Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

я

Вовка Кузьмин с прибором, или 5 марта 53 года




Это были времена раздельного обучения.
Мальчики отдельно, девочки отдельно.
Поскольку нефиг!

А наш седьмой А вообще был сборищем закаменских хулиганов.
Закаменка – это район почти за пределами города, там была сплошная безотцовщина, отцы не вернулись с войны, а матерям воспитывать было некогда. Накормить, обуть, одеть детишек - вот и пахали кто где за кусок хлеба да рванину для детишек.

Ножи-финки в карманах у половины пацанов, зоски – это такие куски шерсти, прикреплённые к свинцовой пломбочке, их подбрасывали согнутой ногой – кто дольше, тот и выиграл, и прочие развлечения в таком духе.
Круглые репродукторы в домах, одна радиостанция на весь Союз, один телевизор на округу, голуби у соседа Юрки – он их продавал и пил на выручку беспробудно, лыбясь своей красной рожей от посадки до посадки в тюрягу за мелкие правонарушения, типа тяпнул у соседей слоников с комода или ещё что-то в таком духе.

А Вовка был старше нас на два года, которые отсидел один раз в пятом классе, а один раз в шестом.
Пацаны в классе подобрались шпендиками метр с шапкой, а он был рослый, симпатичный, ходил всю дорогу в спортивных штанах с лампасами, что было шиком.

На уроках стоял бедлам.
Во-первых, одни пацаны, девочек-то не было, во-вторых, учителями были бывшие фронтовики с наградными колодками на пиджаках, которые строжились, вызывая ответную негативную реакцию, или училки типа Зои Викторовны, биологички, горбатенькой со злым лицом и постоянной оравшей на нас скрипучим злобным голосом.

Flag Counter

Collapse )
я

ЖЕНЫ ВАСИЛИЯ СТАЛИНА

Василий Сталин был фактически женат 4 раза, имел четверых собственных детей, не считая усыновленных детей его жён от прежних браков. Неофициальных романов в его жизни тоже было много. Молодой красивый лётчик, сын «самого» Сталина пользовался у женщин большим успехом…



Первой женой Василия была Галина Бурдонская. Когда Василий оповестил отца о своей первой женитьбе, Иосиф Виссарионович благословил сына правительственной депешей: «Что ты спрашиваешь у меня разрешения? Женился — черт с тобой! Жалею ее, что вышла замуж за такого дурака». Наверное, Василий, зная крутой нрав и тяжёлую руку отца, обрадовался и такому поздравлению.



Из воспоминаний Г.Бурдонской: "Познакомилась я с Василием на катке. Он подъехал ко мне, как-то отчаянно, весело познакомился, дурачился на льду, картинно падал, поднимался и снова падал. Проводил домой...

Василий по натуре был человеком шальной смелости. Ухаживая за мной, он не раз пролетал над станцией метро "Кировская" на небольшом самолете. За такие вольности его наказывали. Но наказывали робко и Сталину Иосифу Виссарионовичу не докладывали".
"Галина Александровна Бурдонская, училась в Полиграфическом институте. Фамилия ее идет от прадеда - француза Бур доне. Пришел он в России) вместе с армией Наполеона, был ранен. В Волоколамске женился на русской.

Зимой 1940-1941 годов на катке «Динамо» по адресу Петровка, 26 хоккеист Владимир Меньшиков опрометчиво представил свою невесту другу, младшему летчику 16-го авиаполка. Девушку звали Галя – Галина Бурдонская, студентка полиграфического института. Красивая. Вскоре над ее домом у метро «Кировская» барражировал легкий самолет.
По ночам во двор с треском врывалась мотоциклетка. Галина квартира утопала в цветах. Помимо самой престижной в довоенном СССР профессии младший летчик имел и самую престижную фамилию – Сталин. Галя уступила. Расписались 30 декабря. Невеста была в красном платье. Не знала, что примета не к добру…

“С Василием Иосифовичем Сталиным они поженились в 1940 году. Я родился в сорок первом, а через полтора года появилась на свет сестра Надежда... Мама была жизнерадостным человекам. Она любила красный цвет. Свадебное платье, неизвестно почему, сшила себе красное. Оказалось, это дурная примета...” (Из воспоминаний А.Бурдонского, сына В.Сталина.)

“Был он немножко, знаете, такой Паратов из «Бесприданницы». Вот когда ухаживал за мамой, вот все его полеты над «Кировской», метро «Кировской», где она жила... Вот так вот, это он умел делать.

