Tags: Панов

я

Интервью: Голда Меир велела вернуться через 25 лет




Ведущий артист Кировского театра Валерий Панов получил приглашение перейти в Большой, но сделать это ему не позволили. Власти вынудили его остаться в Ленинграде, под неусыпным оком КГБ. Компетентные органы куда лучше самого артиста были осведомлены о его дальнейшей судьбе. Они обрекли его на 15-летний «отказ» и арест, а себя — на жесткую критику со стороны Запада, боровшегося за отъезд четы Пановых из СССР в Израиль...



О многотысячных демонстрациях и выступлениях в его защиту, выдворении из Союза, взаимоотношениях с Владимиром Высоцким и Михаилом Шемякиным, дружбе с Голдой Меир и Моше Даяном, мировой славе и непростой участи балетного искусства в Израиле Валерий Панов рассказал в интервью Jewish.ru.
— По какой статье вас посадили?

— Это называлось тогда «книксон». Приезжал президент США Никсон — впервые, на важнейшие переговоры. КГБ получил приказ: все подозрительные элементы, имеющие доступ к трассе, где проедет кортеж, надо изолировать. Я к тому времени уже был персоной нон-грата, потому что подал документы на выезд в Израиль, а жил рядом с этой трассой. Соответственно, меня сразу вызвали в милицию, на разговор. Отвезли, что-то поспрашивали, вошел генерал… Я испугался даже, подумал, что кто-то великий со мной сидит. Но это он по мою душу зашел. Камера для допроса выглядела так: маленький зал и покатый пол — чтобы всех обозревать. Я сидел в каком-то модном костюме от Ив-Сен Лорана, среди бандюг.

Collapse )