миру поплавал.

Flag Counter

Collapse )
я

Шагов, или Переэкзаменовка любви.




Доцент Шагов был страшен студенческой публике сразу несколькими параметрами.
Первое – он не смотрел в глаза.
Он смотрел куда-то вниз.
Но ежели его небольшие острые глазки впились в твои зрачки – значит тебе конец.
Утопит, как пить дать!

Второе.
Сам предмет.
На первой же лекции он объявил:
- Не надо отвлекаться на учебники и другую муру! Я вам читаю, вы конспектируете, а на экзаменах отвечаете только по моим лекциям – и всё! Шаг влево, шаг вправо – и вы в дерьме! Ясно?

Третье.
Мужик делал докторскую, а потому топил тематику в интегралах и дифференциалах по делу и без.
Запомнить всю эту муйню без поллитра было практически невозможно.

Ну и наконец, в-четвертых, среди студентов за ним шла слава мясника и головореза вперемешку с кровожадным вурдалаком: из группы в двадцать человек он, как правило, топил с десяток.
Остальные выползали с экзамена с обглоданной башкой набекрень и трояками в зачетках.
Четверка у Шагова считалась верхом совершенства и большим шиком.

Flag Counter

Collapse )
я

О Мухраке, клиньях и ерунде.




- Сегодня у меня отличное настроение, а потому буду вас накачивать лекциями по любому вопросу! Кстати, есть предложение. Дока, крутани руль влево! Давайте завернем на Мухраку!

Мы ехали, отобедав шашлычков в друзской деревне Дальят-эль-Кармель.
Ясное дело, что не в сухую отобедали, а хорошо заполировав мяско алкогольными напитками разной степени крепости.
Мне, как водителю, пришлось, правда, почти воздержаться, но Старик принял хорошую дозу, а потому говорил громко и с большим выражением!

- Вот знаете ли вы, коллеги, где мы едем? По горе Кармель, скажете вы, и будете правы! Но что такое Кармель – вы знаете? Это буквально «Божий виноградник». Вот ведь что характерно! Или, скажем Мухрака. Что сие значит? Да, да, Дока, вот по этой дороге и до упора!

Действительно, съехав с шоссе влево, мы вскоре добрались до стоянки автомобилей и двинули уже пешими к возвышавшемуся впереди сооружению.



Flag Counter

Collapse )
я

Кретин




Имею слабость – люблю Хамат–Гадер. Ну, вот хоть убей! Люблю – и всё!

Для тех, кто не в курсе.
На границе с Иорданией, недалеко от границы с Сирией есть израильский курорт с термальными водами температурой 42 градуса, бьющими с глубины два километра.
Тут же – крокодиловая ферма и можно любоваться десятками этих зверушек, вяло возлежащих в воде и около, с полураскрытыми полуметровыми хлеборезками.

Развалины древних римских бань красиво вписываются в изрезанный горный ландшафт, навевая томные мысли о вечном и о быстротечности нашей жизни, особенно если учесть игривую идею о том, что дурные крокодилы могут втихую выбраться из питомника и начать резвиться рядышком с культурно отдыхающими трудящимися.

Здесь недавно организован SPA, есть рестораны с таиландской и местной кухней.
Хорошо тут погреться в теплой водичке где-нибудь в декабре-январе, пожрать чего-нибудь оригинальненького и потрепаться с друзьями.

- Вон, смотрите, - лениво зевнув, сказал вдруг Старик, - во-о-он плетется кадр.

Он аккуратно указал глазами на мужичка, сильно обиженного природой.
Короткие ноги при нормальном туловище, крупная голова и непропорционально короткие руки с какими-то кривыми пальцами.

- Ну, чего ты попёр на несчастного? – вступился за мужичка Друг, - ну, бывает. Может он – жертва аборта или еще что-то в этом духе? А ты...

- Не скажи! – хитро ухмыльнулся Старик, - знаем мы этих жертв...

- Ясно, - вступил я в разговор, - давай, Старикашко, гони историю, а то сомлеем мы после бутылочки, сиамской жратвы и изобилия аккуратных девичьих туловищ, так развязно прогуливающихся возле нас и бросающих недвусмысленные взгляды на нашу троицу!