Collapse )
пасть

Побасёнки

Один из учеников спросил Аристотеля: «Учитель, скажи, чем ты отличаешься от остальных людей?» Ответ философа был быстр и беспощаден: «Они живут для того, чтобы есть, а я ем для того, чтобы жить».

Во время гражданской войны будущий лауреат Нобелевской премии по физике Игорь Тамм попал в плен к одной из банд Махно. Его отвели к атаману — «бородатому мужику в высокой меховой шапке, у которого на груди сходились крест-накрест пулеметные ленты, а на поясе болталась пара ручных гранат».
— Сукин ты сын, коммунистический агитатор, ты зачем подрываешь мать-Украину? Будем тебя убивать.
— Вовсе нет, — ответил Тамм. — Я профессор Одесского университета и приехал сюда добыть хоть немного еды.
— Брехня! — воскликнул атаман. — Какой ты профессор?
— Я преподаю математику.
— Математику? — переспросил атаман. — Тогда найди мне оценку приближения ряда Маклорена первыми n членами. Решишь — выйдешь на свободу, нет — расстреляю.
Тамм не мог поверить своим ушам: задача относилась к довольно узкой области высшей математики. С дрожащими руками и под дулом винтовки он сумел-таки вывести решение и показал его атаману.
— Верно! — произнес атаман. — Теперь я вижу, что ты и в правду профессор. Ну что ж, ступай домой.
Тамм так никогда и не узнал фамилию атамана. (Уолтер Гратцер «Эврики и эйфории»)

В конце Великой Отечественной войны, когда церковь укрепила свой авторитет пожертвованиями в Фонд обороны, у тогдашнего патриарха Сергия состоялся необычный разговор со Сталиным.
— У нас осталось совсем немного священнослужителей, и мы просим разрешить открытие семинарии и академии для подготовки необходимой смены.
— Что же вы нэ убэрэгли свои кадры?
— Растаскивают, Иосиф Виссарионович!
— Как так растаскивают?
— Да вот, готовили мы одного в епископы, а он стал Верховным главнокомандующим!
— Ха-ха! Разрэшаю!
Один высокий духовный иерарх подтвердил достоверность этой истории. («Несколько историй академика В. Л. Янина»)

Однажды немецкого ботаника Карла Гебеля знакомый художник позвал оценить его новую картину «Грехопадение». Ученый долго рассматривал картину и вдруг заявил, что яблоки нарисованы неверно. Художник удивился: «Почему неправильно?» Гебель объяснил: «Потому что сорт яблока, которое Ева протягивает Адаму, был выведен всего восемьдесят лет назад».

Известный немецкий художник Ганс Гольбейн был придворным живописцем английского короля Генриха VIII. Однажды в своей мастерской он повздорил с каким-то лордом и спустил его с лестницы. Оскорбленный вельможа явился к королю, пожаловался на художника и грозился убить его. На что король заявил: «Милорд, я запрещаю вам даже думать об этом! Я могу взять любых семерых крестьян и сделать из них таких же лордов, как вы. Но из семи любых лордов мне не сделать и одного Гольбейна!»

Незадолго до смерти Гейне позвал нотариуса и продиктовал ему свою последнюю волю: «Все свое состояние и гонорары за будущие издания своих произведений я оставляю своей жене при условии, что она снова выйдет замуж». Нотариус очень удивился: «Но почему вы так поступаете?» Поэт ответил: «Я хочу, чтобы на земле хоть один человек вспоминал меня с благодарностью».

Француский король решил прочитать свои стихи известному поэту Николя Буало а потом попросил его высказать свое мнение о них. Поэт оказался изысканно дерзок: «Государь! Для вас нет ничего невозможного: вам захотелось написать плохие стихи, и вы сделали это».

Знаменитая итальянская певица Катерина Габриелли запросила у Екатерины II пять тысяч дукатов за два месяца выступлений в Петербурге.
— Я своим фельдмаршалам плачу меньше, — запротестовала императ­рица.
— Отлично, Ваше императорское величество, — отпарировала Габриелли, — пусть ваши фельдмаршалы вам и поют.

Collapse )
я

Гость из будущего



Автор Юрий Гудименко

– ...Ну, за Победу! Можем, типа, повторить! – под общий хохот провозгласил Ванечка и первым выпил. Тёплая водка полилась по глотке вниз, а за ней по пищеводу покатился плохо пережёванный турецкий огурец.

Московские пацаны отмечали День Победы на небольшом диком пляже возле безымянного ручья. Припаркованная возле стихийной свалки "девятка", принадлежащая уважаемому (в рамках собственного подъезда) пацану по кличке Кабан, хриплым голосом вещала про осень в лагерях. Водка лилась по пластиковым стаканчикам, огурцы и редиска горкой валялись на подстилке, а пацаны пили за дедов, за Путина и за баб. За баб и Путина – искренне.

