Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

я

Припай




Интересная баба эта Томка.
Во всех смыслах.
Во-первых, красивая, яркая, броская.
В ней мешанина армянской, русской и еврейской кровей бурлит и прет наружу, цепляя всех, кто попадает под обстрел ее небольших блестящих глаз.
Пройти мимо нее невозможно, не окинув взглядом короткую стрижку пышных черных волос, спортивную фигуру и всегда элегантную одежду.

Как-то, было дело, зацепился взглядом и я.
На пятом курсе, когда голова только лишь наполняется умными мыслями, а все жилы и главная из них уже переполнены эротической мощью и требуют немедленного извержения, я и встретил ее.

На очередном студенческом сабантуе в общежитии после танцев я затащил ее в чью-то комнату, долго возился, а она, прихохатывая, томно говорила, понарошку отбиваясь от меня:
- Ну чо я такого сделала? Ну чо ты?

При этом слово «чо» она шепеляво произносила «тьо», а точнее – мягко так «тцьо» и прижималась как бы невзначай.
Чуть было не сказал: «невзнатцьяй»!
И прищуривалась, поглядывая игриво щелочками черных глаз.

Flag Counter

Collapse )
я

Последняя встреча



Из моей книги "ВОСХОЖДЕНИЕ"



Предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/148150.html?nc=18
И здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?nc=33

Книга Вторая. Глава двадцать девятая.


– Посмотрите туда! – Наташа показала рукой на север. – Вы видите вон там, вдали, на горах домики? Это Цфат – один из святых городов Эрец Исраэль.
Иерусалим, Хеврон, Тверия, Цфат – эти названия из Танаха, то есть, попросту из Библии. Мы туда тоже съездим как-нибудь.
А сейчас посмотрите направо. Это и есть Тверия, мимо которой мы проехали сейчас, но после обеда завернём и туда.
А озеро Кинерет называется так потому, что оно имеет форму скрипки на виде сверху. А слово кинор на иврите означает скрипку. Но это озеро называют также морем. Тивериадское озеро-море. И Тверия и это озеро называлось так римлянами по имени императора Тиберия. Также это озеро называется Гинносарретским…

Давид знал всё это и до этой мини-лекции.
Он невнимательно слушал Наташу, служащую мэрии городка Кирьят-Тивон, где они со Светой учились в ульпане.
Оба они пока что пребывали в состоянии шока от первых месяцев в стране.
Всё, буквально всё им здесь нравилось.
И погода. И природа. И люди.
Тяготила лишь неизвестность, которая ждала их после окончания ульпана.
Что делать? Где искать работу? Где жить? Как помочь детям, которые хлебают полной ложкой плоды горбачёвской перестройки?
Жутковато становилось от этих мыслей. Мороз бороздил по спине.
Полная, полнейшая неизвестность!

– Цфат – это интересно, – Давид повернулся к жене, тоже смотревшей в ту сторону.
Во-первых, этот кадровик – помнишь? – из отдела кадров Управления железной дороги говорил, что Цфат на берегу моря, а он, вон он где – высоко в горах. Виллу дали кому-то в Цфате, на берегу моря! Вот трепло! Нет, я не сержусь на него, он же молодец, говорит, как хорошо государство Израиль заботится о вновь прибывших – сразу, мол, виллу дают на берегу моря! Но я вот о чём думаю. В Цфате крупный медицинский центр на базе тамошней больницы, по-моему, это как раз для тебя! А я брошу эту чёртову инженерию и подамся в ешиву. Буду изучать Тору. Начинать жизнь заново! С белого листа! Это классно! Отращу бороду, надену кипу…

Светлана молча оглядывала берега Кинерета. Ей было не по себе. Как мы тут устроимся? Что с нами будет? Где мы оказались?

Flag Counter

Collapse )
я

А вы кишку глотали?



Говорит мне сосед-аргентинец (я недавно о нём вам рассказывал):
- А ты в поликлинике живот не проверял?
- Нет, - говорю, - пока что бог миловал. А что такое?
- Боюсь, страшно, там надо какой-то зонд или как его там - глотать. И они будут смотреть, почему он у меня болит.

