Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

я

Сосед рассказывает...



- Где-то не так давно прочитал, что секс положительно влияет на память.
Не буду врать, то ли на кратковременную, то ли на долговременную. Врать не буду. Я ведь не врач или там какой учёный. Я обычный человек, токарю помаленьку. Вот на хату трёхкомнатную натокарил, колёса под жопой, а как же? Сейчас у всех, считай, машина имеется. Только у натуральных долбодятлов нету. А так, у всех. Жена хорошая, правильная. Деток двое. Всё, как у всех. Почти что.
Вот.
А тут про секс пишут. Интересно же.
Знаешь, Дока, когда это дело на практике, так сказать, обкатываешь, то вроде, привычное дело и нужное организму, как воздух, вода и жратва. Привыкаешь. А куда деваться. Ну, сам понимаешь, чего тут размазывать сопли по стенке. Не будем углубляться.

А вот память...
Стал я замечать, что жинка тоже к своим сорока годочкам стала жаловаться на это дело. То то забудет, то это.

Flag Counter
Collapse )
я

Метания. Кризис набрал обороты.



Из моей книги "Восхождение"




КНИГА ВТОРАЯ.
Глава двенадцатая.

Метания.

После моего возвращения ты несколько раз звонил мне и пытался договориться о встрече. Я просила:
– Перестань меня терроризировать, перестань надо мной издеваться, то, что ты делаешь – настоящие пытки для меня! Я больше не могу, оставь меня в покое!

Однажды, возвращаясь с работы, я вдруг увидела тебя. Ты стоял на Комсомольском проспекте и ждал меня. Я спросила: зачем ты здесь? Опять всё то же?
Выглядела я ужасно. Похудела, почернела, глаза потухли. Это мне мама так говорила, ругая меня за то, что я не могу прийти в себя от очередного разрыва с тобой. Я действительно почти ничего не ела, у меня отбило аппетит, посерела с лица, как говорится. Я ведь уже окончательно решила забыть тебя и выкинуть всё, что было между нами, из головы!

Мы присели на скамейку.
В руке у меня был какой-то журнал, то ли "Знамя", то ли ещё какой-то, сейчас забыла, в котором было повествование о каком-то народе-племени, которое живёт в Гималаях, об их духовной жизни, о том, для чего человек вообще приходит в этот мир. Я тогда впервые наткнулась на эту тему. Этот журнал я нашла в книжном шкафу у моего заведующего отделением в больнице, нашего Главного кардиолога, и попросила его дать прочесть мне именно эту статью.
Я прочла её несколько раз, она мне страшно понравилась.

Я не запомнила точно сам текст, но помню, что там было много такого, что касалось нас с тобой! А точнее, касалась тебя. Я уже давно поняла, что ты за человек, что жизнь сделала из тебя, как ты связался с этой женщиной, во что ты превратился, – ты ведь подстроился под этот мир, ты стал не самим собой, я видела это!
Все эти комплексы, с которыми ты жил, вся эта твоя внутренняя борьба с самим собой, с миром, который ты создал себе сам, с неестественным миром твоего воображения! Ты жил совсем не своей жизнью, поэтому ты заработал этот жуткий невроз, из-за которого ты и глотал таблетки, лишился сна и погрузил сам себя во мрак!

Flag Counter

Collapse )
я

Вера Шадрина.




Говорит мне знакомая:
- Получила письмо из России от подруги. Та рассказывает жуткую историю из сегодняшней жизни там. Есть у нас общая знакомая, страшная у нее судьба. Жила она со стариками-родителями в трехкомнатной квартире, потом старики умерли, оставили квартиру ей.

А сын ее, живший у своей подружки, занялся бизнесом.
И, чтобы вложить в новое дело кучу денег, попросил их у мамы.
Она, дура, меняет свою трехкомнатную квартиру на однокомнатную, а разницу отдает ему. Он клянется-божится, что разбогатеет – отдаст!
Конечно, дело его накрылось медным тазом, и он снова приперся к маме с клятвами, что уж на этот-то раз...
Эта дуреха продает однокомнатную, переехав к своей сестре.
Дурачок снова прогорает и вот – финал: он живет у своей девки, а мамка, выгнанная через полгода своей сестрой, вышедшей замуж, летом живет на своей даче, а зимой – в чьем-то офисе, где моет полы и тем зарабатывает на жизнь.
А ей уже под пятьдесят.
Дочка замужем в другом городе, не помогает.
Ужас.