– А прикиньте, пацаны, как бы мы в Союзе жили! – задумчиво произнёс Кабан, помахивая сушёной воблой, как волшебной палочкой. – Квартиры на халяву давали! Машины нормальные... И это, ну, страна сильная! Армия ого-го!

— Пожядок жогда быж, — веско сказал Коля-Колобок, пытаясь разжевать невкусную редиску.

– Да-а-а... В Союзе было хорошо! Вот бы туда попасть!.. – мечтательно протянул двадцатилетний Ванечка, украдкой вытирая георгиевской ленточкой пятно от кетчупа на футболке с надписью "Russia". Кетчуп попал прямо на морду нарисованному медведю, и казалось теперь, будто морда у медведя в крови.

– Попади-ка, Ванечка, лучше в машину, и притащи пивка оттуда, – под общее гоготание скомандовал уважаемый человек Кабан. Ванечка послушно устремился.

Вскоре пиво внутри Ванечки потребовало выхода. Уже порядком подгулявший Ванечка спорить с пивом не стал и, пошатываясь, отправился в кусты на берегу ручья.

Расстегнув ширинку, Ванечка пустил струю и зажмурился от удовольствия.
В этот момент, ломая неприхотливый Ванечкин кайф, откуда-то сзади и снизу послышалось тихое:

– Спа... си...те...

Collapse )
датышо

Автора! Кто знает автора?



Краткий курс истории Советского Союза


С утра Ильич залез на броневик,
прокашлялся, хлебнул из фляжки воду
и битый час, не глядя в черновик,
втирал мозги служивому народу,

Народ с похмелья одурел, узнав,
что все ему принадлежит в России,
солдаты - захватили телеграф,
матросы - побежали грабить Зимний.

Когда бы дело было не спьяна,
неясно, как бы дальше обернулось,
но дул норд-вест, Фаина промахнулась,
и началась гражданская война.

Четыре года, не жалея ног,
кто был ни с чем - по городам и весям
ходил с ружьем и хапал все, что мог,
а что не смог - поджег или повесил.

Ильич болел, заметно спал с лица
и, чтобы долго не тянуть резину,
вздохнул и удалился к праотцам,
оставив власть Иосифу-грузину.

Что делать с властью - тот пока не знал
и как-то раз, от мыслей утомленный,
решил построить Беломорканал
и лагеря для слишком одаренных.

Однажды Йосик, сильно подустав
держать народ в ежовых рукавицах,
сидел, курил табак, но супостат
нахально утром перешел границу.

С тем супостатом, честно говоря,
вполне могли бы справиться к обеду,
но полстраны сидело в лагерях
и не ковало общую победу.

Ливонцев мы бивали, и не раз,
про то рассказ в прадедовой былине,
и хоть народу полегло у нас,
но мы войну закончили в Берлине.

Чуть оклемались - новая печаль
легла на весь народ советский грузом -
грузин пошел проведать Ильича,
и наступило время кукурузы.

Теплело - новый барин как-никак,
тех, кто сидел безвинно - отпустили,
и запустили в космос двух собак,
и сельское хозяйство запустили.

Потом партсъезд и новый поворот -
Никиту отстранили от работы,
всю власть прибрал Ходячий Анекдот,
и жизнь пошла похлеще анекдота.

На труд ходила с песнями страна,
(сменилась власть, сменилась и харизма),
мы помним - БАМ, Магнитка, Целина -
наш светлый путь к победе Коммунизма.

Хоть жизнь идет, а смерть не за горой,
на многих судьбах след афганской пыли,
и умер Пятизвёздочный Герой,
и мы его смеясь похоронили.

И началось - по радио Шопен,
Бетховен, Бах, другие виртуозы -
во властной кухне членоперемен
вожди менялись, словно в вазе розы.

Страна еще жила под кумачом,
и всем казалось это неизменным,
но Михаил Сергеич Горбачев
решил стране устроить перемены.

Консенсус, гласность, праздник для души -
собрания народных депутатов,
но тут Бориска Мише предложил
освободить кремлевские палаты.

В лесной глуши, вдали от шумных мест
трех коммунистов посетила муза,
и сей же час издали манифест,
что больше нет Советского Союза.

Отметив это дело по сто грамм,
вчерашние поборники марксизма
спокойно разбежались по домам...
Но жив бессмертный Призрак Коммунизма...