Flag Counter

Collapse )
я

Вживание.



Из моей книги:




Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Глава двадцать вторая

К Свете он летел, как на крыльях!
– Й-й-й-есть! Есть работа!
Когда она спросила, какая должность, сколько денег пообещали, какие условия? – он не смог ничего сказать: не было этих разговоров.
В голове стучало одно: в сорок с лишним лет! работа по специальности! в стране всего полгода! не зря учил иврит!
Всё не зря!

Небо заполыхало алмазами, будущее казалось ясным, не страшным.
Прошёл!
Ему вспомнилось, как два месяца назад в одном из городков, куда они заехали с родичами, в какой-то радио-мастерской он впервые увидел оле хадаша из новой алии, уже работающего, и разговорился с ним.

– Я пытался попасть на инженерную работу, – рассказывал тот, – но знаешь, какие они здесь: видят тебя насквозь! Сразу выпытали, что я знаю, чего не знаю и выкинули! И вот, я здесь ремонтирую приемники. Доволен.

Вспомнил Давид, как месяц назад его двоюродный брат-сабра «по блату» хотел устроить его в гараж мойщиком автобусов в ночное время, и он чуть было не согласился!
– Ну, помоешь тридцать автобусов с десяти вечера до четырех утра, утром в ульпан, а что?
– Так я – конструктор, изобретатель, начальник! Я...
– Это там ты был начальник, а здесь леат-леат, помаленьку, потихоньку, как мы все... Мы ведь здесь трудно жили и за десять-двадцать лет определились, с Божьей помощью. Вот я, к примеру, шофером всю жизнь...

И такая тоска брала за душу от таких разговоров!
Сколько он наслышался такого бреда в Союзе от ленивых, никчемных людишек, неспособных на большее и скрывающих эту никчемность за совковским фасадом фраз о том, что всякий труд почетен!
Серые людишки, и местные, и приехавшие, ещё не раз будут сбивать ему первые восторженные впечатления об этой стране, тащить его вниз, в серость и обыденность, от которой он убежал из развалившейся державы.

Но факт – он вышел на работу!

Светлана к тому времени, закончив ульпан, пошла учиться дальше – записалась в ульпан бэт для врачей и параллельно стала практиковать по новой методике германского массажа, курсы которого она закончила в Энске незадолго до отъезда. Она задумала освоить альтернативную медицину, которая набирала популярность в Израиле.

Flag Counter

Collapse )
я

Предновогоднее.





– Детство золотое! Где оно? Увы, как говорили в старину, увы, увы…
Кстати, вам не кажется, что это словечко – просто дурацкое! Птичье какое-то. Утиное. Увы-увы. Тьфу.
– Ты сегодня начнешь наконец-то? Или лучше выпьем по стопарю?
– Всё! Начал. Предварительно выпив стопарь! Лехаим!

Так вот, я и говорю, завидую вам, потому что вы в детстве были балбесами, учились плохо, и потому у вас было время болтаться по улице, водиться со шпаной, пытаться реализовать свои способности к детовоспроизводству и прочее.

Я же, как вам известно, был девственником и круглым отличником! Круглым! То есть, пи-дэ или же два-пи-эр! Именно так означается исключительно круглая окружность без всяких там выбросов в сторону, то есть, экивоков! Пи, умноженное на диаметр или на два радиуса!

– Друг! Пощупай у него лоб! Он же сегодня невыносим! Больной или пьяный? Вроде, не с чего.
– Лоб в норме, Старик! Он просто обалдел от красоты этого места. Ципори – это красиво, да, Дока?

023.JPG



– Красиво, красиво, ребята, меня несет от этой красоты. Просто какой-то понос слов, ей-богу. Но больше не буду. Продолжаю.