- Она не замужем? - спрашиваю
- Какой там замужем! Была замужем. Трижды. Потом спилась или наркоманкой стала – не знаю.
А сама-то с отличием закончила аспирантуру ЛЭТИ – Ленинградского электротехнического….
- Упс! – выдохнул я, - уж не Верой ли ее кличут?
- Да. А ты ее знаешь?

Flag Counter

Collapse )
я

Припай




Интересная баба эта Томка.
Во всех смыслах.
Во-первых, красивая, яркая, броская.
В ней мешанина армянской, русской и еврейской кровей бурлит и прет наружу, цепляя всех, кто попадает под обстрел ее небольших блестящих глаз.
Пройти мимо нее невозможно, не окинув взглядом короткую стрижку пышных черных волос, спортивную фигуру и всегда элегантную одежду.

Как-то, было дело, зацепился взглядом и я.
На пятом курсе, когда голова только лишь наполняется умными мыслями, а все жилы и главная из них уже переполнены эротической мощью и требуют немедленного извержения, я и встретил ее.

На очередном студенческом сабантуе в общежитии после танцев я затащил ее в чью-то комнату, долго возился, а она, прихохатывая, томно говорила, понарошку отбиваясь от меня:
- Ну чо я такого сделала? Ну чо ты?

При этом слово «чо» она шепеляво произносила «тьо», а точнее – мягко так «тцьо» и прижималась как бы невзначай.
Чуть было не сказал: «невзнатцьяй»!
И прищуривалась, поглядывая игриво щелочками черных глаз.

Flag Counter

Collapse )
я

О Буржуях и Совках.




– Что-то скучно стало в последнее время, -– Старик протяжно зевнул, – извиняюсь, ребята. Дока, расскажи что-нибудь смешное, а то всё надоело: политика, политика, техника, даже бабы! Вот ведь как бывает…
– Разогни, разогни, Дед, а то насчёт баб ты загнул! – Друг лениво потянулся за рюмкой.
– Да. Тут Старик ошибся, я согласен, – поддержал я, – это у него случается от недоперепития. Так о чём рассказать? Заказывай!

Мы любим приезжать сюда, в это кафе на пляже Хоф Дор, недалеко от Зихрон-Якова, напротив арабской деревни Фурадайс, что можно читать как Парадиз, что, в свою очередь, означает Рай. Я, конечно, сомневаюсь, что Рай находится именно в этой деревне, но ни с кем из местных не спорю на эту тему, хотя они со своими кальянами иногда рассаживаются в большом количестве недалеко от кафешки и ведут неспешно свои арабские разговоры.
А мы сидим на веранде, потребляем в меру алкоголь под острую закуску и наблюдаем за белыми барашками волн, бьющими в мелкую гальку и песок под шумное придыханье приливов-отливов.


– Насчет смешного не обещаю, – начал я, – просто в последнее время скопились в кучу то ли смешные, то ли грустные факты о некоем не то что противопоставлении, а скорее, о некотором отчуждении…
– Дока, не тяни кота за хвост! Чего это ты замямлил? Я не ожидал от тебя такой тягомотины! Выкладывай! – строго отрезал Старик, глядя в сторону морской пучины, – наверняка что-то душетрепещущее хочешь нам доложить!
– Пожалуй и так. Ладно. Слушайте. Я, знаете ли, добрый человек…
– Ой, ой, ой. Дока – добрый …– Друг поперхнулся пивом Гольдстар, – Дока – добрый…
– Не веришь, что ли? Да, я – добрый, но иногда… Вот послал я в очередной раз фотографии на доисторическую родину. Родичам послал. Нормальные фоты. Идеологически выдержанные, я считаю. Дом свой снаружи, дом внутри, сад, машина, пейзажики на фоне моря или, наоборот, море вкупе с сухопутными пейзажами – в общем, ничего особенного, среднее, не чрезвычайное.
И что же вы думаете?
Получаю ответ от брательника, застрявшего в Сибири на всю оставшуюся жизнь. И пишет он следующее: – Ну вы, мол, там, буржуи. По-буржуйски живёте. Красиво. Не то, что мы, простые труженики, бедные и практически разнесчастные. В таком вот духе.
Я, конечно, внутренне напрягся. Вздрогнул внутренне, знаете ли. А с чего это вдруг, думаю, я вдруг оказался вдруг буржуем? Ведь это словечко глубоко угнездилось в моём сознании, как очень нехорошее, противное, пакостное и оскорбительное! Я достаточно ясно излагаю, граждане буржуи?