источник
я

Из русских крестьян в еврейские поселенцы





Есть в Иорданской долине, неподалеку от Иерихона, маленькое поселение, примечательное сразу по нескольким причинам. Во-первых, создано оно было в 1993 году, когда новые поселки в Иорданской долине уже не появлялись, более того, по соглашениям Осло, подписанным в тот же год, Израиль вообще прекратил строить еврейские поселения на землях, освобожденных в Шестидневную войну.

Во-вторых, построили его русскоязычные израильтяне. Собственно, почти вся страна была когда-то создана евреями из России, но в наше время такого уже давно не случалось. Наконец, в-третьих, создали его не русские евреи, а еврейские русские — потомки русских крестьян, прошедших гиюр.

Предки основателей поселка жили в Ильинке, деревне под Воронежем. Еврейскую традицию соблюдали неукоснительно, консультировались с московскими раввинами. От советской власти спрятались на Северном Кавказе, где в начале 60-х создали артель по лесозаготовкам, точнее коммуну, или попросту киббуц. Сообща и ели, и работали, и молились. Все доходы собирали в общую кассу. И мечтали жить в Земле Обетованной.

Трудолюбивые работники исправно выполняли план, а местное начальство закрывало глаза на то, что артельщики не работали в субботу. Поддерживали связь с посольством Израиля в Москве, готовясь переехать в Святую Землю. Алия была намечена на лето 1967-го. Но весной грянула Шестидневная война, а ее следствием стал разрыв дипломатических отношений СССР с Израилем. Власти спохватились и «разоблачили гнездо сионистов». За позорный разгром арабских армий, вооруженных советским оружием, ответили коммунары. Вместо Израиля отправились они в лагеря и психушки. Лишь в 70-х отсидевшим и выжившим удалось наконец подняться в Эрец-Исраэль.

Ури Кармиэли родился на Кавказе, но вырос уже в Израиле. Учился в Бней-Браке, потом в Иерусалиме. Мечта родителей о создании своего поселка прочно засела в его голове.

Collapse )
я

Что конкретно сказала О.Г.Шатуновская



(получено по почте)

О.Г.Шатуновская, "Долгий ящик XX съезда", "Общая газета" N 014 от 10.04.1997.

ДОЛГИЙ ЯЩИК XX СЪЕЗДА

Ольга Григорьевна Шатуновская (1901 - 1990) пережила всех, кому после XX съезда КПСС было поручено расследование преступлений культа личности ("комиссия Шверника"). Но и она нигде и никогда не выступала с публикациями о работе комиссии. Считала, что не имеет права предавать огласке материалы, предназначавшиеся только для членов Политбюро. Она даже не подозревала, что дети и внуки тайно записывали то, чем она могла поделиться лишь в кругу семьи. Из этих записей составилась книга, которая, может быть, когда-нибудь выйдет в свет (под редакцией известного культуролога Григория Померанца). Пока же читателям "ОГ" предлагается фрагмент воспоминаний Ольги Шатуновской о событиях, происходивших между XX и XXII съездами.


Collapse )
я

Лев Зильбер, брат Вениамина Каверина.



получено по почте

Единственный случай в
> истории!

