Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

я

Минет с марганцовкой. Рассказ маргинала. +18 !!!





Из моей книги "ЦИКЛОТИМИЯ"



Впервые я попал в Париж лет десять тому назад.
Фирма послала меня для решения некоторых технических проблем, возникших у потребителей наших приборов.
Неприятности начались сразу.
Дело было весной, и над Парижем стоял, висел и лежал густой туман со смогом.
В аэропорту им. Шарля де Голля меня встретил наш представитель и мы влились в поток автомобилей, идущих в город.
Шли на небольшой скорости, километров семьдесят-восемьдесят.
Вдруг впереди идущая машина встала!
Мы врезались в нее.
Оказывается в этом гребаном тумане кто-то не туда въехал, и машины стали врубаться друг в друга, произошла так называемая цепочная авария, в которой пострадали более ста шестидесяти автомобилей.
Мой коллега, сидевший рядом с водителем, загремел в больницу с незначительными травмами, я отделался легким испугом.
Здравствуй, Париж!

Дела на объекте шли ходко, и Дан, этот самый представитель фирмы, отпущенный из больницы через три дня, вызвался показать мне город моей юношеской мечты.

Flag Counter

Collapse )
я

Встречались? Ну-ну. 18+ !!!

Из моей книги "ПОВЕСТИ, РАССКАЗЫ, ИСТОРИИ"




– Ну да. С этого всё и пошло.
– Вот, вот. У всех с этого всё и идёт. Но ты-то как же так влип? Ты же у нас за умного считаешься.
– В этом деле ум не важен. Там другой орган соображает.
– В точку. Он многим насоображал. Да-а-а, брат. Многие так встречались, встречались, да и навстречались! На всю жизнь.
На свою голову.
И на свою пятую точку.
Эх, житуха.
Давай дёрнем по одной!
Расскажи про это.
Ты же недавно развёлся, да?

Flag Counter

Collapse )
чаво-чаво?

Интим - советы для мужей и жён из 1894 года.



Советы почитаемой леди тех времен.



Рекомендации Рут Смитерс, возлюбленной супруги преподобного Л. Д. Смитерса, пастора Аркадской Методистской Церкви Восточной Региональной Конференции. ”The Madison Institute Newsletter”, Fall Issue 1894.

В далеком 1894 году Рут Смитерс, любимая супруга преподобного Смитерса из Методистской церкви, опубликовала несколько советов о том, как хрупкой женщине выжить в страшном мире этого отвратительного и безумно раздражающего интима, который так любят эти грубые мужчины.

Приличной женщине Викторианской эпохи это вульгарное занятие, конечно же, нравиться не могло.
А потому: «Давай мало, давай редко, а главное — давай неохотно. А то большинство мужчин, если им не запрещать, требовали бы секса почти каждый день».

Миф о больной голове не вчера родился:
«Лучшие друзья женщины в этом вопросе — это симуляция болезни, сонливости и головной боли».

Примирительный секс был не в почете:
«Ссоры, капризы, скандалы, свары, семейные сцены также могут оказаться весьма эффективными [в том, чтобы расхолодить мужчину], если использовать их поздним вечером».

Шаг вправо, шаг влево — извращение:
«Большинство мужчин по натуре своей являются довольно извращенными существами, и, если дать им хоть половинку шанса, они охотно примутся за самые разнообразные и притом просто отвратительные практики.
Среди прочего это: исполнять нормальный акт в ненормальной позиции; касаться губами женского тела и предлагать свои мерзкие тела, чтобы в свою очередь быть подверженными тому же действию».
(Однако,пасторша в этих вопросах была неплохо осведомлена!)

Любопытно, какие образчики порно-1894 прятал в своем сундучке пастор, если его супруга разразилась подобной филиппикой:
«Нагота, разговоры о сексе, чтение рассказов о сексе, просмотр фотографий и рисунков, изображающих или предполагающих секс, — это самые отвратительные привычки мужских особей, которые они охотно приобрели бы, если бы им разрешили».

Collapse )
я

Минет с марганцовкой. Рассказ маргинала.



Из моей книги "Циклотимия-бис"



Впервые я попал в Париж лет двадцать тому назад.
Фирма послала меня для решения некоторых технических проблем, возникших у потребителей наших приборов.
Неприятности начались сразу.

Дело было весной, и над Парижем стоял, висел и лежал густой туман со смогом. В аэропорту им. Шарля де Голля меня встретил наш представитель и мы влились в поток автомобилей, идущих в город.