Вы помните, я рассказывал, что сосед ещё плохо изъясняется на иврите, и то, что я вам сейчас передал - это шедевральная грамотность, а уж как он мне это экал и мекал и показывал руками - это отдельная песня. Ну да ладно.

Я ему и говорю:
- Я тут недавно рассказ написал. Хочешь, я тебе его коротко перескажу? Как раз про живот!
- Перескажи.
И я стал пересказывать, переводя его на иврит по памяти, хохоча до слёз от ...

Но что же это я?
Вам-то не надо на иврит переводить! Вы и по-русски поймёте.

Flag Counter

Collapse )
я

20 января 1991 года




Из моей книги "Восхождение"




Книга Первая. Глава двенадцатая.

Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Когда они вышли из здания аэропорта, было уже светло.
Давид глазам своим не верил: сегодня двадцатое января, разгар зимы, а вокруг – лето!

Огромные пальмы приветственно помахивали своими стрельчатыми опахалами на легком ветерке, на клумбах пестрели живые, налитые яркими сочными красками, цветы, а в теплом свежем воздухе пряно веяло незнакомыми ароматами.
– По-моему, хитрые евреи искусственно насадили все это, потому что этого не может быть, чтобы двадцатого января, в разгар зимы... – пробормотал он.

Таксист, пожилой смуглый человек, спросил коротко на иврите:
– Куда?
– В Кармиель!
И первое путешествие по стране началось.

Дорога от Тель-Авива, расположенного в центре страны, до Кармиеля в Галилее шла по шоссе, идущему вначале параллельно Средиземному морю, так что супруги, вытянув шеи, не отрывали глаз от синих вод.
Затем она плавно повернула направо.

Вокруг мелькали городские постройки, переходящие в просторные поля с зелеными всходами, а затем равнинная дорога перешла в холмистую, и в районе Зихрон-Якова начались предгорья Кармеля.
Снова правый затяжной поворот, и, петляя, дорога вышла к Галилейским холмам и устремилась на восток, в сторону Сирии, к плато Голаны, к знаменитым Голанским высотам.

Flag Counter

Collapse )
я

А вы кишку глотали?



Говорит мне сосед-аргентинец (я недавно о нём вам рассказывал):
- А ты в поликлинике живот не проверял?
- Нет, - говорю, - пока что бог миловал. А что такое?
- Боюсь, страшно, там надо какой-то зонд или как его там - глотать. И они будут смотреть, почему он у меня болит.

Вы помните, я рассказывал, что сосед ещё плохо изъясняется на иврите, и то, что я вам сейчас передал - это шедевральная грамотность, а уж как он мне это экал и мекал и показывал руками - это отдельная песня. Ну да ладно.

Я ему и говорю:
- Я тут недавно рассказ написал. Хочешь, я тебе его коротко перескажу? Как раз про живот!
- Перескажи.
И я стал пересказывать, переводя его на иврит по памяти, хохоча до слёз от ...

Но что же это я?
Вам-то не надо на иврит переводить! Вы и по-русски поймёте.

Flag Counter

Collapse )
я

Последняя встреча



Из моей книги "ВОСХОЖДЕНИЕ"



Предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/148150.html?nc=18
И здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?nc=33

Книга Вторая. Глава двадцать девятая.


– Посмотрите туда! – Наташа показала рукой на север. – Вы видите вон там, вдали, на горах домики? Это Цфат – один из святых городов Эрец Исраэль.
Иерусалим, Хеврон, Тверия, Цфат – эти названия из Танаха, то есть, попросту из Библии. Мы туда тоже съездим как-нибудь.
А сейчас посмотрите направо. Это и есть Тверия, мимо которой мы проехали сейчас, но после обеда завернём и туда.
А озеро Кинерет называется так потому, что оно имеет форму скрипки на виде сверху. А слово кинор на иврите означает скрипку. Но это озеро называют также морем. Тивериадское озеро-море. И Тверия и это озеро называлось так римлянами по имени императора Тиберия. Также это озеро называется Гинносарретским…

Давид знал всё это и до этой мини-лекции.
Он невнимательно слушал Наташу, служащую мэрии городка Кирьят-Тивон, где они со Светой учились в ульпане.
Оба они пока что пребывали в состоянии шока от первых месяцев в стране.
Всё, буквально всё им здесь нравилось.
И погода. И природа. И люди.
Тяготила лишь неизвестность, которая ждала их после окончания ульпана.
Что делать? Где искать работу? Где жить? Как помочь детям, которые хлебают полной ложкой плоды горбачёвской перестройки?
Жутковато становилось от этих мыслей. Мороз бороздил по спине.
Полная, полнейшая неизвестность!