Flag Counter

Collapse )
я

Сосед рассказывает...



- Где-то не так давно прочитал, что секс положительно влияет на память.
Не буду врать, то ли на кратковременную, то ли на долговременную. Врать не буду. Я ведь не врач или там какой учёный. Я обычный человек, токарю помаленьку. Вот на хату трёхкомнатную натокарил, колёса под жопой, а как же? Сейчас у всех, считай, машина имеется. Только у натуральных долбодятлов нету. А так, у всех. Жена хорошая, правильная. Деток двое. Всё, как у всех. Почти что.
Вот.
А тут про секс пишут. Интересно же.
Знаешь, Дока, когда это дело на практике, так сказать, обкатываешь, то вроде, привычное дело и нужное организму, как воздух, вода и жратва. Привыкаешь. А куда деваться. Ну, сам понимаешь, чего тут размазывать сопли по стенке. Не будем углубляться.

А вот память...
Стал я замечать, что жинка тоже к своим сорока годочкам стала жаловаться на это дело. То то забудет, то это.

Flag Counter

Collapse )
я

Рассказ маргинала



Впервые я попал в Париж лет двадцать тому назад. Фирма послала меня для решения некоторых технических проблем, возникших у потребителей наших приборов.
Неприятности начались сразу.

Дело было весной, и над Парижем стоял, висел и лежал густой туман со смогом.
В аэропорту им. Шарля де Голля меня встретил наш представитель и мы влились в поток автомобилей, идущих в город.
Шли на небольшой скорости, километров семьдесят-восемьдесят.
Вдруг впереди идущая машина встала!
Мы врезались в нее.

Оказывается в этом грёбаном тумане кто-то не туда въехал, и машины стали врубаться друг в друга, произошла так называемая цепочная авария, в которой пострадали более ста шестидесяти автомобилей.
Мой коллега, сидевший рядом с водителем, загремел в больницу с незначительными травмами, я отделался легким испугом.
Здравствуй, Париж!

Дела на объекте шли ходко, и Дан, этот самый представитель фирмы, отпущенный из больницы через три дня, вызвался показать мне город моей юношеской мечты.

Flag Counter

Collapse )
я

Метания. Кризис набрал обороты.



Из моей книги "Восхождение"




КНИГА ВТОРАЯ.
Глава двенадцатая.

Метания.

После моего возвращения ты несколько раз звонил мне и пытался договориться о встрече. Я просила:
– Перестань меня терроризировать, перестань надо мной издеваться, то, что ты делаешь – настоящие пытки для меня! Я больше не могу, оставь меня в покое!

Однажды, возвращаясь с работы, я вдруг увидела тебя. Ты стоял на Комсомольском проспекте и ждал меня. Я спросила: зачем ты здесь? Опять всё то же?
Выглядела я ужасно. Похудела, почернела, глаза потухли. Это мне мама так говорила, ругая меня за то, что я не могу прийти в себя от очередного разрыва с тобой. Я действительно почти ничего не ела, у меня отбило аппетит, посерела с лица, как говорится. Я ведь уже окончательно решила забыть тебя и выкинуть всё, что было между нами, из головы!

Мы присели на скамейку.
В руке у меня был какой-то журнал, то ли "Знамя", то ли ещё какой-то, сейчас забыла, в котором было повествование о каком-то народе-племени, которое живёт в Гималаях, об их духовной жизни, о том, для чего человек вообще приходит в этот мир. Я тогда впервые наткнулась на эту тему. Этот журнал я нашла в книжном шкафу у моего заведующего отделением в больнице, нашего Главного кардиолога, и попросила его дать прочесть мне именно эту статью.
Я прочла её несколько раз, она мне страшно понравилась.