Шли на небольшой скорости, километров семьдесят - восемьдесят.
Вдруг впереди идущая машина встала!
Мы врезались в нее.
Оказывается в этом гребаном тумане кто-то не туда въехал, и машины стали врубаться друг в друга, произошла так называемая цепочная авария, в которой пострадали более ста шестидесяти автомобилей.
Мой коллега, сидевший рядом с водителем, загремел в больницу с незначительными травмами, я отделался легким испугом.
Здравствуй, Париж!

Дела на объекте шли ходко, и Дан, этот самый представитель фирмы, отпущенный из больницы через три дня, вызвался показать мне город моей юношеской мечты.
Ах, Париж, ох, Париж, ух, Париж!



Ясное дело, Эйфель-шмейфель, Триумфальная арка, площадь Конкорд и Лувр, Версаль и Сена.





Потом был Монмартр с его узкими кривыми улочками, невысокими старыми домами и, конечно же, площадь дю Тертр, на которой, как и век назад, безвестные художники пишут свои натюрморты, пейзажи, портреты прохожих.

Flag Counter

Collapse )
я

Алгоритмы эроса. Загадки влечения. Секретные материалы





• Влюблённость и любовь, почувствуй разницу.
• Страсть и насморк. Зачем Ромео обнюхал Джульету?
• От ямки Якобсона до пропасти любви.
• Секреты вкусных поцелуев и гормональный коктейль.
• Химия любви и рефлекс собаки Павлова.
• Научный эрос и Анна под паровозом.
• Загадки, влечение и арифметика чувств
датышо

Интимная жизнь в женских колониях 18+







-А здесь в зоне как это? -Сказать грубо? На пальцах! Самое главное, чтобы кровать не скрипела.
В женской колонии больше всего ценятся изящные ножки. Надежда Галкина по прозвищу Птица в тюрьме билась на смерть за любимую женщину.
пасть

Что такое интим???





*Прохожий:* Интим - это болезнь, т. к. требует постельного режима".

*Врач:* "Какая же это болезнь, если затрачивается столько сил? Это работа!"

*Инженер:* "Какая же это работа, когда все лежат, а орудие производства
стоит? Это процесс."

*Адвокат:* "Какой же это процесс, если один дает другому? Это взятка!"

*Прокурор:* "Какая же это взятка, если двое удовлетворены? Это искусство!"

*Актриса:* "Какое же это искусство, если нет зрителей? Это наука!"

*Профессор:* "Какая же это наука, если самый паршивый студент может сделать
то,что я не могу? Это сделка!"

*Еврей:* "Вы уж меня извините, но какая же это сделка, если вкладываешь
больше, а вынимаешь меньше? Это грабеж!!"
я

Этюд заботливо-бордельный




Быть тоньше — не значит выбирать слова, а лишь выбирать время для слов.
Итак, кто не знает, в юности я изучал петербургские публичные дома (не похоти ради, а токмо волею пославшего меня туда главного редактора). Местные гражданки странного посетителя приняли хорошо, платил я за болтовню как за любовь, и они подробно рассказывали занятные истории из своей неоднозначной трудовой деятельности. Я далек от романтизации данного образа жизни, драм там было предостаточно, но и веселые, даже сказал бы светлые события происходили регулярно.



Одним из постоянных клиентов борделя на улице Марата был крупный научный деятель.
Представим себе, что звали его Арсений Михайлович.
Ученому было к семидесяти, милейший дедушка, который считал ниже своего достоинства развращать студенток, а исполнять супружеский долг со своей любовью юности, ставшей женой лет 40 назад, было выше его сил, да и ее тоже.
Тем не менее супругу он любил всем сердцем, о чем знал весь бордельный профсоюз, в остальном был ей верен и, более того, даже в публичном доме связал себя узами распутства с одной только девушкой. Звали ее Алиса, в миру Антонина из Луги.
Ходил дедушка к Алисе как на заседание кафедры, раз в две недели, заслужил право звать ее настоящим именем, приносил всем конфеты и даже имел в данной квартире собственные тапочки.
Также Арсений Михайлович хранил в местном баре армянский коньяк, который девушки считали дешевым пойлом, а профессорские упоминания Черчилля считали ругательством.

Помимо научных трудов, Арсений Михайлович что-то намутил в Перестройку и, в общем, не бедствовал, а родной институт даже обеспечил его извозчиком.
Как я уже сказал, ученый наш любил свою жену и подходил к вопросу конспирации со всей строгостью науки, так как обоснованно считал, что такого адюльтера старорежимная женщина не переживет и не простит.

Collapse )