Итак.
Будучи отличником, я не обращал внимания на девчонок.
Некогда было. Получив золотую медаль и поступив в вуз без экзаменов, я несколько осмелел и расслабился.
А что, говорил я себе, а не расслабиться ли слегка? Насчёт девочек. А то подпирает снизу меня уже давно, а выхлопу никакого! И выбросу. Разрядки, короче.
На стенку стал лезть ко второму курсу. А анонизм я презирал, как класс. Гадость и ужас. Разбазаривание семян. Связь с кулаком. Криминально это.
Так я размышлял, размышлял, а на девчонок поглядывал уже предметнее и предметнее!
Среди студенток я не нашёл подходящую для первого секса, а потому стал искать на стороне.
И вот однажды гуляли мы с приятелем по городу. Прошвыривались.
– Пошли, прошвырнёмся!

Flag Counter

Collapse )
я

Богодухов



Главы, не вошедшие в первую редакцию книги "Восхождение"


К этому времени уже несколько студенческих сокурсников Давида защитили диссертации и работали в НИИ и ВУЗах.
Один из них, Гена Мальгин давно уже подбивал его к науке.
Были они тогда в городке Богодухове, на Украине.

А занесла их туда нелегкая по части военной переподготовки.
По военной специальности, полученной в университете, Давид был командиром взвода сто миллиметровых зенитных орудий.
В августе того года его вызвали в военкомат и предложили пройти переподготовку на ракетчика.
На Украине он еще никогда не был, хотя корни по линии отца с матерью были там, а кроме того, отвлечься от работы, побывать в новом месте, поесть фруктов – август ведь! – почему нет?

Была еще одна причина для радости от этого вызова: в отношениях с женой уже с год как пробежала кошка, причем размеры этой кошки с каждым днем увеличивались.
В голове прочно сидела мысль: что-то надо делать! Развод?

Мысль не оформившаяся, но постоянная и нудная от безысходности: подрастал сынишка, родной и смешной мальчонка, к своим трем годам доставивший и много радостей и много хлопот.

В военкомате он и встретился с Мальгиным, спокойным добрым парнем, с которым вместе слушали лекции на одном потоке.
– Здорово, Давид!
– Привет, Гена! Ну что, поехали вместе, что ли? Веселее будет.
– Давай. Слушай, ты еще не защитился? Ты где работаешь?
– Я на авиазаводе, конструктора мы. А ты?
– А я вот в аспирантуре маюсь, пишу работу.
– Ну как, идёт? Сидоров вон, защитился. Он мне рассказывал, что вкалывает двадцать часов в сутки, ноги ночью в тазу с холодной водой держит, чтобы не спать! А-ба-лдеть! В гробу я видел такую науку, в белых сандалиях с ремешками!
– Да, упорный он парень, далеко пойдет, если не помрет в тазу этом! Но ты, вроде, способный шибко, чего торчишь на этом заводе?
– Не-е-е, неспособный я к таким подвигам. Ну да ладно, наговоримся еще на эту тему, у нас ведь впереди целых три месяца!

Небольшой городок Богодухов был известен в широких слоях узкого круга лиц тем, что в годы войны он дважды был награжден Железным Крестом за преданность фюреру.
Почти все взрослое население после войны было выслано в Восточную Сибирь сроком на двадцать лет, чтобы там оно подумало о неправильности своего поведения.

Срок ссылки бандеровцев заканчивался, и они возвращались на родину к моменту трехмесячного визита, по военной надобности, обоих приятелей!
И пришлось приятелям не раз любоваться на этих крупных мордатых стариков, во время регулярного патрулирования с офицерскими погонами на плечах, в сопровождении двух солдат-резервистов!

Flag Counter

Collapse )
я

Тряхнём стариной - 2.



предыдущее здесь:
https://artur-s.livejournal.com/6496045.html

– Были.
Вот вспомнил двух навскидку.
Два ленинских стипендиата. Но каждый со своими приветами.
Юра Постоенко – это первый из первейших. Он поражал всех. Кстати, воспитывала его тётка. Тётя Валя. Где были его родители – понятия не имею. Ещё на втором курсе, когда мы с ним организовывали поход на Алтай, к Телецкому озеру, я обратил внимание на его энциклопедичность. Матерь божия, откуда у него тогда были такие знания обо всём? Точные расчёты без прибегания к справочникам – всё в голове. Объяснить, что и как, затрудняюсь.