Я не запомнила точно сам текст, но помню, что там было много такого, что касалось нас с тобой! А точнее, касалась тебя. Я уже давно поняла, что ты за человек, что жизнь сделала из тебя, как ты связался с этой женщиной, во что ты превратился, – ты ведь подстроился под этот мир, ты стал не самим собой, я видела это!
Все эти комплексы, с которыми ты жил, вся эта твоя внутренняя борьба с самим собой, с миром, который ты создал себе сам, с неестественным миром твоего воображения! Ты жил совсем не своей жизнью, поэтому ты заработал этот жуткий невроз, из-за которого ты и глотал таблетки, лишился сна и погрузил сам себя во мрак!

Flag Counter

Collapse )
я

Беглец. Повесть. - 1.



Из моей книги "Повести, рассказы, истории"




Ещё запыхавшись от бега вверх по лестнице на третий этаж, он подошёл к краю.
Плоская крыша дома не была огорожена – дом новый, не успели.

Посмотрел вниз – стало жутко.
Тошнота, отступившая, было, во время подъёма, снова подошла к горлу.
На правой руке, чуть выше локтя он заметил капли запёкшейся крови и серо-красные капельки.

– Это её мозги. Надо было всё же сменить рубашку, – вяло подумал он.
Посмотрел вокруг.

Желтоватые двухэтажные домики обступали огороженный дощатым забором двор, где валялись бетонные плиты, кучи строительного мусора и сложенный штабелями красный кирпич.
Дальше, за домами, виднелось море.
Хайфа спускалась к нему ступенчато.

Был полдень.
Море уходило к горизонту голубым полотном.
В отблесках солнца полотно блестело, переливаясь и слепя глаза.

– Всё, жизнь кончилась, – прошептал он, и сделал ещё один, предпоследний, шаг.
Страха не было.
Было желание поскорее кончить с этим.
– С чем с этим? С такой жизнью, будь она проклята!

И за секунду до последнего, теперь уже, шага в бездну эта жизнь...



Flag Counter

Collapse )
я

Метания. Кризис набрал обороты.



Из моей книги "Восхождение"




КНИГА ВТОРАЯ.
Глава двенадцатая.

Метания.

После моего возвращения ты несколько раз звонил мне и пытался договориться о встрече. Я просила:
– Перестань меня терроризировать, перестань надо мной издеваться, то, что ты делаешь – настоящие пытки для меня! Я больше не могу, оставь меня в покое!

Однажды, возвращаясь с работы, я вдруг увидела тебя. Ты стоял на Комсомольском проспекте и ждал меня. Я спросила: зачем ты здесь? Опять всё то же?
Выглядела я ужасно. Похудела, почернела, глаза потухли. Это мне мама так говорила, ругая меня за то, что я не могу прийти в себя от очередного разрыва с тобой. Я действительно почти ничего не ела, у меня отбило аппетит, посерела с лица, как говорится. Я ведь уже окончательно решила забыть тебя и выкинуть всё, что было между нами, из головы!

Мы присели на скамейку.
В руке у меня был какой-то журнал, то ли "Знамя", то ли ещё какой-то, сейчас забыла, в котором было повествование о каком-то народе-племени, которое живёт в Гималаях, об их духовной жизни, о том, для чего человек вообще приходит в этот мир. Я тогда впервые наткнулась на эту тему. Этот журнал я нашла в книжном шкафу у моего заведующего отделением в больнице, нашего Главного кардиолога, и попросила его дать прочесть мне именно эту статью.
Я прочла её несколько раз, она мне страшно понравилась.

Я не запомнила точно сам текст, но помню, что там было много такого, что касалось нас с тобой! А точнее, касалась тебя. Я уже давно поняла, что ты за человек, что жизнь сделала из тебя, как ты связался с этой женщиной, во что ты превратился, – ты ведь подстроился под этот мир, ты стал не самим собой, я видела это!
Все эти комплексы, с которыми ты жил, вся эта твоя внутренняя борьба с самим собой, с миром, который ты создал себе сам, с неестественным миром твоего воображения! Ты жил совсем не своей жизнью, поэтому ты заработал этот жуткий невроз, из-за которого ты и глотал таблетки, лишился сна и погрузил сам себя во мрак!

Flag Counter

Collapse )