– Цфат – это интересно, – Давид повернулся к жене, тоже смотревшей в ту сторону.
Во-первых, этот кадровик – помнишь? – из отдела кадров Управления железной дороги говорил, что Цфат на берегу моря, а он, вон он где – высоко в горах. Виллу дали кому-то в Цфате, на берегу моря! Вот трепло! Нет, я не сержусь на него, он же молодец, говорит, как хорошо государство Израиль заботится о вновь прибывших – сразу, мол, виллу дают на берегу моря! Но я вот о чём думаю. В Цфате крупный медицинский центр на базе тамошней больницы, по-моему, это как раз для тебя! А я брошу эту чёртову инженерию и подамся в ешиву. Буду изучать Тору. Начинать жизнь заново! С белого листа! Это классно! Отращу бороду, надену кипу…

Светлана молча оглядывала берега Кинерета. Ей было не по себе. Как мы тут устроимся? Что с нами будет? Где мы оказались?

Flag Counter

Collapse )
я

Последняя встреча



Из моей книги "ВОСХОЖДЕНИЕ"



Предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/148150.html?nc=18
И здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?nc=33

Книга Вторая. Глава двадцать девятая.


– Посмотрите туда! – Наташа показала рукой на север. – Вы видите вон там, вдали, на горах домики? Это Цфат – один из святых городов Эрец Исраэль.
Иерусалим, Хеврон, Тверия, Цфат – эти названия из Танаха, то есть, попросту из Библии. Мы туда тоже съездим как-нибудь.
А сейчас посмотрите направо. Это и есть Тверия, мимо которой мы проехали сейчас, но после обеда завернём и туда.
А озеро Кинерет называется так потому, что оно имеет форму скрипки на виде сверху. А слово кинор на иврите означает скрипку. Но это озеро называют также морем. Тивериадское озеро-море. И Тверия и это озеро называлось так римлянами по имени императора Тиберия. Также это озеро называется Гинносарретским…

Давид знал всё это и до этой мини-лекции.
Он невнимательно слушал Наташу, служащую мэрии городка Кирьят-Тивон, где они со Светой учились в ульпане.
Оба они пока что пребывали в состоянии шока от первых месяцев в стране.
Всё, буквально всё им здесь нравилось.
И погода. И природа. И люди.
Тяготила лишь неизвестность, которая ждала их после окончания ульпана.
Что делать? Где искать работу? Где жить? Как помочь детям, которые хлебают полной ложкой плоды горбачёвской перестройки?
Жутковато становилось от этих мыслей. Мороз бороздил по спине.
Полная, полнейшая неизвестность!

– Цфат – это интересно, – Давид повернулся к жене, тоже смотревшей в ту сторону.
Во-первых, этот кадровик – помнишь? – из отдела кадров Управления железной дороги говорил, что Цфат на берегу моря, а он, вон он где – высоко в горах. Виллу дали кому-то в Цфате, на берегу моря! Вот трепло! Нет, я не сержусь на него, он же молодец, говорит, как хорошо государство Израиль заботится о вновь прибывших – сразу, мол, виллу дают на берегу моря! Но я вот о чём думаю. В Цфате крупный медицинский центр на базе тамошней больницы, по-моему, это как раз для тебя! А я брошу эту чёртову инженерию и подамся в ешиву. Буду изучать Тору. Начинать жизнь заново! С белого листа! Это классно! Отращу бороду, надену кипу…

Светлана молча оглядывала берега Кинерета. Ей было не по себе. Как мы тут устроимся? Что с нами будет? Где мы оказались?

Flag Counter

Collapse )