>
> Когда знаменитый писатель Вениамин Каверин только приступил к наброскам
> плана «Двух капитанов», его старший брат Лев Зильбер выл от боли, получая
> удары коваными сапогами под ребра и корчась на каменном полу Бутырки. Из
> него выбивали признание в намерении заразить Москву энцефалитом через
> водопровод. Это был второй его арест. Первый раз вирусолога Зильбера
> арестовали в 1930-м «за распространение чумы в Советской Армении», сразу
> после того, как он победил страшную эпидемию этой болезни в Нагорном
> Карабахе. Он не оговорил себя тогда и не собирался делать это сейчас —
> никакие пытки не могли заставить его подписать признание в шпионаже в
> пользу иностранного государства.
>
> Человек огромной воли и мужества, он напишет позже в своем дневнике:
> «Следователя нужно оставлять раздраженным, доведенным до бешенства,
> проигравшим в дуэли между безоружным человеком и махиной палачества,
> подлости и садизма».
>
> Всего пару месяцев назад — весной 1937 года — он совершил прорывное
> открытие. Выделил из мозга человека, умершего от клещевого энцефалита,
> первый в истории медицины штамм этого смертельного вируса. Вакцину он
> разработать не успел — вместо лаборатории его ждали донос, тюремная камера,
> сломанные ребра, отбитые почки, пытки бессонницей и голодом. Его отправили
> отбывать срок в Печорские лагеря, где он почти уже умер от голода и
> переохлаждения, когда жена начлага начала раньше времени рожать. Зильбер
> удачно принял ребенка и в благодарность был назначен главным врачом в
> лазарет. Заключенные в то время массово умирали от пеллагры — тяжелой
> разновидности авитаминоза. Зильбер провел серию опытов и разработал
> лекарство от пеллагры на основе мха и дрожжей. Тысячи жизней были спасены.
> Лагерного доктора срочно забрали в Москву. В 1939 году он был освобожден и
> стал заведующим отделом вирусологии в Центральном институте эпидемиологии и
> микробиологии Наркомздрава СССР, однако в 1940-м был арестован в третий
> раз.
>
> Его снова пытали, и он снова ничего не подписал. В результате он оказался в
> «химической шарашке», где разрабатывали дешевые методы производства спирта.
> Там, покупая у зэков живых крыс за махорку, он провел серию экспериментов,
> в ходе которых подтвердил вирусный механизм возникновения рака. Свое
> революционное открытие он записал микроскопическим шрифтом на двух листках
> папиросной бумаги, которые смог незаметно передать на волю во время
> свидания с первой женой. Она — сама известный микробиолог — сумела собрать
> подписи авторитетных медицинских светил СССР под просьбой освободить
> гениального коллегу.
>
> Открытие Зильбера было настолько ценным, что за вирусолога вступился даже
> главный хирург Красной Армии Николай Бурденко. Его письмо с подписями более
> чем десятка академиков легло на стол Сталину в марте 1944 года. В тот же
> день Зильбера освободили.
> Летом 1945-го он нашел и вывез в СССР семью — жену, сестру жены и двоих
> сыновей, уцелевших в немецких рабочих лагерях, где они провели три с
> половиной года.
В том же году произошло из ряда вон выходящее событие:
> Сталин лично извинился перед ученым и вручил ему премию своего имени.
> Другого такого случая, когда всесильный генералиссимус попросил прощения у
> «стертого в лагерную пыль», битого, ломаного, но не сломленного
> интеллигента, история не помнит.

> Льва Зильбера избрали действительным членом Академии медицинских наук,
> назначили научным руководителем Института вирусологии АМН СССР и главой
> отдела вирусологии и иммунологии опухолей Института эпидемиологии,
> микробиологии и инфекционных болезней АМН СССР.
>
> Одержать победу над раком Льву Зильберу так и не удалось. Но всей своей
> жизнью он смог доказать, что страшная опухоль произвола, поразившая нашу
> родину, отступает перед твердостью человеческого духа и чистотой сердца.
> Лев Александрович Зильбер навсегда останется в нашей памяти не только
> великим ученым, но и безоружным человеком, выигравшим дуэль с «махиной
> палачества, подлости и садизма».
>
> Автор Сергей Протасов
я

Мифы и правда о Л.П. Берия

(получено по почте)


26 июня 1953 года три стоявших под Москвой танковых полка получили приказ министра обороны - загрузиться боеприпасами и войти в столицу.
Такой же приказ получила и мотострелковая дивизия.
Двум авиадивизиям и соединению реактивных бомбардировщиков было велено в полной боевой готовности ждать приказа о возможной бомбардировке Кремля.
Впоследствии была озвучена версия всех этих приготовлений: министр внутренних дел Берия готовил государственный переворот, который требовалось предотвратить, самого Берию арестовали, судили и
расстреляли. 50 лет эта версия никем не подвергалась сомнению.
Обычный, да и не очень обычный человек знает о Лаврентии Берии только две вещи: он был палачом и сексуальным маньяком. Все остальное изъято из истории. Так что даже странно: почему Сталин терпел возле себя эту бесполезную и мрачную фигуру? Боялся, что ли? Загадка.



Collapse )
я

Что конкретно сказала О.Г.Шатуновская

(получено по почте)

О.Г.Шатуновская, "Долгий ящик XX съезда", "Общая газета" N 014 от 10.04.1997.

ДОЛГИЙ ЯЩИК XX СЪЕЗДА

Ольга Григорьевна Шатуновская (1901 - 1990) пережила всех, кому после XX съезда КПСС было поручено расследование преступлений культа личности ("комиссия Шверника"). Но и она нигде и никогда не выступала с публикациями о работе комиссии. Считала, что не имеет права предавать огласке материалы, предназначавшиеся только для членов Политбюро. Она даже не подозревала, что дети и внуки тайно записывали то, чем она могла поделиться лишь в кругу семьи. Из этих записей составилась книга, которая, может быть, когда-нибудь выйдет в свет (под редакцией известного культуролога Григория Померанца). Пока же читателям "ОГ" предлагается фрагмент воспоминаний Ольги Шатуновской о событиях, происходивших между XX и XXII съездами.



Flag Counter

Collapse )