Кстати, начиная с четвёртого курса, он уже преподавал в нашем же вузе, можешь себе представить? Какую-то профилирующую дисциплину. Не помню точно, какую, но факт – вёл семинары и принимал курсовые.
Так вот, как это часто бывает, женился он на такой серой мышке, что пройдёшь – не заметишь!
Сам-то был красавцем и умницей, а вот по женской части не везло. Родили они дочку, а вскоре разошлись. После окончания вуза мы с ним не виделись, но ребята из наших туристов, с которыми мы ходили на Алтай, а потом на хребет Хамар-Дабан у Байкала, рассказали мне о нём.

Женился он по-новой, девка была покрасивше первой жены.
Боевая и толковая. А Юра к тому времени стал попивать. И вот на одной вечеринке, танцуя какой-то рок, он, поддавши крепко, перевернул жену вверх ногами, да и не смог удержать! Выпала она из его рук, да и сломала шею. Что там дальше было – врать не буду, но вскоре после этого он уехал в Севастополь, где стал крупным разработчиком корабельной техники по радиотехнической части. Детали не знаю, но вроде бы, не стал делать диссертацию, ни ту, ни другую. Это про Юру.
Чем кончилось дело с шейнополоматой женой я тоже не в курсах.
Жаль, что жизнь вот так разводит нас с интересными людьми. Напрочь. Насовсем. С удовольствием бы пообщался с Юрой.

Flag Counter

Collapse )
я

Наваждение

Из моей книги "Восхождение"



Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Книга Первая. Глава тридцать первая.

Наваждение.


- С Лерой я познакомился в институте, но первые два курса не обращал на нее внимания, потому что веселая, необычная для скромного тихого мальчика-отличника, студенческая жизнь захватила меня целиком.
Я нашел новых друзей, с которыми, кстати, мы и сейчас продолжаем дружить, были и легкие флирты на вечеринках, в общем, как у всех.
Но что-то случилось на третьем курсе, когда постепенно, исподволь, Лера вошла в мою жизнь, как говорится, захватила мое сердце, душу - и это без всяких потуг с ее стороны.

Это была довольно толстая девушка с большими карими глазами и неординарным умом. Полуеврейка, хотя по матери она писалась русской и страшно хотела избавиться от еврейского синдрома! Но внешность, типично семитская, мешала и мешает ей всю жизнь.

К слову сказать, ваши глаза, доктор, чуть-чуть напоминают ее, хотя у вас они немного чернее и намного приятней, можете принять это за комплимент.
- Спасибо, продолжайте, не отвлекайтесь, - Светлана чуть порозовела от удовольствия.

Flag Counter

Collapse )
я

Первая любовь



Если ехать от Нацерета в сторону Хайфы, и завернуть направо в Рамат-Ишай, а потом на развилке свернуть налево, то попадёшь в ресторанчик "Лимузин", где подают замечательного приготовления мясо.

– А всегда ли, Дока, если заворачиваешь налево, попадаешь на приличное мясо? – спросил Друг, тщательно пережёвывая здоровенный кусок телятины, приготовленной именно замечательно, под всякими соусами и подливками.
– Фу, как грубо, – ответил я, не переставая орудовать ножом и вилкой. – Почему ты грязно ругаешься в присутствии самого Старика?
– Ладно, – с набитым ртом откликнулся Старик. – Сегодня я добрый. Пусть грубит. Хотя я бы на его месте рассказал за таким шикарным обедом что-нибудь полезное в сочетании с приятным, а может быть, даже поучительным и где-то с философским уклоном!
– Можешь, Друг? Я ведь знаю, что можешь! Извлеки из анналов…
– Откуда, откуда?
– Ну вот, опять ты пытаешься пошлить… Нет, правда. Давай, двинь нам что-нибудь о чистом и безгрешном. Например, о любви, но без этих твоих заносов и прочих штук, тесезеть… О самой первой твоей любви, к примеру.
– Ладно, – неожиданно быстро сказал Друг. – Подняли бокалы! За первую и абсолютно безгрешную любовь, но с вариациями и уклонами в сторону философических размышлений!
Итак.
Её звали Алей.
А точнее, Алевтиной Алексеевной.

Flag Counter

Collapse )